«Россия будет флагманом борьбы с Антихристом»

Интервью с кандидатом в мэры Москвы Михаилом Дегтяревым

Фото: Кирилл Каллиников / РИА Новости

Кандидата в мэры Москвы от ЛДПР Михаила Дегтярева широкая публика знает хуже, чем других участников гонки: бóльшую часть жизни соратник Владимира Жириновского провел в Самаре. Ему 32 года, но себя он считает «достаточно опытным бойцом», которого Москва узнает «в течение ближайших трех недель». К своей целевой аудитории Дегтярев относит «новых москвичей», недавно переехавших в столицу из провинции.

Дегтярев хранит в своем кабинете огромный ковер с изображением Владимира Жириновского, уважает Владимира Путина, называет себя «олицетворением креативного класса», читает Захара Прилепина. Хвастается патентом на изобретение материала с применением пространственной зиговки, предлагает заменить шаурму на беляши и обещает разрешить проводить гей-парады в полной тишине и под покровом ночи. Впрочем, права меньшинств Дегтярев соблюдать не намерен, поскольку считает, что «сегодня в России как раз-таки под угрозой права большинства, а меньшинства пусть дома сидят». Соперников, борющихся за право быть главным противником Сергея Собянина на выборах, Дегтяреву «очень жаль». Он уверен, что выйдет во второй тур, а Россия станет флагманом борьбы с Антихристом.

«Лента.ру»: Почему все-таки именно вас ЛДПР выдвинула на выборы? Сначала ведь предлагали Владимира Овсянникова, тоже малоизвестного кандидата. А есть еще депутаты Андрей Луговой, Игорь Лебедев, сам Владимир Жириновский в конце концов.

Овсянников сам отказался, а о себе мне сложно говорить, но руководство партии выдвинуло меня в ряду молодых перспективных партийных функционеров. Моим выдвижением партия решила две задачи. Первая: показать обществу, москвичам, политической элите, что есть запрос на обновление власти. [Вторая]: нужно понимать, что Москва — это не только коренные москвичи. 80 процентов жилья покупают немосквичи, [после чего] становятся москвичами. Те, кто называет себя коренными москвичами во втором, в третьем поколении, тоже были немосквичи. Москва — столица, она собирает самых активных работоспособных людей, и Дегтярев в данном случае является олицетворением всех москвичей, в том числе и новых, которые приехали и связывают свое будущее со столицей.

То есть, опираясь на «новых москвичей», вы рассчитываете получить 20-23 процента и выйти во второй тур. Каким образом?

Эту группу невозможно померить. То есть человек, получив московскую прописку или приобретя здесь жилье, становится москвичом. Но это очень интересная группа, социологически мы исследовали ее в июле, и в Москве где-то до 30 процентов таких людей. Они здесь живут, и дети [их] будут жить, они здесь работают, они создают добавленную стоимость, платят налоги, но не считают Москву комфортной. Это парадокс. И к ним ни один кандидат, ни действующая власть никогда в жизни не апеллировали.

Но сколько, напомните мне, набрал Жириновский последний раз на выборах?

Шесть с половиной, по-моему, по Москве (если точнее, то 6,3 процента — прим. «Ленты.ру») .

А как же вы настолько сильно превысите его результат?

Потому что это выборы московского мэра, а не президента, и потому что мы впервые начали обращаться, повторяю, к новым москвичам, а также к женщинам. Вы заметили мои инициативы, мое трепетное отношение вообще к слабому полу? ЛДПР никогда к ним не обращалась, а Михаил Дегтярев, если вы заметили, пробует это делать.

Разве не Жириновский в свое время предлагал «каждой женщине по мужику»?

Это было давно, в начале девяностых (сам Жириновский утверждает, что эту фразу он никогда не произносил — прим. «Ленты.ру»).

То есть вы в Москве популярнее, чем лидер партии ЛДПР?

Сегодня нет. К сентябрю мы на это рассчитываем, почему нет?

Жириновский не в первый раз выдвигает никому не известных персонажей. По-моему, вас легко поставить в один ряд с Олегом Малышкиным, например.

