Новости партнеров

Самовывоз тела

Как родственники погибших работали вместо полиции и криминалистов: репортаж «Ленты.ру»

ВАЗ 2106, извлеченный из пруда
Фото: страница «18+, Убийство четырех ребят под Волоколамском!!!» «ВКонтакте»

В мае 2004 года в поселке Сычево под Волоколамском при невыясненных обстоятельствах пропали четверо друзей: Олег Коршунов, Сергей Сторожев, Александр Кербабаев и Сергей Ефимов. Они приехали на дачу из Москвы, отправились в магазин — и больше их никто не видел. Девять лет спустя, 3 сентября 2013 года, в канализационном коллекторе возле Сычево обнаружили «шестерку» с останками пропавших. Автомобиль вытащили из коллектора с помощью бульдозерного троса; при этом большая часть останков выпала на дно коллектора и на берег. Полмесяца родственники и друзья погибших извлекали останки, то есть фактически выполняли работу полиции и криминалистов. В ситуации разбиралась «Лента.ру».

В универсале Mazda, припаркованном возле «Макдоналдса» на Звенигородском проспекте, сидят трое: Игорь Коршунов, Андрей Панфилов, а также их друг, который просит называть его просто Петром. Предприниматель Игорь — старший брат погибшего под Волоколамском Олега Коршунова; финансист Панфилов — одноклассник Коршунова и его близкий друг. Петр учился в параллельном классе.

Вместе с ними я повторяю ровно тот же путь, который девять с половиной лет назад, в мае 2004 года, проделали четверо парней на «шестерке»: разбег на въезде на Новорижское шоссе, небольшая пробка возле Пирамиды Голода, разбитая дорога на въезде в садоводческое товарищество «Связист», расположенное близ села Язвищево.

Золотистая «шестерка» принадлежала Олегу. Тогда, в 2004 году, москвичи добрались в Язвищево ближе к вечеру. Встретились с местными. Привезенное с собой спиртное быстро закончилось; на той же машине решено было съездить к ближайшему ларьку. Опрошенные позже продавцы ларька показали, что «ребята не нашли того, что искали», и отправились дальше — в сторону соседнего поселка Сычево. Вот, собственно, и все: обратно машина не вернулась, мобильные телефоны не отвечали. Масштабные поиски, позже проведенные друзьями и родственниками, не дали никаких результатов. Несмотря на то что ребят искали солдаты двух воинских частей, спасатели МЧС и даже сотрудники ФСБ (привлеченные главным организатором поисковых работ, отцом Олега Коршунова, полковником ФСБ в отставке Игорем Коршуновым), никаких следов ни в Язвищево, ни в Сычево, ни даже в Волоколамске обнаружено не было.

Волоколамские следователи отрабатывали несколько версий: по одной из них, компания ребят из Сычево отправилась в бар, расположенный по дороге в Рузский район, и там у них произошел конфликт с местной молодежью. Однако в указанное время бар не работал. По второй версии, к исчезновению «шестерки» были причастны сотрудники ГИБДД: якобы после заезда в магазин машина, за рулем которой находился Коршунов, свернула в сторону поселка Сычево. На развилке дорог автомобиль попытался остановить дежуривший там экипаж Волоколамской ГИБДД. Коршунов не отреагировал, инспекторы ГИБДД устроили погоню за нарушителями и применили табельное оружие. Предполагалось, что, уходя от погони, подстреленная машина упала в один из затопленных карьеров, но гильз от табельного оружия на дорогах Сычево обнаружено не было.

Абсурд ситуации в том, что водолазы обследовали все водоемы в Язвищево и Сычево — все, кроме канализационного коллектора.

«Я был рядом с отцом на берегу коллектора, когда к нему водолазы приехали, это было где-то в середине мая 2004 года, — рассказывает 25-летний брат Сергея Сторожева, фермер Дмитрий Юрьев, с которым я встретилась позже в Сычево. — Я помню, их бригадир отцу сказал: "Петрович, я своих парней в эту помойку не пущу, тут видимость — чистая нефть, говна полно. Ребята костюмы порежут, поранятся"».

