Новости партнеров

Три плюс одна

Зачем Армении Таможенный союз

Власти Армении, долгое время пытавшейся совместить евроинтеграционные планы и партнерство с Россией, определились с предпочтениями. Находясь с визитом в Москве, президент республики Серж Саргсян объявил, что страна вступит в Таможенный союз. Ереван, по словам президента, готов сделать для этого необходимые практические шаги. Решение о членстве в ТС, по мнению наблюдателей, стало прежде всего политическим. Впрочем, экономические бонусы — пусть даже непосредственно и не связанные с будущим членством — Армении уже обещаны.

О готовности вступить в ТС, в который входят Россия, Белоруссия и Казахстан, глава Армении объявил во вторник, 3 сентября, после встречи с российским президентом Владимиром Путиным. Сроки присоединения пока неизвестны. Впрочем, политическое решение в Москве и Ереване, как отметил по этому поводу российский МИД, уже принято. Предстоят переговоры технического характера, согласование с другими странами, входящими в ТС.

В Москве выразили надежду, что у Белоруссии и Казахстана по поводу нового участника ТС возражений не будет. В Казахстане будущее членство Армении уже поддержали. Министр по экономической интеграции республики Жанар Айтжанова отметила при этом, что Армении предстоит привести свое законодательство в соответствие с общими нормами.

О возможности присоединения к Таможенному союзу в Армении заявляли и раньше. Варианты интеграции — в условиях отсутствия общих границ с каким-либо из государств ТС — обсуждались еще в 2010 году. Тогда, по словам главы правительства Армении Тиграна Саргсяна, речь шла о возможном создании в Армении особой экономической зоны, где применялись бы правила транзита и таможенного досмотра, аналогичные тем, что действуют в Калининградской области.

Позднее, однако, к идее членства в ТС Ереван охладел. «В мировой практике нет такого примера, чтобы страна, не имея [общей с другими странами-участницами] границы, становилась членом Таможенного союза, — рассуждал премьер Армении весной прошлого года. — Это было бы бессмысленным. Смысл Таможенного союза заключается в том, что обмен товарами осуществляется без таможенного досмотра. В нашем случае это невозможно, потому что мы должны проходить через территорию соседнего государства и дважды преодолевать растаможку... В экономическом смысле это нецелесообразно». При этом чиновник подчеркивал, что от интеграции в рамках СНГ и сотрудничества с Таможенным союзом Армения не отказывается.

В России активно отстаивать эту идею тоже не пытались (как отмечал Саргсян, «российские коллеги относятся к данной ситуации с пониманием») — куда больше усилий тратилось, к примеру, на присоединение к ТС Украины. Существенного влияния на деятельность союза, как отмечает политолог Александр Князев, присутствие в нем Армении не оказало бы. К тому же республика и без того тесно связана с Россией — и в экономическом (РФ является крупнейшим экономическим партнером Армении, товарооборот между двумя странами в прошлом году увеличился на 22 процента, достигнув 1,2 миллиарда долларов), и в военном отношении (Армения является членом блока ОДКБ, на ее территории размещена российская военная база, которая является существенным фактором ее — Армении — безопасности). России в этих условиях не было необходимости настаивать на дальнейшей интеграции.

Армения тем временем попыталась продвинуться в сторону интеграции с Евросоюзом. Были подготовлены соглашения по ассоциации с ЕС, а также о зоне свободной торговли. Эти документы планировалось парафировать (предварительно утвердить) уже в ноябре, на саммите «Восточного партнерства» (интеграционной программы ЕС для стран бывшего СССР) в Вильнюсе. Аналогичные соглашения на этом саммите планировали также утвердить Молдавия и Украина. В Ереване при этом признавали, что членство в Таможенном союзе стало бы помехой для этих планов. Однако рассуждения были скорее гипотетическими, поскольку вступление в ТС в официальной повестке дня уже не стояло.

Политолог Андрей Епифанцев, комментируя последние события, высказал мнение, что Москва уже давно подавала сигналы, призванные побудить Ереван к дальнейшему сближению. «Этого, вероятно, не поняли в Армении. Ереван должен был свернуть с этого пути [с пути евроинтеграции] еще год назад, однако не сделал этого, — рассуждает эксперт. — В России многое не предавалось огласке, поскольку проблемы с Арменией принято замалчивать. Однако когда страна (Армения) вышла на финишную прямую в проекте "Восточного партнерства" и шла к парафированию соглашения об ассоциации с ЕС в Вильнюсе, были поставлены все точки над "i"».

