Новости партнеров

«Им не место в демократическом обществе»

Интервью с автором законопроекта о люстрации для команды Саакашвили

Коба Давиташвили
Фото: RFE/RL

Парламент Грузии, возможно, на следующей неделе рассмотрит законодательную инициативу депутата, лидера Партии народа Кобы Давиташвили, который предлагает закрыть доступ функционерам бывшей правящей партии «Единое национальное движение» (ЕНД) к высоким государственным постам.

Подобные ограничения в Грузии уже вводились. С 2011 года в стране действует «Хартия свободы» — документ, состоящий из законов «О люстрации» и «Акта патриота», а также специального положения о запрете на советскую и фашистскую символику. Закон «О люстрации» запрещает назначать на высокие государственные должности бывших чиновников из коммунистической и комсомольской иерархии, а также бывших сотрудников КГБ. Давиташвили считает, что список нежелательных «бывших» теперь следует дополнить.

В «Едином национальном движении» инициативу лидера «Партии народа» уже охарактеризовали как «безответственную» и «враждебную» по отношению к стране. Президент Грузии Михаил Саакашвили, в частности, предложил оставить этот вопрос на усмотрение народа. «Такие вопросы решает грузинский народ. Демократию в Грузии никто не сможет ограничить. Все попытки ограничить демократию, закончатся хаосом», — заявил он.

Автор законопроекта Коба Давиташвили до недавнего времени входил в правящую коалицию «Грузинская мечта». Недавно он покинул ее, сославшись на разногласия с соратниками. О своей инициативе депутат рассказал «Ленте.ру».

«Лента.ру»: Что побудило вас разработать этот законопроект?

Коба Давиташвили: Как известно, в Германии после Второй мировой войны был принят закон о денацификации, позже в странах Восточной Европы — законы о люстрации, запретившие бывшим коммунистам занимать высокие госдолжности. В последнее время по всему миру, особенно на постсовестком пространстве сформировались новые политические партии авторитарного и тоталитарного типа. Одной из таких партий я считаю «Единое национальное движение» Грузии. Эта бывшая правящая партия ввела в систему массовые пытки в тюрьмах и отделениях полиции, превратила их в механизм государственного управления. Существует множество документальных, в том числе и видеосвидетельств того, что недостойное обращение с людьми было частью системы, а не преступлениями, совершенными отдельными лицами. Кроме того, вы знаете также, что парламент провел широкомасштабную, в том числе и политическую, амнистию. Около 200 человек были признаны политическими заключенными. Документально зафиксированы и многие случаи политических преследований. Сам ваш покорный слуга неоднократно был объектом террористических актов со стороны государства. Словом, «Нацдвижение» зарекомендовало себя как тоталитарная, авторитарная партия.

У вас есть единомышленники среди коллег-депутатов?

Я думаю, что многие поддержат законопроект. При голосовании он требует обычного большинства голосов. Конечно же, против выступят члены ЕНД и ярые сторонники так называемой «коабитации» из «Грузинской мечты» (понятие «коабитация» — от англ. cohabitation — используется в современной грузинской политике для обозначения возможного сотрудничества, сосуществования прежней правящей команды во главе с Михаилом Саакашвили и ее оппонентов из ныне правящей коалиции «Грузинская мечта» — прим. «Ленты.ру»).

Но кандидат в президенты от «Мечты» Георгий Маргвелашвили заявил, что 27 октября, в день выборов президента Грузии, коабитация закончится.

Очень интересно. Вот результаты голосования в парламенте и покажут, насколько совпадают слова и дела «мечтателей». Это будет двоякая люстрация — «Нацдвижения» и «Грузинской мечты». Я считаю, политики должны придерживаться своих заявлений. Так что или господин Маргвелашвили и «Грузинская мечта» откажутся от своих заявлений, или эти заявления должны будут воплотиться в жизнь. Это их выбор. Они могут проголосовать «за», и тогда их слова совпадут с делами, а могут проголосовать «против» — и тогда окажется, что господин Маргвелашвили лгал.

О вашей законодательной инициативе уже нелестно отозвались в ЕНД и лично президент Саакашвили...

Их мнение меня не интересует.

Коснется ли вас этот закон? Ведь вы сами когда-то были политическим секретарем «Нацдвижения»?

Этот законопроект касается и меня. Я не Саакашвили, чтобы подстраивать под себя законы. Если изменения в закон будут приняты, я тоже буду ограничен в своих правах.

Часть прежней оппозиции в 2011 году критиковала «Хартию свободы», том числе закон «О люстрации» и «Акт патриота», еще с самого начала работы над этими документами. Многие положения этих документов оценивались как антиконституционные. Какой была ваша позиция?

Лично я этот законопроект не критиковал. Закон «О люстрации» необходимо было принять.

В начале интервью вы напомнили о прецедентах законодательных запретов и ограничений, распространяющихся на бывших членов фашисткой и коммунистических партий. Известен ли вам прецедент того, чтобы после смены власти в стране фактически вне закона объявляли бывшую правящую парию?

