В окопах IMAX

Как делали картинку «Сталинграда» Бондарчука: репортаж «Ленты.ру»

Фотография со съемок фильма «Сталинград»
Фотография со съемок фильма «Сталинград»
Фото: filmpro.ru

Россия выдвинула на «Оскар» «Сталинград» Федора Бондарчука. Очевидно, чтобы успеть вовремя подать заявку на участие в оскаровской гонке, фильм впервые специально показали 19 сентября на закрытии форума «КиноЭкспо». Теперь решать, войдет ли лента в число финалистов в номинации «Лучший фильм на иностранном языке», будет Американская киноакадемия. Однако номинация на «Оскар» — не единственное, что связывает работу Бондарчука с Северной Америкой. Работа над «Сталинградом» во многом проходила именно там — ведь это первый российский фильм, который выходит в формате IMAX 3D. «Лента.ру» побывала в Лос-Анджелесе, в офисе IMAX, чтобы своими глазами увидеть, как готовилась картина.

«Чтобы картина стала фильмом IMAX, необходимы три условия. Во-первых, ее должен снять режиссер, ставящий изображение во главу угла. Во-вторых, его должна издавать дружественная нам студия. В-третьих, и самое важное — это должен быть такой фильм, который унесет зрителя в вымышленную, но достоверную реальность: в Хогвартс, на космическую станцию, Пандору, дно океана — или руины Сталинграда», — объясняет принципы работы своей компании президент IMAX Entertainment Грегг Фостер. Разговор с корреспондентом «Ленты.ру» состоялся на следующий день после того, как в лос-анджелесском офисе компании российским журналистам впервые показали отрывки из «Сталинграда» Федора Бондарчука — дебютной для IMAX ленты российского производства.

«Сталинград» начинается со сцены в Японии, в разрушенной Фукусиме. На экране — огромный самолет МЧС, который прилетает на место взрыва АЭС. Российские спасатели ищут выживших. Под завалами в каверне обнаруживают немецкую девушку. Спасатели устанавливают с ней связь, и, чтобы отвлечь ее и успокоить, пожилой командир начинает свой рассказ. Он говорит о Сталинградской битве — это пожилой человек, лица которого зрители не увидят до конца фильма. Следующие кадры — ночная переправа через Волгу. Герои переходят по притопленным понтонам, переваливаются через бруствер, идут в атаку, но их встречают яростным огнем. Дальше — кадры рукопашной, смертоносный балет, снятый в сло-мо в духе Вачовски или Зака Снайдера.

Все детали сюжета не раскрываются, журналистам известно лишь то, что и все остальные знают из трейлера: «Сталинград» — военный эпос с романтической линией, снятый сочно и эффектно. Сравнение новой картинки Бондарчука с творчеством упомянутых выше режиссеров тем более уместно, что Вачовски и Снайдер экранизировали комиксы («V значит вендетта», «Хранители», «300») — а этот жанр обрел массовую популярность благодаря колоссальному спросу на него среди американских солдат. Бондарчук, впрочем, выбирает образы иных супергероев для вдохновения — настоящих бойцов Восточного фронта, запечатленных фото- и кинооператорами хроники. Офицер, поднимающий солдат в атаку, идущие через реку «аки посуху» бойцы — российский режиссер охотно пользуется узнаваемыми образами советского масскульта.

Но журналисты собрались в просмотровом зале центрального офиса IMAX в Лос-Анджелесе не только для того, чтобы оценить новую эстетику Бондарчука. В маленькой комнатке на сорок мест с гигантским экраном, в святая святых канадской кинокомпании, сидя на креслах Джей-Джея Абрамса и Питера Джексона, чувствуешь, что такое настоящее 3D, что этот формат делает с фильмом и что по-настоящему нового будет в «Сталинграде».

Главное, за счет чего достигается это понимание, — погружение. Просмотру фрагментов картины предшествовала экскурсия по штаб-квартире IMAX, которую устроил Дэвид Кили, исполнительный вице-президент компании, работающий в ней со дня основания. Он знает каждую деталь производственного процесса, каждую мельчайшую подробность, эта компания для него и семья, и дом: они с женой «прожили» здесь более тридцати лет.

