В окопах IMAX

Как делали картинку «Сталинграда» Бондарчука: репортаж «Ленты.ру»

Фотография со съемок фильма «Сталинград»
Фотография со съемок фильма «Сталинград»
Фото: filmpro.ru

Россия выдвинула на «Оскар» «Сталинград» Федора Бондарчука. Очевидно, чтобы успеть вовремя подать заявку на участие в оскаровской гонке, фильм впервые специально показали 19 сентября на закрытии форума «КиноЭкспо». Теперь решать, войдет ли лента в число финалистов в номинации «Лучший фильм на иностранном языке», будет Американская киноакадемия. Однако номинация на «Оскар» — не единственное, что связывает работу Бондарчука с Северной Америкой. Работа над «Сталинградом» во многом проходила именно там — ведь это первый российский фильм, который выходит в формате IMAX 3D. «Лента.ру» побывала в Лос-Анджелесе, в офисе IMAX, чтобы своими глазами увидеть, как готовилась картина.

«Чтобы картина стала фильмом IMAX, необходимы три условия. Во-первых, ее должен снять режиссер, ставящий изображение во главу угла. Во-вторых, его должна издавать дружественная нам студия. В-третьих, и самое важное — это должен быть такой фильм, который унесет зрителя в вымышленную, но достоверную реальность: в Хогвартс, на космическую станцию, Пандору, дно океана — или руины Сталинграда», — объясняет принципы работы своей компании президент IMAX Entertainment Грегг Фостер. Разговор с корреспондентом «Ленты.ру» состоялся на следующий день после того, как в лос-анджелесском офисе компании российским журналистам впервые показали отрывки из «Сталинграда» Федора Бондарчука — дебютной для IMAX ленты российского производства.

«Сталинград» начинается со сцены в Японии, в разрушенной Фукусиме. На экране — огромный самолет МЧС, который прилетает на место взрыва АЭС. Российские спасатели ищут выживших. Под завалами в каверне обнаруживают немецкую девушку. Спасатели устанавливают с ней связь, и, чтобы отвлечь ее и успокоить, пожилой командир начинает свой рассказ. Он говорит о Сталинградской битве — это пожилой человек, лица которого зрители не увидят до конца фильма. Следующие кадры — ночная переправа через Волгу. Герои переходят по притопленным понтонам, переваливаются через бруствер, идут в атаку, но их встречают яростным огнем. Дальше — кадры рукопашной, смертоносный балет, снятый в сло-мо в духе Вачовски или Зака Снайдера.

Все детали сюжета не раскрываются, журналистам известно лишь то, что и все остальные знают из трейлера: «Сталинград» — военный эпос с романтической линией, снятый сочно и эффектно. Сравнение новой картинки Бондарчука с творчеством упомянутых выше режиссеров тем более уместно, что Вачовски и Снайдер экранизировали комиксы («V значит вендетта», «Хранители», «300») — а этот жанр обрел массовую популярность благодаря колоссальному спросу на него среди американских солдат. Бондарчук, впрочем, выбирает образы иных супергероев для вдохновения — настоящих бойцов Восточного фронта, запечатленных фото- и кинооператорами хроники. Офицер, поднимающий солдат в атаку, идущие через реку «аки посуху» бойцы — российский режиссер охотно пользуется узнаваемыми образами советского масскульта.

Но журналисты собрались в просмотровом зале центрального офиса IMAX в Лос-Анджелесе не только для того, чтобы оценить новую эстетику Бондарчука. В маленькой комнатке на сорок мест с гигантским экраном, в святая святых канадской кинокомпании, сидя на креслах Джей-Джея Абрамса и Питера Джексона, чувствуешь, что такое настоящее 3D, что этот формат делает с фильмом и что по-настоящему нового будет в «Сталинграде».

Главное, за счет чего достигается это понимание, — погружение. Просмотру фрагментов картины предшествовала экскурсия по штаб-квартире IMAX, которую устроил Дэвид Кили, исполнительный вице-президент компании, работающий в ней со дня основания. Он знает каждую деталь производственного процесса, каждую мельчайшую подробность, эта компания для него и семья, и дом: они с женой «прожили» здесь более тридцати лет.

