Деньги, которые возбуждают

Что мешает процветанию порноиндустрии в США

Фото: Robyn Beck / AFP

Американские СМИ в конце августа устроили небольшой переполох, связав данные министерства труда по высокой безработице по всей стране с локальным спадом в порноиндустрии, который, в свою очередь, был вызван приостановкой работы порностудий после того, как у одной из актрис обнаружили ВИЧ-инфекцию. И хотя анализ методологии министерства с легкостью позволил опровергнуть какую-либо связь индустрии развлечений для взрослых с ключевыми макроэкономическими индикаторами, это еще не означает, что отрасль не важна для местной экономики. «Лента.ру» решила внимательно посмотреть на один из самых закрытых (и в то же время легальных) бизнесов в США, чтобы понять, в каком экономическом состоянии он находится.

Серая экономическая зона

Анализ порноиндустрии как особого вида бизнеса сопряжен с ожидаемыми затруднениями — легальность порнографии и сопутствующей продукции не означает финансовой прозрачности. В частности, до сих пор не очень понятно, каков оборот этого бизнеса. В начале 2012 года телеканал CNBC оценил ежегодную выручку американской порноиндустрии в 14 миллиардов долларов, но это число — еще не истина в последней инстанции.

Среди наиболее авторитетных источников для скептиков, стремящихся доказать, что представления простых американцев о порноиндустрии сильно преувеличены, фигурирует журнал Forbes. В статье 2001 года выручку легального порнобизнеса издание (со ссылкой на консалтинговую компанию Forrester) оценило в сумму от 750 миллионов до миллиарда долларов. В связи с этим журнал приводит слова Дэвида Клателла (David Klateell), который тогда являлся сотрудником Колумбийской школы журналистики (Columbia Graduate School of Journalism): «В порнобизнесе увеличивают все, что может быть увеличено!»

Примерно тогда же нью-йоркский публицист и писатель Фрэнк Рич (Frank Rich) приписал порноиндустрии оборот от 10 до 14 миллиардов долларов, что, например, превышает оборот бейсбольного чемпионата в 2012 году (6,8 миллиарда долларов). Мощь и влияние индустрии развлечений для взрослых позволили Ричу заявить: «Порно перестало плестись на задворках мейнстрима, порно само стало мейнстримом».

Тем не менее порядок оценки выручки порнобизнеса как у скептиков, так и более спокойно настроенных наблюдателей почти не изменился за двенадцать-пятнадцать лет. По-прежнему максимальный порог выручки индустрии развлечений для взрослых не превышает 14 миллиардов долларов, а значит, отрасль вполне может быть в состоянии стагнации.

Затруднения с анализом доходности порноиндустрии напрямую связаны с неопределенностью ее структуры. Следует ли учитывать, например, продажу секс-игрушек и товаров сопутствующей тематики как часть отрасли? Профильная для порнобизнеса и смежных отраслей ежегодная выставка The AVN Adult Entertainment Expo наравне с новинками студий выставляет и профильные аксессуары. Но едва ли кто-нибудь будет спорить с утверждением, что бизнес в порно построен все же не на продаже игрушек, а на торговле фильмами и роликами соответствующего содержания.

В начале XXI века порнобизнес столкнулся с самой серьезной угрозой для своего существования. И это оказались не борцы за нравственность или не законодательные ограничения, а интернет.

Интернет против фабрики грез

Точное количество сайтов, посвященных порнографии, остается неизвестным. В 2011 году Forbes опубликовал результаты исследования Оджи Огаса (Ogi Ogas), по которым лишь 4 процента самых посещаемых сайтов содержали «взрослый» контент. С другой стороны, в 2010 году, по информации компьютерной компании Optenet, на которую сослались в BBC News, до 37 процентов сайтов в интернете содержат порнографические материалы.

Разброс в статистических данных не может поколебать уверенности части экспертов в том, что распространение интернета и порнографии на рубеже веков были взаимосвязанными явлениями. Свободный доступ к информации приводил к тому, что число посещений ресурсов для взрослых росло, и при этом соблазн получить «запретные» фото- и видеоматериалы стимулировал людей подключаться к интернету. Казалось бы, распространение интернета было отрасли исключительно выгодно, однако в начале 2000-х выяснилось, что сложившаяся ситуация вредит бизнесу.

Так, журналист и эксперт по американской порноиндустрии Майкл Стабиле (Michael Stabile) заявил, что золотой век порнобизнеса был в 2002 году, а после 2006-го интернет начал оказывать масштабное и негативное влияние на индустрию. Порнобизнес столкнулся ровно с той же проблемой, что и Голливуд, то есть с онлайн-пиратством и распространением пиринговых сетей. Они существенно снизили выручку многих студий или даже привели к их банкротству.

По оценке бывшего порноактера Дэйва Каммингса (Dave Cummings), которую в январе 2013 года привело издание The Huffington Post, до 80 процентов порностудий были вынуждены прекратить свою деятельность за период с 2007 по 2013 годы. Как утверждает организация TakeDownPiracy, занимающаяся защитой интеллектуальных прав порностудий, с 2007 года продажи DVD-дисков из-за пиратов упали наполовину. Рецессия в экономике США и пираты, говорят правообладатели, привели к тому, что доходы студий от продажи DVD упали с 350 тысяч долларов до 150-200 тысяч.