Чтобы журналисты сразу все поняли, он повел нас в пленкохранилище. «Будьте готовы, там холодно, как в Сибири, — шутит Кили. — Я знаю, о чем говорю, потому что я сам из Канады, а это почти то же самое». На самом деле, температура в хранилище — 13 градусов по Цельсию, однако после калифорнийской жары это и правда доставляет известный дискомфорт. Зато фильмы лежат на полках из струганых досок, как пчелиные детки в сотах: о них заботятся снующие вокруг рабочие. Мы идем мимо полок с «Титаником» и «Аватаром» Джеймса Кэмерона, «Темным рыцарем» Нолана — ряды стеллажей занимают ангары, и про каждый фильм Кили есть что рассказать. Он вспоминает, к примеру, что у Грегга Фостера есть занятная привычка — каждый раз, когда у него что-то не ладится в жизни или бизнесе, он просит поставить ему в просмотровом зале «Темного рыцаря». Глава IMAX смотрит первые двадцать минут, после чего его сознание находит решение проблемы. В 2012 году он делал это около 20 раз.

Сам Нолан, кстати, по словам Кили, тоже оригинал: он любит подписывать банки с пленками своих фильмов именами собственных детей, которых у него четверо. «Бэтмэн: Начало» подписан именем Рори, «Рыцарь» — Флорой, а «Возрождение легенды» названо в честь Магнуса Рекса, младшего сына режиссера. На своей новой картине, «Интерстеллар», Нолан пошел на второй круг: рабочее название картины — снова в честь Флоры.

Затем Кили ведет нас в «производственные цеха». В них работают специалисты, главная цель каждого из которых — привести реальную картинку на экране к состоянию той, что в голове у режиссера, говорит Кили. Мы видим, как вручную осуществляется цветокоррекция и коррекция звука, затем идем в зал, где сотрудники-контроллеры IMAX следят за синхронизацией проекций для правого и левого глаза. Настоящее удивление вызывает зал, где специалист по имени Карлос просматривает картину с субтитрами: он следит за тем, чтобы подписи на японском максимально органично вписывались в видеоряд — так, чтобы зритель от него не отвлекался.

Помимо ручной настройки пунктиком IMAX является стандартизация. К примеру, все проекторы в 53 странах, где представлена компания, контролируются из центрального офиса в канадском Торонто. Благодаря этому из Канады можно обеспечивать те цветовые уровни изображения на экране, которые были запрограммированы режиссером при создании картины. То же самое касается и звука — по словам Кили, каждый инженер кинотеатра в течение дня уменьшает уровень громкости, и каждое утро он автоматически возвращается на место.

Именно магию погружения, благодаря которой зритель чувствует себя внутри художественного произведения, Бондарчук и Роднянский искали в IMAX. Как рассказали «Ленте.ру» продюсер и режиссер, их замысел состоял в изображении войны новым, отличным от классического способом, а главное — с тем самым погружением, о котором говорил Кили. Федор Бондарчук, по его собственным словам, нашел в американских коллегах единомышленников, которые забывают даже о еде, если чувствуют драйв в работе. Грегг Фостер высказался проще. По его мнению, сотрудничать с Роднянским и Бондарчуком было «нормально», как если бы продюсер и режиссер работали на Warner Bros. или Sony Pictures (которая как раз и выпускает «Сталинград»).

По словам директора международного развития IMAX Энтони Вогелза, «Сталинград» был не первой российской картиной, предложенной его компании. «Всего было около десяти картин, почему-то много мультфильмов. Вы вообще, как мне кажется, снимаете о-о-очень много мультфильмов», — вспомнил он. Так или иначе, необходимость в русском игровом кино для IMAX была очевидна, когда в 2011 году стало известно о заключении договоренности между компанией и Роднянским. IMAX демонстрирует резкий рост: сборы за первые полгода 2013-го выросли по сравнению с тем же периодом предыдущего года на 80 процентов. При этом Россия, по словам Фостера, является третьим после Америки и Китая рынком для его корпорации — за 2013 год число кинотеатров IMAX выросло на территории СНГ с 24 до 38, то есть больше чем в полтора раза. Так что появление русскоязычного фильма в формате 3D IMAX было вопросом времени.