В один ряд нас не стоит ставить, возраст разный, статус разный, [у меня] изобретения имеются, три высших образования имеются. И Малышкин не охранник. Это компромат, который ему повесили, а он, вообще-то, политический деятель. Его назвали охранником после того, как принимающая сторона в какой-то стране позволила включить в делегацию кроме Жириновского помощника, охранника и референта, и Малышкина записали как охранника.

Я абсолютно несогласен с вашим утверждением, что а) Дегтярев малоизвестен, б) «сравним выдвижение с Малышкиным». Я занимаюсь политикой с 2001 года, прошел огонь, воду и медные трубы. Ну и что с того, что я всего два года занимаюсь федеральной политикой? Ничего в этом нет. Я, вообще говоря, достаточно опытный боец. Узнает Москва Дегтярева в течение ближайших трех недель.

Но выборы мэра Москвы — это третьи по значимости выборы в стране.

Замечательно. И чем плох Дегтярев? Дегтярев лучше всех. У меня намного больше энергии, намного больше времени на то, чтобы поработать два срока. Я говорю честно, я на второй срок пойду и ставлю задачи с горизонтом планирования десять лет. Сегодня ни один кандидат, к сожалению, не говорит о развитии ЦФО и совместных проектах с Подмосковьем. Я говорю, что первым делом после того, как мы пройдем аудит бюджета, заморозим тарифы, остановим стройку внутри МКАДа, мы сразу же с федеральной властью приступим к выработке доктрины развития ЦФО. Я единственный могу посмотреть на это сверху. Вы посмотрите, чем занимаются другие кандидаты — они рефлексируют. Мне их очень жаль.

Ваш главный соперник — это [врио мэра Москвы Сергей] Собянин?

Конечно. Это очевидно. Он лидер по рейтингам и действующий мэр.

А вы не обратили внимание, что на дебатах все остальные претенденты, кроме вас, атаковали Собянина, а не друг друга?

Обратил. И что дальше? У них от этого вырос рейтинг? Нет. Единственная задача моя на первом туре дебатов (беседа происходила в среду, 14 августа — прим. «Ленты.ру») — показать избирателю, какие есть риски при голосовании за того или иного кандидата. У коммунистов кандидат в почтенном возрасте, а мэрство — это не политическая работа в Государственной Думе, это все-таки очень серьезно. Плюс компартия дважды развалила государство, предала своих избирателей-коммунистов в 1991 году. [Лидер «Яблока», кандидат в мэры столицы Сергей] Митрохин не может быть мэром Москвы как выдвиженец политической партии, чей лидер в 1993 году призывал расстреливать рабочих на улицах. К тому же эта фракция танцевала в Госдуме, когда было ратифицировано соглашение «Сахалин-2» и американцы выкачивали наши ресурсы.

Руководитель штаба [кандидата в мэры Москвы Алексея] Навального Леонид Волков определил цену своего агитационного куба в 12 тысяч (сам Дегтярев утверждает, что куб не может быть дороже 7,2-7,5 тысячи рублей — прим. «Ленты.ру»). Значит, они распилили предвыборный бюджет, вероятно. А [кандидат в мэры от «Справедливой России» Николай] Левичев — это ни в какие ворота не лезет. Партия создана Кремлем, от чего они не открещиваются, потом поддержала «болотное движение», потом сдала это движение, она грозилась сдать мандаты после выборов, а потом зубами цеплялись за мандат Гудкова. Это настолько непоследовательная политическая сила, что это никуда не годится.

Так ведь критика Собянина повышает шанс на второй тур, так как у него будут снижаться проценты, а критикой других кандидатов вы только повышаете рейтинг действующего мэра.

Есть одно мнение, а есть другое мнение. Те, кто к концу выборов может разочароваться в Собянине в силу тех или иных скандалов, не могут голосовать ни за кого из этой пятерки, кроме Дегтярева, потому что Дегтярев — самый свежий, внятный и вменяемый кандидат. Они придут ко мне. Кандидаты вообще не апеллируют к действующим городским программам, они не знают ни цифр, ни проектов, они не говорят, что заморозят, что пересмотрят, что ускорят. Я говорю, что приду в Москву и буду действовать с позиции уже отстроенного фундамента. Будем честными: в Москве стало лучше. Определенные векторы есть, их просто нужно ускорять и развивать.