О том, какое значение в порнобизнесе теперь придают интернету, свидетельствует опрос в профильном издании Xbiz Research (.pdf), проведенный весной 2012 года. Он показал, что 42,2 процента сотрудника отрасли назвали Сеть основным фактором развития порнобизнеса. При этом 71 процент опрошенных выступают за ужесточение антипиратских мер.

Помимо пиратов, индустрии вредят и «любители»: интернет сделал возможным заработок на порнографии даже для «одиночек». Например, появился онлайн-стриптиз. Он дает клиентам возможность пообщаться с моделью в реальном времени. Объем подобного рынка Стабиле оценил в два миллиарда долларов, далеко не все из которых приходятся на долю крупных компаний.

Наконец, порноиндустрии наносят урон и рядовые пользователи, выкладывающие ролики со своим участием в интернет совершенно свободно. В 2009 году издание The Los Angeles Times процитировало сопредседателя крупной студии Vivid Entertainment Билла Эшера (Bill Asher): «Мы были готовы к интернет-буму, но никогда не думали, что нам придется конкурировать с теми, кто распространяет порно бесплатно».

По мере того как удешевление кинотехники и распространение компьютерных сетей приводило к снижению качества порнографической продукции, ведущие студии были вынуждены переосмысливать сам формат фильмов для взрослых. В результате основные игроки рынка — Vivid Entertainment и Manwin (последняя приобрела в 2012 году третью крупную студию, Digital Playground) — начали специализироваться на создании высокобюджетных фильмов и пародий на голливудские блокбастеры.

Финансовые результаты Vivid Entertainment за 2012 год отсутствуют в публичном доступе, но в 2006 году Forbes оценил размер ее выручки примерно в 100 миллионов долларов. Компания Manwin, которая занимается сферой развлечений для взрослых в США, Канаде, Бельгии, Ирландии и других государствах, зарегистрирована в Люксембурге. Ее финансовая отчетность в открытом доступе также отсутствует. Единственной крупной компанией, которая разглашает показатели своей деятельности, является распространитель порнопродукции Private Media Group. На ее сайте указано (.pdf), что за первые 9 месяцев 2011 года она понесла убыток в 4,5 миллиона долларов.

По информации CNBC, лишь около четверти из 150 предприятий, представленных в 2012 году на The AVN Adult Entertainment Expo, зафиксировали свои продажи на уровне свыше миллиона долларов.

По ту сторону экрана

Порнобизнес держит в тени не только финансовую сторону, но и многие другие свои аспекты. В частности, неизвестно, сколько людей заняты в производстве и распространении легальной порнографической продукции. В ноябре 2012 года газета The Los Angeles Times со ссылкой на представителей отрасли оценила количество занятых в индустрии в Калифорнии в 10 тысяч человек. Порностудии не стали разглашать, сколько актеров на них работают. Вполне вероятно, что сама индустрия этого и не знает, ведь порноактеры, в отличие от обыкновенных артистов, не состоят в гильдиях, а заключают индивидуальные контракты. Это позволяет отрасли сохранять гибкость, не подчиняясь жестким правилам Голливуда. Обратной стороной подобной практики является непрозрачность и сложность для государственного контроля, что и послужило основой для августовского конфуза с данными министерства труда США.

Закрытость американского порнобизнеса приводит к тому, что «разоблачительные» сюжеты о его изнанке регулярно появляются в американских СМИ и блогах. В них порноиндустрия зачастую оказывается чем-то средним между массовыми стереотипами о бесконечных оргиях на камеру, наркотиках и проституции и совершенно банальной киноиндустрией, где продюсеры озабочены продажами, актеры — выгодными контрактами, а режиссеры — новыми ракурсами. Иногда кажется, что в порнобизнесе собственно бизнеса гораздо больше, чем порно. Об этом, например, свидетельствует один показательный для индустрии эпизод.

В конце 2012 года в Лос-Анджелесе порноактерам предписали на съемках использовать презервативы. Это вызвало негодование студий, испугавшихся возможных убытков. Опасения бизнесменов вызвала вовсе не стоимость контрацепции, а будущее снижение прибылей. По словам дельцов, наличие в кадре презервативов разрушит для зрителей сказку и обвалит продажи. Порностудии обратились в суд, но в августе 2013 года он утвердил необходимость использования презервативов. В ответ порнобизнес грозится переехать из Долины Сан-Фернандо в более привлекательные места, которых, впрочем, исчезающе мало. Вероятнее всего, поражение в судах связано с плохим имиджем порноиндустрии.

Будущее порнобизнеса зависит от его способности монетизировать интернет-трафик и предложить клиентам новые способы развлечений. Но едва ли не в большей степени американские порностудии помогут себе, если будут воспринимать себя именно как бизнес. В американской практике это означает открытость для общества, которая повысит общественную осведомленность, поднимет доверие со стороны инвесторов и улучшит имидж компаний. В этом порнобизнес может поучиться у сторонников легализации гей-браков и легких наркотиков — они за последние несколько лет сумели добиться в США значительных успехов.