«В городе до сих пор вспоминают марш бомжей»

Самые яркие российские предвыборные кампании прошлого

Агитационный плакат к выборам президента РФ 4 марта 2012 года на одной из улиц Владивостока
Фото: Юрий Смитюк / ИТАР-ТАСС

Выборы в России начинались как шоу, но довольно быстро превратились сначала в демонстрацию «черных технологий», а потом и вовсе в формальное мероприятие: неважно, как его проводят, главное — как считают голоса. Одновременно падал интерес к выборам: всеобщий ажиотаж сменился явкой в 15-20 процентов, которую стали считать нормой. Однако предвыборная гонка 2013 года вновь сделала выборы любопытным событием: появилось ощущение, что ее результаты не предрешены. Пока кандидаты в Москве и регионах борются за депутатские мандаты, кресла мэров и губернаторов, «Лента.ру» попросила политологов, политтехнологов и пиарщиков рассказать о самых ярких кампаниях, в которых они участвовали или за которыми наблюдали.

Денис Терехов, управляющий партнер агентства «Социальные Сети», в 2003-2006 годах руководитель службы общественных связей партии «Союз правых сил», политтехнолог:

— Моя самая любимая история — про выборы мэра в Норильске осенью 2003 года. Тогда сошлись лидер местной профсоюзной организации Валерий Мельников и бывший гендиректор Норильского комбината (официально — заполярного филиала «Норильского никеля») Джонсон Хагажеев. Все предрекали ему победу в первом туре. Ведь это Норильск, здесь 50 процентов населения — сотрудники комбината, остальные люди — члены их семей. Спонсоры кампании Мельникова ставили перед штабом задачу — хотя бы второй тур. Но Мельников выиграл в первом, и вот как это произошло.

В городе были тревожные настроения в связи с постоянно циркулирующими слухами о массовых сокращениях на комбинате и завозе «дешевых гастарбайтеров». Это постоянно и всеми обсуждалось, город жил в их ожидании, хотя ничего конкретного не происходило. Тогда штаб Мельникова разместил в какой-то украинской газете объявление на украинском языке примерно такого содержания: «Крупному российскому металлургическому предприятию (Сибирь, Красноярский край) в связи с массовыми сокращениями работников требуются…» И дальше список специальностей. Например, нужны плавильщики на оклад в 200 долларов, хотя реальные плавильщики зарабатывали тогда в пять раз больше. Ну и так далее.

Всего один экземпляр газеты был доставлен в Норильск, отксерокопирован и разбросан по всем почтовым ящикам города. Пресс-служба комбината опровергала это настолько нелепо, что только укрепила веру в новость. Ну, например, они заявили, что не дают объявления на иностранных языках, а только на русском. В результате фейковый проект стоимостью в несколько тысяч гривен перевернул ход кампании, потому что отлично лег на тогдашние настроения.

Еще одна из моих любимых историй, случившаяся в ходе предвыборной кампании в Госдуму в том же 2003 году. Неизвестные борцы с «Единой Россией» напечатали тоненькую книжку со сказкой Салтыкова-Щедрина «Медведь на воеводстве». В качестве иллюстраций в книжке были использованы образы лидеров «Единой России». Особенно выразителен там был Борис Грызлов. И хотя тираж, по идее, распространялся по всей стране, особенный эпик-фейл случился в Екатеринбурге. Там местные единоросы, видимо, незнакомые с содержанием сказки, подумали, что это какой-то очень тонкий федеральный пиар и сами подключились к активному распространению книжки в качестве собственного агитационного материала.

Дмитрий Гусев, политтехнолог, председатель наблюдательного совета консалтингового агентства «Бакстер групп»:

— Самая интересная и увлекательная кампания за два последних года — это кампания по выборам Владимира Путина в 2012 году. Что я имею в виду: всем было понятно, что если он пойдет, то победит на этих выборах. Однако перед Путиным стояла более серьезная задача. Во-первых, победить в первом туре и с хорошей явкой. Во-вторых, победить честно. И Путин никогда не победил бы таким образом, если бы сам не дал возможность развиться огромному «болотному» движению. Путин сам его создал для того, чтобы победить в первом туре и с хорошей явкой. Это была самая интересная технология последних двух лет, ее большинство специалистов еще даже не осознало. Стратегия Путина состояла в том, чтобы найти себе врага и самому триумфально его победить. Это и произошло.