В одном из интервью для самарской прессы вы говорили, что в 31 год в губернаторы Самарской области идти еще рано. А в 32 года уже пора?

(Улыбается.) А я очень быстро развиваюсь, как и любой человек в зрелом возрасте. Годы уже достаточные. Плюс важна команда, то есть партийная структура — раз, но и часть действующих чиновников мы оставим по результатам аудита.

Есть распространенное мнение, что ЛДПР — это партия одного человека, а все остальные там довольно невзрачные...

Я спорить с этим не могу, потому что Жириновский — это феномен XX и начала XXI века в российской политике. Такого руководителя нет ни в одной партии. Он руководитель, и у нас действительно очень жесткая вертикаль, ни одно решение без его одобрения, ведома не принимается. Это нормально, мы же не от Кремля, нас не поддерживают западные политические круги, но мы стоим благодаря, конечно, Жириновскому.

А Москва такими же методами при вас будет управляться?

Авторитарными? Стиль будет нормальный, управленческий. Команду мы сформируем, опираясь на партийные кадры, часть чиновников оставим, и на людей с самыми разными политическими взглядами. Критерий — это их работоспособность, образование, компетенции, честность и совестливость. Я запускаю сайт teammsk.ru, где собираю резюме (пока там только три заявки — прим. «Ленты.ру»). На низовой и на средний уровни будем запускать молодежь, не зачерствевшую, работоспособную, которая ни при одном мэре в эти структуры власти не попадет.

В вашей программе очень мало, по сравнению с другими кандидатами, слов про местное самоуправление. Вас оно не интересует?

Про местное самоуправление я готов часами рассуждать. Ресурс нынешней системы местного самоуправления не выработан. Основная проблема нынешней системы самоуправления в том, что в нем представлено очень много муниципальных и государственных служащих — от директоров школ до завотделением районных поликлиник. Не потому что они мечтали быть депутатами в Гольянове или Южном Бутове, а потому что больше никто на выборы не идет.

Я могу адресовать посыл тем активистам, которые были на Болотной. Какой смысл шуметь, если не пробовал во власть войти? Поработать наблюдателем в 2011 году и понять, что избирательная система несовершенна и разочароваться, — этого недостаточно. Нужно попробовать себя; я больше чем уверен, что никто не сможет конкурировать с такими пассионариями, которые сегодня раскачивают лодку. Когда мы наполним всю структуру муниципальной власти активными гражданами с активной гражданской позицией от разных политических партий, то я как мэр Москвы будущий смогу сказать, работает она или нет. Сегодня она не работает, но не потому, что она плохая, а потому что в среде депутатов очень много людей, аффилированных в городскую власть.

Вы говорите, что ваш конкурент — это Собянин, но из вашей кампании или, например, пресс-конференции Жириновского складывается впечатление, что главный конкурент все-таки Навальный.

Владимир Вольфович — борец за правду. А в случае с Навальным особо неприятно видеть лицемерие человека, который борется вроде бы с коррупцией, пытается кого-то выводить на чистую воду, а при этом сам использует «серые» схемы. Нам неприятно, что Собянин не ушел в отпуск, нам неприятно, что он не пришел на дебаты, мы это осуждаем. Но нам так же неприятно, что один из кандидатов использует двухступенчатую систему финансирования, и уже есть доказательства, суд уже определил... Следственные органы... Что часть денег реально, мы не можем утверждать, но... Освоено, распилено или своровано. Некрасиво.

А вы считаете красивым писать на своей листовке, рассказывающей об этом, «Алешка Анальный»?

Мне не понравилось это, но помощники Владимира Вольфовича это где-то на каком-то сайте взяли или в блоге. Это не творение ЛДПР.

Писать вместо «Навальный» «Анальный» — это за гранью фола, нет?

(Молча улыбается и разводит руками.)

Что это значит?

Я уже сказал все, что по этому поводу думаю.

То есть вы к этому непричастны?