В этом контексте он упомянул и поставки российского газа — крайне актуальную в последнее время тему для Армении. Пару месяцев назад стало известно, что цена на газ для республики увеличится со 180 до 270 долларов за тысячу кубометров. Для населения Армении были утверждены новые тарифы — выше прежних на 18 процентов. Тему, как и следовало ожидать, подхватила армянская оппозиция, в Ереване прошли акции протеста.

В конце августа, кстати, появилась информация о том, что между Россией и Арменией прошли переговоры по поводу «субсидирования возросших тарифов». Министр энергетики республики Армен Мовсисян охарактеризовал эти переговоры как успешные, но деталей не сообщил. Вполне можно предположить, что вопрос о вступлении Армении в ТС к тому времени был уже решен.

По другой версии, Москва могла форсировать интеграционный процесс, чтобы компенсировать неудачи на других направлениях. Как выразился политолог Сергей Минасян, тут сыграла роль «некая психологическая фрустрация кремлевского руководства, связанная с проблемами с Украиной и отчасти Белоруссией в связи с ТС». Вероятно, Москве важно было продемонстрировать успех евразийского интеграционного проекта — пусть даже и символический.

Это можно рассматривать и как ответ Украине (которую пока не удалось завлечь в ТС даже посредством «торговых войн»), и как намек Молдавии (которую недавно пугал последствиями евроинтеграции вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин), и как сигнал Белоруссии. Последней, как считает исполнительный секретарь движения «Интернациональная Россия» Юрий Баранчик, таким образом дали понять, что «перевод конфликта [вызванного задержанием главы «Уралкалия» Владислава Баумгертнера] в плоскость шантажа по поводу возможного выхода из Таможенного союза ничего не даст».

Армении при этом уже обещаны всевозможные экономические блага. Среди них предоставление 100 миллионов долларов на проект по строительству транспортного коридора «Север — Юг» — заявку правительства Армении на выделение средств уже утвердил антикризисный фонд ЕврАзЭС. Со стороны РЖД ожидаются инвестиции в размере примерно 15 миллиардов рублей (как полагает REGNUM, речь, возможно, идет о финансировании магистрали «Иран — Армения»). «Роснефть» обсуждает возможности сотрудничества с армянским химическим заводом «Наирит». А «Росатом», как сообщил Владимир Путин, будет участвовать в проекте, направленном на продление срока эксплуатации Армянской АЭС на десять лет.

Министр энергетики Армении, комментируя ранее преимущества от интеграции с Россией, отмечал, что вступление в ТС повлечет за собой снижение цен как на российский газ, так и на импортируемое из РФ ядерное топливо.

Обратной стороной для Армении может стать некоторое охлаждение отношений с Евросоюзом. Представители ЕС уже дали понять, что разочарованы последним решением Еревана и что соглашение о свободной торговле теперь, скорее всего, заключено не будет. «Мы уважаем любой выбор страны, но страны не могут подписать два договора с разными тарифными требованиями», — отметил глава МИДа председательствующей в ЕС Литвы Линас Линкявичюс. Комментируя выбор Армении в пользу Таможенного союза, он деликатно добавил, что тем самым «снижается уровень амбиций по поводу интеграции и сотрудничества с ЕС».

По мнению политолога Сергея Минасяна, фактически процесс евроинтеграции со стороны Армении будет продолжаться (о том, что от диалога с европейскими структурами республика не отказывается, заявляет и официальный Ереван). «Просто на этот раз она будет делать это без каких-либо обязательств перед ЕС и, с другой стороны, без какой-либо политической или финансовой поддержки со стороны ЕС», — полагает эксперт.

Правда, армянским властям еще придется как-то реагировать на критику со стороны прозападно настроенной оппозиции, которая решение о вступлении в ТС приняла в штыки. Оппозиционные СМИ наперебой обвиняют президента в «сдаче суверенитета страны», некоторые оппозиционеры требуют вынести вопрос о Таможенном союзе на референдум и даже угрожают бунтом. Представитель движения «Предпарламент» Тигран Хзмалян на вопрос, возможен ли «какой-то общественный бунт» в свете последних событий, ответил, что считает такой сценарий «не только возможным, но и крайне необходимым».

Первые выступления противников ТС, впрочем, получились не особенно впечатляющими. На акцию протеста у резиденции президента Армении, состоявшуюся 4 сентября, собрались около ста человек. Собравшиеся требовали не допустить «возврата к СССР» и требовали отставки Сержа Саргсяна. Некоторые участники акции попытались перекрыть улицу, и были задержаны полицией.