Возле канализационного пруда стоял и Андрей Панфилов (одноклассник Коршунова), который на следующий после исчезновения день примчался в Сычево из Москвы: «В этот пруд заехать на скорости нельзя — он окружен гаражами, стоит на отшибе от дороги. Пролететь между гаражами на скорости невозможно, там никаких следов машины и близко не было. Никому в голову не могло прийти, что машина — там». К тому же берег пруда безуспешно прочесали 34 солдата внутренних войск.

В июле 2004-го, спустя два месяца, розыски пропавших прекратились; уголовное дело, заведенное по факту исчезновения компании (пункт «а» ч. 2 ст. 105 Уголовного кодекса России — убийство двух и более лиц), было приостановлено.

В 2006-м из автомата был застрелен главный «двигатель» поисков, отец Олега и Игоря Коршуновых, бывший полковник ФСБ Игорь Коршунов, на тот момент исполнявший обязанности начальника службы безопасности ООО «Тольяттикаучук» (предположительно, убийство произошло из-за спора между собственниками).

В следующие семь лет в поселке Сычево не происходило ровным счетом ничего.

Вес воды

Мы проезжаем Пирамиду Голода, и я прошу своих попутчиков рассказать, какими были их друзья. «Ровные парни. Увлекались спортом, играли в футбольчик, занимались единоборствами, за девушками ухаживали. Образованные, но не ботаники. Адекватные ребята. Такие же, как мы. Наши друзья — часть нас», — вразнобой дают свои характеристики Андрей, Игорь и Петр.

Их друзей нашли 4 сентября 2013 года: канализационный коллектор частично обмелел, над водой показалась часть кузова «шестерки». По версии Петра, это произошло потому, что вокруг коллектора стали копать карьеры, и вода быстро ушла из пруда. По другой версии, озвученной пристально следящей за делом газетой «Волоколамские новости», в обмелении коллектора виновны проливные дожди — из-за них в стенке пруда появилась промоина.

Как бы то ни было, 4 сентября к месту обнаружения машины выехала бригада под руководством начальника следственного отдела Волоколамска Владимира Берестянского. Он распорядился подогнать к пруду бульдозер, «шестерку» подцепили за заднюю раму и вытащили на берег.

На следующий день Ирина Гуменная, старший помощник руководителя ГСУ СК России по Московской области, сделала официальное заявление: «В салоне находились останки предположительно четырех человек, при которых обнаружены документы на имя жителей Москвы — Коршунова и Кербабаева. Также в салоне обнаружены частицы одежды, бутылка водки без этикетки и несколько банок с энергетиками». Останки, по словам Гуменной, были помещены в морг для проведения идентификации и генетической экспертизы.

У друзей погибших это заявление вызвало скепсис: «Непонятно, какие останки были обнаружены в машине. Ее на берег так топорно тащили, что все кости высыпались на берег и на дно», — горячится Игорь. Ему вторит Панфилов: «Мы 5 сентября приехали на этот пруд цветочки положить и невооруженным взглядом увидели кости, которые валялись на берегу. Мы их собрали, вызвали группу из местного СК. Заставили следователя Андрея Михеева, который был назначен руководителем группы по проверке обнаруженного автомобиля, эти кости к делу приобщить. Мы его задалбывали, чтобы он поскорее осушил пруд: там же улики, кости те же. А он нам отвечал, что нет ресурсов на осушение данного пруда. Тогда мы сказали: ладно, ребят, нам нужно достать наших пацанов. Если вы не можете это сделать, мы это сделаем сами. Хотя, конечно, это полный абсурд: вместо того чтобы матерей успокаивать, друзья и родственники ковыряются в говне и достают кости. Типа, вам нужно, вы и собирайте».