Почему «Сталинград» стал первым русским фильмом, с которым сотрудничают американцы? Грегг Фостер объясняет, что Бондарчук, чье творчество он вообще уважает, как раз и является примером кинематографиста, очень любящего картинку — того, что описан в брендбуке. «Сталинград» же получился масштабным и чрезвычайно эмоциональным, то есть таким, какой как раз и требовался IMAX.

К созданию картины были привлечены изрядные силы и немалые деньги. Декорации «Сталинграда», выстроенные под Санкт-Петербургом, обошлись в 120 миллионов рублей. Их разработкой занимался художник-постановщик Сергей Иванов, под началом которого работали 400 человек в течение шести месяцев. Оператор Максим Осадчий, снимавший для Бондарчука чуть ли не с начала карьеры, осуществлял съемку «Сталинграда» вместе с большой командой стереоинженеров с целой системой «летающих экранов» и при помощи новейших камер RED Epic. Композитором картины стал Анджело Баделаменти, создавший саундтрек почти ко всем картинам Дэвида Линча, включая «Твин Пикс».

Фостер отзывается о картине исключительно в превосходной степени. «Да вы посмотрите, оглянитесь — вы, русский журналист, в здании IMAX (а ведь мы сюда пускаем далеко не всех), видите работу над русской картиной, и мы с вами ее обсуждаем!» — эта фраза не кажется заносчивой, поскольку обеспечена стандартами IMAX, за которыми стоят большие деньги. У компании с таким ростом не то чтобы нет права на ошибку — она им старается не пользоваться, и Фостер подкрепляет свои слова предчувствием хорошего прокатного будущего «Сталинграда». Он утверждает, что в России окончательно поняли, в чем смысл IMAX, и на подобные фильму Бондарчука блокбастеры все больше людей ходит именно в их кинотеатры.

«Сталинград», кажется, открывает и еще одну перспективу. Голливуд, по мнению многих экспертов, переживает сейчас кризис идей и нехватку денег, инвестиций и рынков сбыта. Все больше русских кинематографистов — не только молодых актеров, а продюсеров и режиссеров — вовлекаются голливудскими кинокомпаниями в производственный процесс. А работа над «Сталинградом» у сотрудников IMAX с заокеанскими коллегами шла на абсолютно паритетных началах. Фостер подчеркнул, что сотрудничать с Роднянским и Бондарчуком он намерен и впредь. Более того, несмотря на то что и Александр Роднянский, и Федор Бондарчук считают «Сталинград» картиной прежде всего русской, Фостер с оптимизмом смотрит на перспективы ее международного проката: «Американцам фильм точно понравится, в картине много, что называется, Джона Уэйна».

подписатьсяОбсудить
00:06 11 сентября 2016

Роботы наступают

Как развитие технологий спасет людей и лишит их работы
Закат Атлантропы
Как немецкий архитектор хотел спасти белую расу
Корабль у Марса (в представлении художника)Прощай, Земля!
Илон Маск представил план колонизации Марса
Праздник школоты
С какими неприятными сюрпризами столкнулись посетители «Игромира»
Во всю дурь
Как метамфетамин стал залогом побед гитлеровской Германии
Шедевр под носом
Самые популярные фотографии Instagram за сентябрь
Ким КардашьянЧто угрожает Кардашьян
Семь самых ярких пранков со знаменитостями
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
Рожать нельзя помиловать
Как живет страна, где за аборт можно получить 10 лет тюрьмы
Осенний набор
Все премьеры Парижского автосалона
Париж-2016
Репортаж с Парижского моторшоу: день первый
Великий увозитель
Все, что нужно знать о новом Land Rover Discovery, в 27 фотографиях
Лошади на литры
Самые вместительные машины с моторами мощностью 600 л.с. и больше
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США