К этому причастны умельцы из интернета, которые так вот его назвали.

Не они же напечатали листовки ваши, а ЛДПР.

Ну вот так.

Вы Навального почему называете пятой колонной и чудиком?

А что такое пятая колонна? В моем понимании — это люди, которые в своей политической деятельности в определенной стране часто апеллируют к иностранцам. Кто-то берет деньги, кто-то получает консультации, кто-то зависим в силу каких-то семейных вопросов. Поэтому я, конечно, кандидата Навального к пятой колонне отношу совершенно спокойно. Берет он деньги или нет, решит следователь, но то, что он консультируется и апеллирует, — это совершенно очевидно. Неэтично апеллировать в своей политической деятельности к иностранцам. Это против моих убеждений.

А что же вы про квартиру [бывшего депутата Госдумы единороса Владимира] Пехтина в Майами, дочек [депутата Госдумы от «Единой России» Сергея] Железняка, которые учатся за границей, не говорите?

Это я все осуждаю. Это никуда не годится. На мой взгляд, с недвижимостью, заграничными счетами, иностранными учебными заведениями для детей нужно закончить. Я глубокий сторонник политики патриотизации и национализации элит. В «Единой России» этот человек состоит или в какой-то другой партии — это вообще неприемлемо. Если ты служишь Родине, то не должен быть зависим от иностранцев. А наличие денег на зарубежных счетах, недвижимость и обучение детей — это прямая зависимость от иностранных государств. Осуждаю всех.

А что скажете про непомерно дорогую квартиру дочери Собянина?

Человек, занимающий высокий государственный пост, просто обязан иметь определенные преференции. Обязан получать большую зарплату, ведь он ворочает миллиардами и при небольшой зарплате есть угроза, что этот человек может быть замешан в коррупции. Но если у нас по закону для чиновников такого ранга предусмотрена возможность приватизации служебного или какого-то там жилья, ничего особенного в этом нет, это в рамках действующего закона. Может быть, неэтично, но это не противозаконно. Я, кстати, хоть и депутат, но не имею права ни приватизировать квартиру, ни участвовать в государственных программах по ипотеке для госслужащих. Это выгодно, видимо, чиновникам — сделать нас громоотводом, хотя у нас прав вообще никаких нет.

Вы обвинили «Справедливую Россию» в непоследовательности позиций, а сами начинали в «Идущих вместе» и «Единой России».

Это моя биография, я ей горжусь, а не стыжусь ее. Я был в «Идущих вместе», это общественная гуманитарная организация, в «Наших» я никогда не был. В 2003 году расстался с этой тусовкой и [бывшим лидером прокремлевской молодежи Василием] Якеменко, хотя поддерживаю дружеские отношения с главой Росмолодежи Сергеем Белоконевым и вице-губернатором Тюменской области Павлом Таракановым. Я запускал в Самаре «Трамвай вежливости», где всегда присутствовал полицейский, где все вежливо разговаривали, а если кто-то заходил с бутылкой пива, на него составляли протокол. Это громыхнуло на всю страну.

На майках у нас был Путин, так я радовался этому, мне классно было быть в этой организации, ведь пришел новый молодой президент, спортивный. Быть в этой организации я счел за честь. А в «Единую Россию» я попал, потому что инженером работал, гендиректор всех собрал и сказал, что надо вступать. Я противиться не стал, потому что партию поддерживал Путин, а я никаких предубеждений к президенту не испытывал ни тогда, ни сейчас. Пробыл там два года, и дважды меня пытались исключить. А в 2005 году я Вольфовича встретил на вокзале. Так как я всю жизнь прибавлял громкость на телевизоре, когда он выступал, то подошел познакомиться...

А теперь у вас ковер в кабинете висит с Жириновским.

Их два ковра, и два вот этих бюста (бюст стоит на полке над головой депутата, а большой ковер в синих тонах висит на стене напротив стола Дегтярева — прим. «Ленты.ру») — это мои подарки ему на день рождения, но я себе всегда делаю второй, в коллекцию.

На культ личности похоже немного (в кабинете Дегтярева еще множество фотографий Жириновского, в том числе с Саддамом Хусейном; есть большой фотопортрет патриарха Кирилла, а вот Путина не видно — прим. «Ленты.ру»).

Мне он действительно как политик очень симпатичен, как руководителя я его очень уважаю, поэтому я себя чувствую комфортнее, когда он на меня смотрит с ковра.

А когда вы в «Идущих вместе» были, вы поддерживали их известную акцию c книжками?

Мы с Василием Якеменко, бывало, даже не находили общего языка. [Виктора] Пелевина, [Владимира] Сорокина и прочие вот эти вот произведения мы не собирали, а Бориса Васильева (его книги надо было обменивать на «вредные» — прим. «Ленты.ру») просто отдавали в библиотеки. По той простой причине, что я читаю и Пелевина, и Сорокина, я не одобряю их матерщину. Но вот у меня книжка [Захара] Прилепина «Санькя» стоит, недавно прочел. Надо читать всех наших современных авторов.

И как вам «Санькя», к нацболам не прониклись?

Интересная история описана, печальная причем. Она завершается тем, чем обычно завершается карьера нацбола. Стрельбой, тюрьмой или смертью. Я против крови, насилия вообще. Можно всю энергию кидать на выборы. У нас есть механизм в стране, и пока нацболы бегали по улицам, пока так называемый самопровозглашенный креативный класс в Москве копил, отдыхал, вступал в ипотеку, следил за новинками электронного рынка и автомобилестроения, мы участвовали в выборах и побеждали.

Сегодня же я и есть олицетворение креативного класса. Что такое «create»? Это «творить», «создавать». У меня патент, я инженер, у меня станок работает в институте, который производит современный материал, это тема моей диссертации технической. Мамы, которые воспитывают детей, они создают человека. Это инженеры и конструкции.

Кстати, про патент. Я читал, у вас есть один с использованием метода зиговки. У этого слова, знаете, есть негативная коннотация. Знаете, что такое зиговать?

(Улыбается.) Зиговка — это изменение пространственных параметров материала, в данном случае проволоки, посредством пропуска ее через шестерни, иногда разномодульные. (Улыбается.) А пространственные — это когда пары шестерен расположены друг к другу под разными углами, и в итоге происходит пространственная зиговка проволоки, используемой для изготовления металлорезины. Тема моей диссертации — доказать, что новый метод изготовления этого материала в десять раз дешевле, в десять раз быстрее и что по свойствам она не отличается от традиционного метода навивки. Пока еще не начали внедрять, потому что надо все-таки окончательно доказать, что свойства идентичны.

Я, кстати, защиту своей диссертации, обещаю, сделаю шоу федерального масштаба. Со СМИ и матерыми оппонентами. Моя диссертация — абсолютно искренняя, настоящая, полезная, техническая, и я не хотел бы, чтобы она прошла тихо, а потом какой-нибудь чудак без образования, ничего в этой жизни не придумавший, меня в чем-то обвинял или поместил в общий ряд политиков с липовыми диссертациями.

Вы действуете по канону Жириновского, когда выдаете свои неоднозначные предложения? Например, не писать про конец света.

Это же не инициатива была, а просто обращение к СМИ. Истерия перед 12 декабря прошлого года достигла апогея. Уже федеральные каналы включились в обсуждение этого вопроса, а о «Рен-ТВ», который каждый день гоняет какую-то чушь мистическую, я и не говорю. Как зампред комитета по науке я заручился поддержкой, кстати, и других фракций, посчитал, что это наша обязанность — обратиться и сказать: «Дайте слово ученым».

А вы вообще в конец света верите? Он будет?

Я как верующий человек могу сказать, что, может быть, с позиции веры я верю в Апокалипсис. Я считаю, что нам нужно готовиться, вот так вот.

А ваша научная деятельность не противоречит вашим религиозным убеждениям?

Нет, я верю в то, что мы Антихриста победим, я в этом убежден, и Россия будет флагманом борьбы с Антихристом. Научная деятельность никак не противоречит моим религиозным взглядам. Я очень много общаюсь с технической интеллигенцией, с учеными, с физиками, и в среде физиков число верующих людей достигает 90 процентов.

А ваше предложение отнимать квартиры у людей за излишний шум?

А что в этом такого экстравагантного? У нас сегодня нет механизма воздействия на людей, которые терроризируют целые дома и кварталы. Я далек от мысли, что правоприменительная практика будет цвести буйным цветом после принятия этого закона. А потенциально каждый дебошир, хулиган, который не уважает своих соседей, считает, что нужно делать ремонт, когда за стеной малые дети, должен знать, что если три раза сосед озаботится и с участковым, с сотрудником СЭС замеряет шум и составит административный протокол, то следующим шагом будет выставление квартиры на торги. Мы же не лишаем его жилья, мы ему все отдадим. Если он боится, что государство продаст его квартиру задешево, он может продать, взять деньги — и пошел вон. Это как механизм такого государственного принуждения к порядку, он должен быть.

И от идеи доллары изъять у населения вы тоже не отказываетесь?

Зачем изымать? Задача законопроекта по запрету хождения доллара в России была показать, что нам нужно переходить к новой мировой резервной валюте рубль и обратить внимание широких слоев наших граждан на то, что доллар — это реально бумага, она ничем не обеспечена. Если закон дойдет до принятия, конечно, он будет скорректирован. Никто ничего не будет изымать, но и граждане должны понимать, что это ненадежная валюта сегодня, когда 150 американских городов на грани банкротства, а федеральный долг — 16 триллионов долларов.

А ситуация в российской экономике вас не смущает? Мы сейчас в рецессию уходим, а вы в вашей программе активно деньги раздаете — бюджетникам радикально повышаете зарплаты, женщинам даете лишние выходные…

На все это деньги мы возьмем после аудита бюджета, мы сегодня уже видим, что от 300 до 500 миллиардов расходуются неэффективно. Мы не говорим, что кто-то ворует, мы никого не обвиняем, просто неэффективно. Но эти деньги должны идти гражданам. У нас 11 процентов в бюджете Москвы идет на социальные нужды, а 11 — это мизер. И хочу обратить внимание, что я единственный кандидат, который апеллирует к указам Путина. Повышение зарплат, снижение смертности на дорогах, снижение младенческой смертности — это просто исполнение указов президента. В моей программе все, финансовые в том числе, вопросы, социальные обязательства — они взяты из майских указов.

Какой же вы оппозиционер.

Если ты занял пост в структуре исполнительной власти, в какой партии ты бы ни был, указы нужно исполнять. И я не считаю, что правы те, кто говорят, что в случае избрания мэром Москвы будут критиковать президента, раскачивать лодку, добиваться его отставки. Это вообще бред. Почему москвичи должны быть заложниками какого-то конфликта? Москвичам это невыгодно. Это касается многих кандидатов, они не отдают себе отчет, что москвичам выгодна нормальная конструктивная работа с федеральной властью. Одним щелчком пальцев в случае жесткого клинча с президентом из Москвы уйдет два-три крупных налогоплательщика в другие регионы.

Вас поэтому и называют не оппозиционной партией, а придатком «Единой России»…

Мы критикуем власть постоянно…

Но голосуете все время так, как она скажет.

Неправда, это они часто как мы голосуют, в том числе по усыновлению детей за рубеж. Мы 15 лет добиваемся полного запрета на усыновление за рубеж, а тема стала выпукло звучать только после рефлексии на «список Магнитского». Государство в состоянии обеспечить детей и медпомощью, и всем, что угодно, и увеличивать надо расходы на них.

Вы говорили, что мигранты в Москве вообще не нужны и что за каждым нужным будут отправлять представителя… За тысячами мигрантов человека не отправишь. Так кто будет работать-то на низовых должностях?

Москвичи. У нас сегодня безработица до двух процентов, а скрытая — до семи по Москве. Вполне реально трудоустроить в сферу обслуживания, питания, ЖКХ москвичей. Многие кандидаты говорят: «Дворники-иностранцы работают на московское правительство, чиновники-коррупционеры у них забирают ползарплаты». В этой сентенции все верно, кроме чиновников-коррупционеров. Москва отдает обслуживание придомовых территорий на подряд. А коммерсанты, нечистые на руку, половину забирают себе. Поэтому я предлагаю исключить частные подрядные организации из этой сферы и нанимать тех же дворников исключительно в ГУПы и ГПУ. Зарплата дворника — больше 40 тысяч рублей, и любой студент пойдет работать.

И что, москвичи будут шаурму продавать?

А зачем нам шаурма? Будем блины продавать, беляши, беляши могут татары продавать — очень вкусные, или башкиры. Я против шаурмы, это вредное питание. У меня мама гастроэнтеролог. Жирная пища.

Беляши тоже жирные.

Вот так. (Смеется.)

А как с выходцами с Северного Кавказа бороться, которыми москвичи недовольны?

Не надо с кавказцами бороться. С ними нужно взаимодействовать, адаптировать их. Москвичи недовольны, и я недоволен. Основная проблема кавказцев в том, что они стали довольно распущенными, в том, что никто не работает со старейшинами. Специфика южных народов всем известна: они признают власть, авторитет старших. Почему мы не задействуем старейшин? Я не понимаю.

То есть задействовать старейшин — и все нормально будет?

Нормализуется, конечно. Плюс, конечно, большая коррупция в правоохранительных органах является причиной того, что многие наши южные народы распоясываются в Москве. Здесь в комплексе нужно: и побороть коррупцию как можно быстрее, и в правоохранительных органах быть нетерпимыми к такому демонстративному пренебрежению к законам, и апеллировать к старейшинам.

Вы за беседы со старейшинами, но против строительства мечетей?

А зачем нам мечети? Вот мне говорят, что у нас якобы два миллиона мусульман в Москве. Так давайте вычтем полтора миллиона нелегальных мигрантов-мусульман, останется полмиллиона. Москва никогда не была и не будет мусульманским городом. А тех мечетей, что есть, для коренных москвичей, да и для приезжих с нашего юга вполне достаточно. Проблема-то в нелегалах: им не хватает места для отправления их религиозных обрядов.

Вы по таким вопросам занимаете жестко консервативные позиции, как я вижу.

Да, довольно, потому что Москва — это третий Рим, четвертому не бывать, это мое убеждение, православная столица мира.

А как же Греция?

Ну, так вот я считаю.

Гей-парады вы предлагаете ночью проводить?

Я ни в коем случае не предлагаю никаких гей-парадов, я говорю, что нужно апеллировать и обращаться к закону. Есть закон, который приняла Госдума, о запрете пропаганды среди несовершеннолетних. Поэтому любой гей-парад днем, когда его хоть один ребенок может увидеть, провести невозможно. Поэтому теоретически это возможно ночью, но ночью действует другой закон — «О санитарно-эпидемиологической обстановке». Значит, можно ночью тихо, с фонариками, без звукоусиливающей аппаратуры и кричалок пройти, пожалуйста. Теоретически. Я рассуждаю как законодатель.

Смысл же в том, чтобы заявить о своих правах, которые нарушаются, а ночью никто не увидит.

Ну, вот парадокс.

Я читал довольно жесткую вашу цитату про права меньшинств: «Атеисты же, педерасты и другие меньшинства с набившими оскомину разговорами о своих правах пусть сидят в своих неосвященных квартирах и кабинетах и не высовываются. Советую им привыкать быть меньшинством, отвыкать не придется». То есть вы не считаете, что в демократическом государстве права меньшинств должны уважаться?

Я от своих слов не отказываюсь. И что значит — уважаться? А права большинств? (Смеется.)

Права большинств уважаются априори.

Я вот с этим, например, не согласен. Где мое право как большинства не смотреть на гей-парады и на их демонстрации всех своих лозунгов? Где мои права как православного человека, а нас большинство — 80 процентов в России? Где мои права — не слышать богохульных всяких выражений и оскорблений Господа и моей веры? Я пока этого не наблюдаю, чтобы мои права большинства уважались. Права большинства в России сегодня как раз-таки под угрозой. А меньшинства пусть дома сидят.

Россия00:09Сегодня

«Оно появляется, когда гаснет свет»

Кто и зачем возвращает жизнь в заброшенные российские кинотеатры