Чтобы журналисты сразу все поняли, он повел нас в пленкохранилище. «Будьте готовы, там холодно, как в Сибири, — шутит Кили. — Я знаю, о чем говорю, потому что я сам из Канады, а это почти то же самое». На самом деле, температура в хранилище — 13 градусов по Цельсию, однако после калифорнийской жары это и правда доставляет известный дискомфорт. Зато фильмы лежат на полках из струганых досок, как пчелиные детки в сотах: о них заботятся снующие вокруг рабочие. Мы идем мимо полок с «Титаником» и «Аватаром» Джеймса Кэмерона, «Темным рыцарем» Нолана — ряды стеллажей занимают ангары, и про каждый фильм Кили есть что рассказать. Он вспоминает, к примеру, что у Грегга Фостера есть занятная привычка — каждый раз, когда у него что-то не ладится в жизни или бизнесе, он просит поставить ему в просмотровом зале «Темного рыцаря». Глава IMAX смотрит первые двадцать минут, после чего его сознание находит решение проблемы. В 2012 году он делал это около 20 раз.

Сам Нолан, кстати, по словам Кили, тоже оригинал: он любит подписывать банки с пленками своих фильмов именами собственных детей, которых у него четверо. «Бэтмэн: Начало» подписан именем Рори, «Рыцарь» — Флорой, а «Возрождение легенды» названо в честь Магнуса Рекса, младшего сына режиссера. На своей новой картине, «Интерстеллар», Нолан пошел на второй круг: рабочее название картины — снова в честь Флоры.

Затем Кили ведет нас в «производственные цеха». В них работают специалисты, главная цель каждого из которых — привести реальную картинку на экране к состоянию той, что в голове у режиссера, говорит Кили. Мы видим, как вручную осуществляется цветокоррекция и коррекция звука, затем идем в зал, где сотрудники-контроллеры IMAX следят за синхронизацией проекций для правого и левого глаза. Настоящее удивление вызывает зал, где специалист по имени Карлос просматривает картину с субтитрами: он следит за тем, чтобы подписи на японском максимально органично вписывались в видеоряд — так, чтобы зритель от него не отвлекался.

Помимо ручной настройки пунктиком IMAX является стандартизация. К примеру, все проекторы в 53 странах, где представлена компания, контролируются из центрального офиса в канадском Торонто. Благодаря этому из Канады можно обеспечивать те цветовые уровни изображения на экране, которые были запрограммированы режиссером при создании картины. То же самое касается и звука — по словам Кили, каждый инженер кинотеатра в течение дня уменьшает уровень громкости, и каждое утро он автоматически возвращается на место.

Именно магию погружения, благодаря которой зритель чувствует себя внутри художественного произведения, Бондарчук и Роднянский искали в IMAX. Как рассказали «Ленте.ру» продюсер и режиссер, их замысел состоял в изображении войны новым, отличным от классического способом, а главное — с тем самым погружением, о котором говорил Кили. Федор Бондарчук, по его собственным словам, нашел в американских коллегах единомышленников, которые забывают даже о еде, если чувствуют драйв в работе. Грегг Фостер высказался проще. По его мнению, сотрудничать с Роднянским и Бондарчуком было «нормально», как если бы продюсер и режиссер работали на Warner Bros. или Sony Pictures (которая как раз и выпускает «Сталинград»).

По словам директора международного развития IMAX Энтони Вогелза, «Сталинград» был не первой российской картиной, предложенной его компании. «Всего было около десяти картин, почему-то много мультфильмов. Вы вообще, как мне кажется, снимаете о-о-очень много мультфильмов», — вспомнил он. Так или иначе, необходимость в русском игровом кино для IMAX была очевидна, когда в 2011 году стало известно о заключении договоренности между компанией и Роднянским. IMAX демонстрирует резкий рост: сборы за первые полгода 2013-го выросли по сравнению с тем же периодом предыдущего года на 80 процентов. При этом Россия, по словам Фостера, является третьим после Америки и Китая рынком для его корпорации — за 2013 год число кинотеатров IMAX выросло на территории СНГ с 24 до 38, то есть больше чем в полтора раза. Так что появление русскоязычного фильма в формате 3D IMAX было вопросом времени.

