Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Когда мы уже будем нормально протестовать?!»

Как митинговали в поддержку Навального в Петербурге

Задержание участника акции в Санкт-Петербурге
Фото: Александр Демьянчук / Reuters

Вечером 18 июля в Петербурге состоялась акция в поддержку Алексея Навального. Она стала второй по численности (после столичного «народного сбора») из тех, что в этот день прошли в стране. На пешеходную Малую Садовую улицу, совсем рядом с Невским проспектом, вышли от 500 до нескольких тысяч человек — невзирая на моросящий дождь, к вечеру ставший ливнем. Полиция решила не разгонять несанкционированное «стояние», ограничившись точечными задержаниями. При этом питерские активисты действовали увереннее и жестче, чем прежде, по возможности даже вырывая из рук полиции соратников.

Малая Садовая ― одна из главных пешеходных зон в самом центре Петербурга ― к семи вечера была полностью заполнена людьми. Улица, похожая на переполненный вестибюль метрополитена, скандировала: «Свободу, свободу!» Люди тянули вверх руки с листовками-газетами «За Навального». На последней полосе местного тиража газеты, напечатанного на средства питерских сторонников оппозиционера, красовалась статья о диссертации губернатора Георгия Полтавченко, в которой недавно обнаружился плагиат.

Место проведения акции в поддержку Навального вызывало вопросы. Петербургские власти не согласовали заявленный местной оппозицией митинг ни на одной из традиционных площадок в центре. Не требующий согласований «Гайд-парк» на Марсовом поле не устраивал, в свою очередь, заявителей акции. В результате соорганизатор питерской «Стратегии-31» Андрей Пивоваров предложил провести мирное собрание в формате «народного схода» на Малой Садовой улице — как бы флешмоб, без выступлений и плакатов. «Это пешеходная улица в центре, блокировать ее смысла нет, а вот для сбора она очень удобная, так как запретить там собираться нельзя. Ее уже использовали для сбора футбольные болельщики, и на ней по определению нельзя мешать проходу граждан, а перекрывать ее полиция не станет, это ад будет», — рассуждал Пивоваров перед акцией.

В соцсетях высказывались мнения, что при желании небольшая улица легко блокируется с обеих сторон, и участники по сути несогласованной протестной акции теряют возможность вырваться из «бутылочного горлышка». Тем более что число этих участников было довольно трудно спрогнозировать. До объявления приговора Навальному «ВКонтакте» на специальной странице «встречи» зарегистрировались всего 700 человек, после — более двух с половиной тысяч. При этом «народный сход» на Малой Садовой неожиданно проанонсировали не только городские интернет-СМИ, но и аполитичные паблики, ориентированные на массовую аудиторию.

В итоге, по оценке полиции, пришло около 500 человек. По независимым подсчетам, на Малой Садовой было несколько тысяч горожан. Андрея Пивоварова задержали в первые полчаса акции ― его, как и других активных участников, целенаправленно скрутили ОМОНовцы (которых, впрочем, было совсем немного ― чуть больше десятка). Очевидно, прямой команды жестко разгонять собравшихся у полиции не было, хотя ОМОН то и дело рассекал толпу и тащил к автобусу очередного активиста. В результате в автозаках оказались около 40 человек, включая депутата местного Законодательного собрания от «Яблока» Ольгу Галкину и оппозиционного музыканта Михаила Новицкого (позже он выбрался из автозака через окно).

Одного из задержанных сковали наручниками — он буйно сопротивлялся; схватили также и беременную женщину. Гражданский активист Динар Идрисов буквально наскакивал на высоких полицейских чинов, наблюдавших за «народным сходом» с Невского проспекта: люди в погонах некоторое время вынуждены были терпеть претензии активиста, вооруженного видеокамерой. Однако вскоре его забрал ОМОН.

В основном же полицейские лениво и даже благодушно наблюдали за толпой, которая окружала фонтан-каскад с вращающимся шаром. «Нет, я не говорю, что у нас в стране все по справедливости, — цедил сквозь ухмылку полноватый полицейский лет 20-ти, к которому пристала пара, сгодившаяся бы ему в родители, — но вы-то что можете изменить?» Правоохранитель улыбался, глядя на радиоуправляемый вертолет с камерой, паривший над улицей, но «махать ручкой», вопреки просьбам публики, не стал.

Люди скандировали «Свободу политзаключенным!», «Путин ― вор!» и «Россия будет свободной!», как на акциях «Стратегии-31»; пытались дискутировать с полицейскими, как участники «Марша миллионов»; хлопали в ладоши при очередных задержаниях, как во время белорусской «молчаливой революции» двухлетней давности; фотографировали друг друга и толпу на мобильные телефоны, как на всех без исключения оппозиционных митингах последних лет. По настроению и составу участников акция на Малой Садовой больше всего напоминала спонтанный питерский митинг 5 декабря 2011 года, не замеченный федеральными СМИ на фоне московских событий на Чистых прудах — тогда к Гостиному двору вышло от 500 до тысячи молодых людей, которые впервые участвовали в оппозиционном движении.

Вот полицейские тянут по живому коридору пожилого мужчину, чем-то похожего на Петра Мамонова, а он изо всех сил вырывается — ему начинают заламывать руки, и на помощь бросаются молодые незнакомцы. Они выдергивают уже почти задержанного из рук полицейских, в потасовке смахивая фуражку у офицера. Вот ОМОН бросается наперерез толпе и хватает тех, кто отбивал постороннего человека у полиции. Вот толпа смыкает кольцо вокруг полицейских и ОМОНа и начинает скандировать: «Свободу, свободу!» Вот брюнет лет тридцати кричит в лицо сорокалетней соседке: «Когда мы уже будем нормально протестовать?!» Вот звучат громкие, но неуверенные возгласы: «Идем на Невский, перекрываем Невский» — и теряются в общем ропоте. Вот ОМОНовцы, казалось, на минуту замершие в нерешительности, не с первой попытки прорывают кольцо людей, работая локтями, и все-таки задерживают и этих, и тех. А вот начинается проливной дождь — и люди раскрывают зонты.

Задержания продолжаются, но этого, похоже, уже никто не боится. Горожане окончательно расходятся часа через полтора — кто домой, а кто к отделениям полиции — передать задержанным знакомым еду и необходимые вещи.