Сергей Беспалов, политтехнолог, в 2010 году работал на противостоявших «Единой России» кандидатов в мэры Иркутска и Братска. Оба кандидата победили. Сейчас — кандидат в депутаты иркутской областной думы от партии «Демократический выбор»:

— Было очень весело в марте 2010 года выбрать Виктора Кондрашова в мэры Иркутска. Кампания была внезапная, очень короткая, но насыщенная. В конце 2009 года я его не знал вообще. И тут узнал, что «Единая Россия» выдвигает в мэры Иркутска мэра Братска. Ну что это такое вообще. Я до этого жил в Братске, сам братчанин, и вот ко мне бросаются журналисты: Сергей, напиши, что за человек, кто такой вообще. Ну, я написал, чего знал. Ровно на следующий день вызывает меня учредитель коммерческой фирмы, где я работал, и говорит: Серег, извини, но насчет тебя мне дали команду. Ты неправильные вещи пишешь, и поэтому ты уволен, до свиданья. А это было примерно 26 декабря. Я выхожу на улицу и думаю: ни хрена себе, блин! Работы нет, денег нет, алименты надо платить, за квартиру надо платить. Офигенно год закончился!

И ровно в этот момент, как в кино, телефонный звонок: здрасьте, мы из КПРФ. У нас необычный кандидат есть — Витя Кондрашов. Он не совсем коммунист, но хороший человек. Присоединяйся, поработаем. Ну, как сумел, присоединился. Первый раз мы с Кондрашовым встретились только в начале января. Кандидат наш отдохнул, съездил на какие-то теплые территории, у него все замечательно. Мы с приятелями объясняем ему, чего и как делать. Он нас слушает-слушает, а потом задает легендарный вопрос: «А что, на этих выборах еще и победить можно?» Мы с товарищами ему в ответ: «Мало верится в такие вещи, но можно».

Работаем-работаем. По большей части фигня какая-то происходит, и тут наступает 23 февраля. Скучный митинг КПРФ, резонанса особого нет. И тут звонит знакомый журналист: чуваки, вы даже представить не можете, что у нас происходит. У нас тут в сквере имени Кирова единоросы из пейнтбольного ружья расстреляли картонную фигуру советского солдата.

Приезжаем в сквер, там картина маслом. Эти придурки устроили отмечание 23 февраля, установили пейнтбольный тир для детей. Из близлежащего кинотеатра притащили картонные фигуры бендеровцев (там фильм про войну шел), и одна фигура — это солдат советской армии. Весь расстрелянный, весь в краске. Чтобы понять масштаб скандала: заметки на сайте, который первым об этом написал, обычно читают две с половиной тысячи человек в сутки. Текст же о расстрелянном солдате собрал 110 тысяч уникальных пользователей. Вся «Единая Россия» в те дни выступила, что это была провокация, а я — подонок.

На финише избирком снял довольно сильного кандидата, некоего Романова, и сложилась ситуация, когда либо мы, либо они. Последнюю неделю мы на ушах стояли, на этих ушах в мэрию и въехали. Я последние трое суток перед 14 марта не ел, не спал и не брился.

В день выборов в 10 утра выхожу на улицу, смотрю: девочка из «Единой России» экзит-поллы собирает. Я у нее анкету беру, смотрю — у нас в два раза больше. Прихожу к компьютеру и пишу на местный форум: «Привет, мы тут выборы выиграли, я пошел пьянствовать». Ну, что-то в этом роде. Мне звонит наш кандидат весь в мыле. Говорит: чего ты такое знаешь, чего мы не знаем? Я ему отвечаю: все, говорю, окей, экзит-полл — штука достоверная, нас не догонят. На 50 тысяч голосов в итоге мы объехали оппонента.

Вечером приезжаю в мэрию (а в этом же здании у нас и гордума, и избирком). Там полно машин, ящики с бюллетенями со всего города везут, полиция кругом. Захожу в гордуму, смотрю — там депутаты собрались. Я им: вы чего? А они в ответ: мы-то думали по пятьдесят — и в штаб мэра, а теперь непонятно ничего. Я говорю: вон он, ваш новый мэр, по второму этажу бегает, идите на раздачу должностей. Это надо было видеть, это было сильнее финальной сцены из «Ревизора».

Так мы первый раз за последние годы в России избрали мэра областного центра — не единороса. Он, правда, потом все равно в «Единую Россию» перешел, потому что в тюрьме сидеть не хотел. Но это уже другая, не такая веселая история.

Антон Баков, лидер Монархической партии России, политтехнолог:

— Самая яркая кампания, в которой мне доводилось принимать участие, — это нынешняя кампания по выборам главы Екатеринбурга. Здесь от Монархической партии России баллотируется моя дочь Анастасия. Дело вот в чем: в 2010 году у нас в городе произошел тайный переворот и был изменен городской устав. Как следствие, избираемый народом мэр превратился в представительную фигуру, у которой нет никаких административных и финансовых полномочий. Они отошли сити-менеджеру, или главе администрации, иначе говоря.

У нас 14 кандидатов бьются сейчас за место мэра. Анастасия — единственная девушка среди них, 22-х лет, выпускница Щукинского театрального училища. Она ведет яркую креативную кампанию. Объясняет реальные полномочия мэра, говорит, что он бесправен и бессилен. Я думаю, она выиграет и станет главой Екатеринбурга. Наши кандидаты-мужчины — бесцветные и серые. Разве что Женя Ройзман пытается выделиться на общем фоне: не носит рубашки и ходит в революционной красной майке.