Свалка

На берегу осушенного канализационного коллектора валяются связки резиновых перчаток — в них доставали кости со дна, горы пластиковых ведер — в них собирали донную грязь, и цветы — их клали на берег друзья погибших. Рядом с цветами две грубо сколоченные рамы с натянутой мелкоячеистой сеткой: на эти рамы выливали из ведер содержимое, которое потом промывали из «керхеровских» помп, чтобы аккуратно выбрать кости. Помпы и генераторы везли из Москвы. Ведра передавали со дна по цепочке: ежедневно на протяжении трех недель в коллекторе копошились человек двадцать — к друзьям и родственникам подключились волонтеры, откликнувшиеся на призыв о помощи, брошенный в специально созданной группе во «ВКонтакте». Неделю работали под проливным дождем — таким сильным, что охотничьи куртки с пропиткой, купленные на сычевском рынке, промокали за десять минут.

Окончательно пруд осушали 13 сентября; дядя погибшего Сергея Сторожева, Юрий Константинов, подогнал к коллектору свой трактор «Беларусь» (воду и грязь вычерпывали ковшом). Когда стало понятно, что пруд слишком глубок и мощностей трактора не хватит, родственники пошли на поклон в местный горно-обогатительный комбинат (в Сычево добывают гравий). По просьбе сычевского участкового Александра Гришина ГОК отправил на полдня японский экскаватор. Когда дно осушили, обнаружилось, что на дне коллектора лежат остовы еще четырех машин: они до сих пор находятся в пруду; как они туда попали — непонятно.

«Вот здесь мы нашли позвонки, а здесь — кости ног, — Андрей Панфилов указывает на кучу хлама, лежащую на дне. — Работали каждый день. Нам казалось, что это такая бездонная могила, сил не хватало катастрофически. Я звонил в местное МЧС за помощью, а нам говорили: "Следственный комитет не разрешил к вам выехать, потому что следователей на месте не будет". Я им: "А это ничего, что мы сами там ковыряемся? Нам бы машину пожарную, мы помпами моем, нам вода, вообще-то, нужна"».

Одна лопата донного ила, поясняет Андрей, весит 20 килограммов. Три лопаты — и ведро уже не поднять. Грязь промывали девушки, дно копали мужчины. «Пока грязь ковыряли, страшно не было, — вспоминает Андрей. — Страшно стало, когда мы черепа нашли. Когда ты в черепах узнаешь своих друзей — вот это настоящий ужас».

После осушения работа строилась так: добровольцы «намывали» кости, вечером приезжал следователь Андрей Михеев (сотрудник следственного отдела Волоколамска) и переписывал обнаруженное. Весь процесс снимали на видео, ролики выкладывали в Сеть. На мой вопрос, как же так получилось, что на месте преступления работала не полиция, а обычные люди, Михеев отвечать наотрез отказался и порекомендовал обратиться в пресс-службу областного СК. Друзья погибших хором утверждают, что сотрудники следственного отдела Волоколамска предлагали им «не париться, поиски прекратить, а просто устроить братскую могилу».

«Ни один адекватный человек так со своими друзьями не поступит, это абсурд. Они и так почти десять лет пролежали в братской могиле. И что теперь, оставить их кости собакам?! Покажите мне хоть одного человека, который бы так сделал», — возмущается Игорь Коршунов, который параллельно с раскопками мотался по всем вышестоящим инстанциям, начиная от приемной председателя СК Александра Бастрыкина и заканчивая кабинетами в областной прокуратуре. Потребовались обращения в пять инстанций — для того, чтобы 25 сентября 2013 года возобновили уголовное дело, приостановленное девять лет назад.

Полиция и эксперты начали работать на месте обнаружения машины только 28 сентября 2013 года. За три недели добровольцы обнаружили 500 костей и три черепа.

Россия00:0219 сентября

«Гомосексуалисты размножаются с помощью пропаганды»

Они воюют с геями и либералами по всему миру: репортаж «Ленты.ру» из пасти безумия