Почему «Сталинград» стал первым русским фильмом, с которым сотрудничают американцы? Грегг Фостер объясняет, что Бондарчук, чье творчество он вообще уважает, как раз и является примером кинематографиста, очень любящего картинку — того, что описан в брендбуке. «Сталинград» же получился масштабным и чрезвычайно эмоциональным, то есть таким, какой как раз и требовался IMAX.

К созданию картины были привлечены изрядные силы и немалые деньги. Декорации «Сталинграда», выстроенные под Санкт-Петербургом, обошлись в 120 миллионов рублей. Их разработкой занимался художник-постановщик Сергей Иванов, под началом которого работали 400 человек в течение шести месяцев. Оператор Максим Осадчий, снимавший для Бондарчука чуть ли не с начала карьеры, осуществлял съемку «Сталинграда» вместе с большой командой стереоинженеров с целой системой «летающих экранов» и при помощи новейших камер RED Epic. Композитором картины стал Анджело Баделаменти, создавший саундтрек почти ко всем картинам Дэвида Линча, включая «Твин Пикс».

Фостер отзывается о картине исключительно в превосходной степени. «Да вы посмотрите, оглянитесь — вы, русский журналист, в здании IMAX (а ведь мы сюда пускаем далеко не всех), видите работу над русской картиной, и мы с вами ее обсуждаем!» — эта фраза не кажется заносчивой, поскольку обеспечена стандартами IMAX, за которыми стоят большие деньги. У компании с таким ростом не то чтобы нет права на ошибку — она им старается не пользоваться, и Фостер подкрепляет свои слова предчувствием хорошего прокатного будущего «Сталинграда». Он утверждает, что в России окончательно поняли, в чем смысл IMAX, и на подобные фильму Бондарчука блокбастеры все больше людей ходит именно в их кинотеатры.

«Сталинград», кажется, открывает и еще одну перспективу. Голливуд, по мнению многих экспертов, переживает сейчас кризис идей и нехватку денег, инвестиций и рынков сбыта. Все больше русских кинематографистов — не только молодых актеров, а продюсеров и режиссеров — вовлекаются голливудскими кинокомпаниями в производственный процесс. А работа над «Сталинградом» у сотрудников IMAX с заокеанскими коллегами шла на абсолютно паритетных началах. Фостер подчеркнул, что сотрудничать с Роднянским и Бондарчуком он намерен и впредь. Более того, несмотря на то что и Александр Роднянский, и Федор Бондарчук считают «Сталинград» картиной прежде всего русской, Фостер с оптимизмом смотрит на перспективы ее международного проката: «Американцам фильм точно понравится, в картине много, что называется, Джона Уэйна».

подписатьсяОбсудить
12:05 29 июля 2016

Импортозамещение в картинках

Третьяковка предлагает «отбросить предвзятое мнение» по отношению к Айвазовскому
Военнослужащие армии КазахстанаПрофилактика хаоса
Каковы цели российского военного планирования в Центральной Азии
Шальная «Императрица»
Будни российских проституток
Отборные кадры
Как в России подыскивают присяжных для суда
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
Словили белочку
Главный российский радиотелескоп поймал инопланетный сигнал
Наперегонки
Найдено объяснение механизмам смерти и старения
Черная дыра (в представлении художника)Вот запара
Величайшая тайна черных дыр стала еще непонятнее
Большой прыжок
Самые крутые прыжки на машинах. И рядом с ними
Скука, тестостерон и дешевый бензин
В чем смысл «арабского дрифта» и зачем его легализовали
Я вас не слышу
Чего не хватает новому Chevrolet Camaro: первый тест
Не отпускать и не сдаваться
Что происходило на одном из самых сумасшедших Гран-при сезона
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон