«Пусть нам дадут бумагу о депортации, и все»

Интервью с родственниками предполагаемого убийцы из Пугачева

Яха Назирова
Яха Назирова
Антон Наумлюк / «Лента.ру»

Ровно неделю назад возле кафе «Золотая бочка» в городе Пугачев (Саратовская область) убили 20-летнего демобилизовавшегося десантника Руслана Маржанова. В совершении преступления обвиняют 17-летнего жителя Грозного Али Назирова. После убийства в Пугачеве начались стихийные митинги и акции: жители требовали только одного — выселить всех чеченцев из города. «Лента.ру» поговорила с близкими родственниками Назирова — его отцом Умаром Назировым и тетей Яхой Назировой.

Перед нашим разговором из здания Следственного комитета в Пугачеве выводят Али Назирова в наручниках. Его сажают в «Газель» и везут в кафе «Золотая Бочка», где, по предварительным данным, Али двенадцатью ударами скальпеля в спину убил 20-летнего Руслана Маржанова. Родственники Али кидаются вслед «Газели», потом возвращаются обратно.

«Лента.ру»: Вы сами в Пугачеве живете?

Яха: Я не городская, деревенская. У нас фазенда в Пугачевском районе, там и живем.

Умар: Яха, погоди. Куда милиционеры поехали?

Яха: Сказали, на следственный эксперимент. (Мне.) Видите, отца не взяли, без отца поехали на следственный эксперимент, хотя не имели права, Али же несовершеннолетний. К нему Умар два дня назад специально из Грозного приехал, а его к сыну не пускают.

Что произошло в день убийства?

Яха: Бытовуха. Мой племянник Али, который к нам в деревню на лето приехал, и Руслан Маржанов захотели в кафе «Золотая бочка» с одной и той же девушкой познакомиться. Из-за нее и спор вышел. Они сначала просто дрались, а как Руслан обессилел, так Али его и пырнул.

Мы, как об этом узнали, сразу Али скрутили, сами его в милицию привезли, сдали. Мало того, Али вместе с братом своим двоюродным, сыном моим, Хамзатом, Руслана Маржанова лично в больницу отвез. В приемном отделении хирурга не было, так Али и Хамзат ему раны 40 минут зажимали. А сейчас следователи говорят, что это не наши ребята Руслана из кафе в больницу отвезли, а какие-то случайные люди.

После больницы Али к вам домой пошел?

Яха: Нет, не так немножко было. Хамзат, как они из больницы вышли, сразу стал на Али орать: «Что ты наделал? Зачем в руки скальпель взял?» Побил его, Али убежал, только утром мы его нашли, около восьми утра. Мы его забрали домой, дали рубашку чистую, в милицию повезли, сдали. Потом позвонили Умару. А дальше у нас в городе бунты начались страшные, мы дома прятались.

Позавчера пришли к нам друзья на Ураза, а в четыре утра вдруг врывается ОМОН: «Всех перестреляем, суки, *****!» Весь дом обыскали, изъяли у нас телефоны. Скрутили моих сыновей и Умара, увезли в ОВД. Умара отпустили, а мальчиков моих в тюрьме оставили. (Через несколько часов после интервью был арестован старший сын Яхи, Хамзат. Младший сын, Айрат, находится в ИВС города Балаково — прим. «Ленты.ру».)

Вы сколько лет в Пугачевском районе живете?

Яха: 22 года. Муж, ветеринар, сюда распределение после института получил. Раньше здесь все нормально было, все дружно жили. Кто же виноват, что Али сюда на лето отдыхать приехал? Кто виноват в бытовухе этой?

Умар: Он у нас всегда был хорошим, спокойным мальчиком.

На него же дело по краже в Шелковском РОВД в 2012 году завели.

Умар: Да, было такое. Но он не виноват, его старшие мальчишки на кражу отправляли. Все старшеклассниками были, а он — самый маленький. Ему год условно дали, давно уж эта судимость погашена.

Почему вы его на лето в Пугачевский район отправили?

Умар: Да он сам к тете запросился, а мы решили — пусть отдохнет перед выпускным годом. Ему в следующем году поступать нужно было, он в милицию хотел идти работать.

Яха: Очень он любил эту работу, все время так и говорил: «Я милиционером стану».

Когда вы его в ОВД везли, он описывал вам события в «Золотой бочке»?

Яха: Да его трясло всего, он неадекватный был. Я кричу: «Что у тебя в руках было?», а он отвечает: «Гвоздь, тетя. Наверное, гвоздь. Точно, гвоздь». Потом выяснилось, что это не гвоздь был, а скальпель.

Вы его спрашивали, где он скальпель взял?