Василий Дамов, PR-консультант (Красноярск):

— Самая яркая кампания, которая случилась в Красноярске за последние 15 лет — это 1998 год, когда губернатором после победы во втором туре стал Александр Лебедь. Тогда Красноярский край впервые стал регионом, к которому проявили серьезный интерес большие-пребольшие федеральные политики. До этого у нас губернаторами были совершенно олдскульный советский хозяйственник из района Аркадий Вепрев, потом его сменил совсем молодой тогда профессор Валерий Зубов. И вот, в 1998 году против него по инициативе Бориса Березовского выставили Александра Лебедя.

На регион обрушились гигантские предвыборные деньги. Все предвыборные технологии, которые на тот момент существовали, были в ходе двух туров опробованы. 15 лет прошло, а у нас в городе до сих пор вспоминают марш бомжей по Коммунальному мосту. Люди, если не ошибаюсь, Лебедя бездомных со всего города собрали, наняли, и они шли с плакатами за Валерия Зубова. Потом эта технология многократно повторялась в других городах. Именно тогда у нас происходили немыслимые для региона вещи: на переполненной центральной площади за Лебедя агитировал Ален Делон. Алла Пугачева прилетела и агитировала за Зубова. Артисты сменялись чуть ли не ежедневно, это было настоящее шоу. Повторить его по сей день никому не удалось. Когда выбирали Александра Хлопонина, предвыборных денег было, наверное, столько же, но времена изменились — шла всего лишь скупка СМИ, да и просто голосов. С драйвом той кампании ничего не сравнится.

Александр Кынев, политолог:

— Я обычно выступаю как мониторщик предвыборных кампаний по всей стране. Если говорить об успешности тех или иных, надо определиться с тем, что такое успешность. Одно — когда был совершен прорыв, и партии и кандидаты, на многое не претендовавшие, выигрывали. Другое — когда были кампании, в которых победу одержать не удавалось, но это не мешало им оставаться в памяти яркими и даже становиться культовыми.

Если посмотреть на кампании последних лет и в качестве критерия успешности взять прорывы, то вспоминаются две фантастически успешные кампании «Справедливой России» — в 2010 году на выборах в новосибирскую облдуму и в 2011-м на выборах в парламент Свердловской области. Оба раза партии удавалось перевернуть политическую ситуацию в регионе. В Новосибирске партия любое событие обращала в информационный повод, диктовала свою повестку дня, регион такого никогда не видел и от «Справедливой России» не ожидал. Партия успешно прошла в законодательное собрание. В Свердловской области годом позже был достигнут один из лучших по стране результатов. Рейтинг партии и сейчас остается стабильно высоким — колеблется от 20 до 30 процентов по Екатеринбургу. Кандидат от «Справедливой России» Александр Бурков считается одним из фаворитов на выборах мэра, которые пройдут 8 сентября.

Если брать ЛДПР, очень удачная кампания получилась у них в 2008 году на выборах в иркутскую областную думу. Лицом кампании был не Владимир Жириновский, как обычно, а Нина Чекотова, очень харизматичная блондинка. Правда, сейчас она уже не в ЛДПР, в целом же партия проводит довольно шаблонные кампании. «Единая Россия» очень профессионально и качественно выступала в Красноярском крае в 2007-2008 годах. По креативу, по стратегии иногда это было просто блестяще.

КПРФ очень профессионально выступила на выборах в тверскую гордуму осенью прошлого года. Это было на фоне заниженного интереса к выборам, вопреки автобусам с непонятными людьми, которые ездили по городу от участка к участку. И все равно почти 20 процентов голосов.

Если же брать случаи, когда результата добиться не удалось, сразу вспоминается выдвижение Леонида Волкова, нынешнего начальника штаба Алексея Навального, в свердловскую облдуму. Кампания начиналась великолепно: Волков фотографировался с вантузом в руках под лозунгом «Очистим засоры во власти». Но, как известно, с выборов его сняли решением Верховного суда РФ.

Легендарную кампанию, она обязательно войдет в учебники, провел в 2004 году в Алтайском крае Михаил Евдокимов. Он юморист, воспринимался поначалу с усмешкой. А потом пошел под гениальным лозунгом: «Шутки в сторону». Столкнулся же он с неумелой и грубой кампанией действовавшего губернатора. Сплошная чернуха, и чем больше мочили Евдокимова, тем больше становился его рейтинг. И тем устойчивее этот рейтинг был впоследствии — как тефлоновый. Так было с Евдокимовым. Это же сейчас происходит с Евгением Ройзманом в Екатеринбурге и с Алексеем Навальным в Москве.