Насколько я знаю, это первый случай. Но должен уточнить, что речь в законопроекте не идет о признании «Единого национального движения» вне закона. Согласно ему, националы могут принимать участие в выборах, избираться в парламент, местные органы самоуправления и на пост президента. Их партия не будет запрещена как политическая сила. Так же, как и компартия в Грузии не была запрещена — действуют законодательные ограничения, но компартии у нас существуют. Их регистрация не была запрещена. Просто бывшие партийные функционеры не могут занимать государственные должности.

Какова цель предлагаемых вами законодательных ограничений?

Препятствовать авторитарному и тоталитарному режимам. Должностные лица этих режимов должны знать, что им не место в демократическом обществе. Люди, которые на протяжении девяти лет находились во власти и ежедневно осуществляли политический террор, не должны находиться на госдолжностях, потому что вероятность того, что они могут продолжить в том же духе, высока.

И все же, несмотря на разоблачения, часть западных политиков склонна видеть в громких расследованиях и судебных процессах против представителей бывшей власти политические мотивы... Почему?

Это очень просто объяснить. В течение всех этих лет западные лидеры и политики — не все, конечно, но, например, представители «Европейской народной партии», американских неоконсерваторов — ставили Грузию в пример как образец развития демократии, развития политической системы. Теперь они защищают не Саакашвили, а себя. Потому что им приходится сейчас объяснять избирателям, кого они поддерживали.

Саакашвили, который критикует Владимира Путина, все еще пользуется симпатией и части российской оппозиции...

Мне это известно, и я бы хотел попросить их не относиться к политическим лицам по формуле «он, конечно, сукин сын, но это наш сукин сын». Я считаю, «сукин сын» и есть «сукин сын», несмотря на его принадлежность...

Какова причина вашего недавнего довольно неожиданного выхода из «Грузинской мечты»?

Главным предвыборным обещанием «Грузинской мечты» было восстановление справедливости, наказание лиц, которые издевались над народом, возвращение незаконно отобранного имущества. Общеизвестно, что бывали случаи, когда нотариус в камере предварительного заключения оформлял дарственную на государство или на представителя власти. Все это имущество должно быть возвращено законным владельцам. Все лица, которые были незаконно уволены с госработы, должны быть восстановлены. Я не вижу подвижек в этом процессе. Последней каплей стал оправдательный вердикт суда по ряду обвинений против экс-министра обороны и внутренних дел Бачаны Ахалаи — главного палача саакашвилевского режима. Нам даже предложили признать это как торжество независимого правосудия. А это позор! Это крах судебной реформы, которую провело новое правительство.

Нужна новая судебная реформа, которую я предлагал еще год назад. Еще в октябре прошлого года я обратился к премьер-министру и предложил немедленно начать судебную реформу. Потому что судьи, которые все последние годы были соучастниками преступлений режима, конечно же, не могли занимать те же должности. Причем они были назначены после 2005 года, когда Саакашвили провел свою судебную реформу и под соусом реорганизации провел незаконные массовые увольнения судей. Я предлагал начать восстановление справедливости с возвращения на должности незаконно уволенных судей, а потом они, в свою очередь, восстановили бы справедливость по отношению к другим. К тому же мы видим, что после смены власти (я наблюдаю это уже в третий раз) одни и те же лица переходят из одного правительства в другое. Но есть люди, которые всегда в оппозиции. Это люди принципиальные, нонконформисты. Они всегда кричат, если что-то плохо, они не готовы выполнят любые указания властей.

К числу последних вы относите себя? При всех властях вы в итоге оказываетесь в оппозиции.

Да, конечно. Я в грузинской политике представляю таких людей. Оказалось, что партии власти комфортно сотрудничать с беспринципными людьми. Например, взять скандал вокруг тайника с оружием, обнаруженным в Самегрело. Тогда задержали 7 человек. Из них 6 — действующие госслужащие. Трое — МВД, трое — Минобороны. А сколько еще таких в этих структурах? Почему такие люди все еще там? Я уже неоднократно заявлял, что три человека, которые в 2007 году участвовали в теракте против меня, до сих пор работают в финансовой полиции. Почему они до сих пор там находятся? Для чего они нужны? Вот вопросы, на которые я не слышу ответов со стороны властей.

Вы кандидат в президенты от Партии народа — левоцентристской политической силы. Что обещаете избирателям?

Я за восстановление справедливости. Мой лозунг — нулевая толерантность по отношению к Саакашвили и его палачам. Все они должны сидеть в тюрьме. Это я перефразирую лозунг самого Саакашвили по отношению к малолетним и мелким правонарушителям. Я за политику нулевой толерантности к представителям авторитарного, тоталитарного режима. Я за социальную справедливость. Кстати, по этому вопросу у меня тоже были разногласия с ныне правящей коалицией. Речь идет о нескольких случаях в законодательной практике, когда при столкновении интересов обычного гражданина с интересами крупного бизнеса «Грузинская мечта» становилась на сторону крупного бизнеса.

Как, по вашему мнению, сложится судьба Саакашвили после президентских выборов? Сам он планирует остаться в политике.

Я думаю, что Саакшвили должен понести уголовную ответственность. Я не считаю, что из-за того, что у него есть влиятельные защитники на Западе, он должен избежать ответственности. Потому что это несправедливо. Перед законом все равны.

Бывший СССР00:04Сегодня

Тайные националисты

Украинцы умирали в советских тюрьмах. Они мечтали о свободе и своей державе