Яха: Не знаю даже. С одной стороны, в доме были ветеринарные инструменты. С другой, Али говорил, что скальпель этот сам нашел, где — не сообщил. Вы только не думайте, что у нас ножи в доме повсюду: мы никакие не бандиты. Мы не хотели, чтобы этот ужас случился, и матери Руслана соболезнуем, как и все остальные. Сожалеем, что все так вышло. Если б мне сказали: «Яха, что ты готова сделать, чтобы это все исправить?» — я б своих обоих сыновей отдала, не задумываясь.

Вы сами далеко от Пугачева живете?

Яха: В ста километрах от города, в селе Рахмановка. Там живут башкиры, татары, немного русских. В Рахмановке к нам лучше относятся, чем в Пугачеве, они же нас давно знают. А вот в Пугачеве сейчас тяжело: друзья мои чеченцы жалуются, да и мне не по себе: у меня же работа здесь, я от ветеринарной лечебницы в Пугачеве санитаром работаю. Может, меня теперь с работы выгонят. В городе слухи ходят, что вот-вот скинхеды приедут. Говорили, что и к нам они поедут, мы на стрёме были, страшно нервничали, хотя дом наш, фазенду, после начала бунтов участковая милиция все время охраняла.

Вы поймите, нет у меня претензий к ОМОНовцам, которые ко мне в дом вломились, поскольку они же свою работу делали. Вот я — санитарка, хожу по дворам, спрашиваю: «Скотина есть? Давайте прививать буду, не хотите — пишите отказ». У меня такая работа, у ОМОНовцев другая.

Чем занимаются ваши дети?

Яха: Старшая дочь, Розина, английский язык в школе в Шелковском районе преподает. Младшая, Хава, учится на юриста в Балаково. Младший сын, Айрат, сварщик. Старший, Хамзат, окончил два курса ветеринарного института, сейчас дома мне по хозяйству помогает: у нас сто с лишним овец, причем ягнят я не считаю, только овцематок. Еще 70 голов крупного рогатого скота.

Но знаете, что я вам сказать хочу? Если что в городе случится, если бунты усилятся, а чеченцев насильно выселять будут, то я всех своих коз и овцематок брошу, заберу своих детей, кого не посадят, и уеду. Возьму бумагу от правительства, что нас выселяют, и только меня и видели. Я всю жизнь на это государство горбатила, у меня печень больная, и сердце. Пусть нам дадут бумагу о депортации, и все.

В Пугачеве есть люди, которые открыто заявляют, что «чеченцы город в страхе держат», вы об этом слышали?

Яха: 44 тысячи человек в этом городе, а чеченцев — меньше сотни. Да вы знаете, как люди в той же Рахмановке живут? Они говорят, мы на иномарках ездим, а у меня — «Иж-Ода». Те, кто такие слухи распространяют, они нам хотят еще больнее сделать, чтобы у нас не одно горе было, а два. Если дети по закону виноваты, пусть отвечают, мы согласны. Но зачем ситуацию раздувать, в политику нас втравливать? Мы знаем, что матери Руслана еще тяжелее, чем нам, я представить себе не могу, что это такое — ребенка своего потерять единственного. Но мы Али не направляли Руслана убивать, зачем же нам жизнь ломать, с обыском врываться, угрожать?

Часто Али в «Золотую бочку» ездил?

Яха: Брали его с собой сыновья мои, он часто с ними просился. Спрашивал: «Теть, пустишь меня?» Это я, я во всем виновата.

подписатьсяОбсудить
Как купить мушкет
Где приобретают «старинное» оружие и как из него стреляют
Обыски в офисе Главного следственного управления Следственного комитета РоссииСлед Шакро
Как перестрелка у московского кафе привела к задержанию высокопоставленных чинов
Сокрытое в волнах
Сколько ядерных бомб потеряно в Мировом океане
В прицеле — юг
Как российская армия отреагирует на дестабилизацию ближайших соседей
Чудаки пришли к успеху
10 самых необычных аккаунтов в Instagram
«Она определенно сошла с ума»
Мужья любительниц Instagram поделились своей болью
Убить за селфи
История «пакистанской Ким Кардашьян», которую задушил родной брат
Пигмент патриотизма
Фотоподборка о любви к Отчизне, выраженной россиянами в татуировках
Commuters brave rush hour on the northern line on the London underground in London, Britain August 5, 2015. Londoners face major transport disruption from Wednesday evening as train drivers and staff on the underground rail network walk out for the second time in less than a month. Unions are angry over plans to introduce a new night service from September and weeks of talks with transport bosses have failed to clinch a deal over pay and conditions.  REUTERS/Dylan Martinez   - RTX1N6X4«Одиночество за границей привело меня к неврозу»
История жительницы Краснодара, переехавшей в Лондон
Немаленький домик
Длительный тест MINI Cooper S Clubman: итоги, выводы и три цилиндра
Слово из трех букв
«Красная Свинья», седан, обгонявший Lamborghini, и другие безумные машины AMG
Госстандарт
Интересные машины, разработанные специально для Китая
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей