Держи краба

Дальний Восток спасут по образцу Северного Кавказа

Набережная Амура в Хабаровске
Фото: Вячеслав Реутов / РИА Новости

Российские власти меняют концепцию развития восточных регионов страны. Виктор Ишаев, полпред президента в Дальневосточном федеральном округе (ДФО) и министр по развитию Дальнего Востока, освобожден от своих должностей. Его обязанности частично возложены на помощника президента Юрия Трутнева. С мая 2012 года, когда было создано Минвостокразвития, ситуация изменилась кардинально. Теперь спасать ДФО надо не только от недофинансирования и сильнейшего наводнения, но и от хронической неопределенности относительно перспектив развития.

Отставка Ишаева была объявлена в ходе визита Владимира Путина в Дальневосточный федеральный округ, где президент, в частности, обсуждал с коллегами разгул стихии в регионе. Хабаровск, к примеру, где Ишаев почти 20 лет отработал губернатором, не видел такого наводнения последние 120 лет. Паводок оставил без крова тысячи жителей Дальнего Востока и нанес ущерб на сумму, составляющую, по оценкам властей, около миллиарда долларов.

Ликвидировать последствия наводнения предстоит бывшему помощнику Путина и экс-министру природных ресурсов Юрию Трутневу. Он получил пост полпреда президента в ДФО, а также звонкую приставку вице-премьера, которая его предшественнику пожалована не была. Теперь по своему статусу дальневосточный полпред уравнен с вице-премьером правительства и одновременно полпредом президента в Северо-Кавказском федеральном округе Александром Хлопониным. Министерство по развитию Дальнего Востока ликвидировано не будет, но пока поработает без руководителя.

ДФО от пересменки в профильном министерстве хуже уже не будет — руководители всех уровней, включая президента, неоднократно ругали работу Минвостокразвития, утверждая, что чиновники ведомства, расположенного в Хабаровске, работают неэффективно. В ноябре 2012 года Владимир Путин на заседании президиума Госсовета, к примеру, заявил, что ведомство не оправдало своего предназначения и что для него характерно «размывание ответственности и провалы в работе». Ну а летом 2013-го Путин ругал подчиненных Ишаева уже за плохую работу по выполнению его собственных поручений, касающихся развития Дальнего Востока. «Примерно 80 процентов не выполнено. Вы работать будете? Это что такое? Подавляющее большинство поручений перенесено на осень», — говорил президент на совещании по развитию Сахалинской области.

Ишаев признавал критику справедливой, однако журналистам заявлял, что в отставку не собирается. «Ведомости», впрочем, уверяют, что Ишаев сам попросил Путина об отставке, так как все инициативы Минвостокразвития блокировались его коллегами в правительстве. По информации газеты «Коммерсантъ», и само хабаровское ведомство неоднократно рубило разработки коллег по региону.

Отставку Ишаева Путин назвал «плановой заменой», подчеркнув, что это решение не связано непосредственно с ситуацией с наводнением. «Виктор Иванович будет задействован на других участках работы», — обещал президент. Как пишет «Коммерсантъ», «плановая замена» подразумевает и смену концептуального подхода к развитию Дальнего Востока — вместо того, чтобы выделять на регион отдельную (и весьма весомую) строку в бюджете, на него будут прежде всего ориентировать ресурсы крупных государственных и окологосударственных компаний. За подобный подход выступает и первый вице-премьер Игорь Шувалов, ранее курировавший подготовку к саммиту АТЭС.

Если с судьбой Минвостокразвития Юрий Трутнев уже определился (ведомство продолжит работу, а его руководителя подыщут в ближайшее время, о создании госкорпорации, которая занималась бы регионом и подчинялась бы напрямую президенту, речи не идет), то пока совершенно неясно, что будет с госпрограммой развития региона объемом почти в 4 триллиона рублей, выделение средств на которую толком еще даже не начиналось. Несмотря на «внутренние проблемы, противоречия» и «проблемы дефицита источников финансирования», которые премьер-министр Дмитрий Медведев обнаружил в документе, он его все же подписал, заявив, что «в целом основа программы добротная».

Еще более туманно будущее новой редакции федеральной целевой программы «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2018 года» (базируется на госпрограмме развития региона), которую Минвостокразвития внесло в правительство во второй половине июля. В рамках этой ФЦП, которую, по словам Ишаева «с нуля за три месяца создали», Минвостокразвития предлагало включить в отраслевые программы все социальные проекты по строительству и реконструкции объектов здравоохранения и образования, а также инженерной и социальной инфраструктуры ДФО. Предполагалось построить более 470 новых железнодорожных разъездов, увеличив грузооборот Транссиба и БАМа, реконструировать и ввести в эксплуатацию 62 аэропортовых комплекса, построить и реконструировать автомагистрали в регионе. И многое другое.

Нельзя не принимать во внимание и саммит АТЭС в 2012 году, ставший важной вехой в истории Дальнего Востока. Российские власти вкачали в регион почти 600 миллиардов «федеральных» рублей, но ни тогда, ни год спустя не задали никаких ориентиров его развития. Как и в случае с развитием СКФО, Москва собирается накачивать регион деньгами, в том числе и через институты развития, ожидая, что отдельные точки роста послужат стартом для экономического рывка всего востока страны и вытащат его из экономической и демографической депрессии.

Но, как показывает опыт все того же СКФО, определения структуры власти и объема необходимых средств совершенно недостаточно для того, чтобы развитие региона и, что важнее, процесс накопления там социального капитала сдвинулся с мертвой точки. «Лента.ру» неоднократно писала о провале социальной и инвестиционной политики в СКФО, и на данный момент нет оснований полагать, что опыт федерального центра на Дальнем Востоке будет более успешным.

В конце августа Минэкономразвития РФ официально представило новый макропрогноз на 2013-2016 годы, снизив все основные показатели развития экономики и, напротив, повысив оценку оттока капитала. Источники Reuters в Минэкономразвития и Минфине указывали, что худший из сценариев, разработанный в министерстве, скорее всего, впервые станет базовым и ляжет в основу проекта федерального бюджета на очередную трехлетку. «Структурная перестройка экономики будет связана с невысокими темпами роста, которые будут отставать от темпов роста мировой экономики», — заявил замминистра Андрей Клепач, добавив, что «крайне низкие темпы роста» «существенно не позволяют выполнить те ориентиры, которые есть в указах президента РФ».

Не исключено, что для ДФО — безусловно, одного из ключевых регионов для благополучного развития России — правительство все же сможет найти значительные инвестиции. Но опыт последних лет развития Дальнего Востока свидетельствует, что эти вливания вряд ли оправдают возложенные на них надежды.