«Генералы завалили нас обвинениями»

«Лента.ру» публикует письмо голландской активистки Greenpeace, арестованной в Мурманске

Фаиза Аулахсен
Фаиза Аулахсен
Фото: Игорь Подгорный / Greenpeace

В среду, 2 октября, активистам Greenpeace начали предъявлять обвинения в пиратстве в составе организованной группы. Весь экипаж судна «Арктик Санрайз» (30 человек) был арестован на прошлой неделе. 18 сентября 2013 года экологи подошли к российской нефтяной платформе «Приразломная», чтобы провести акцию против добычи нефти в Печорском море. Судно было захвачено спецназом ФСБ и отбуксировано в Мурманск. «Лента.ру» публикует письмо Фаизы Аулахсен, голландской активистки Greenpeace, которая сейчас находится в российском СИЗО.

26-летняя гражданка Нидерландов Фаиза Аулахсен была арестована на два месяца Ленинским районным судом Мурманска 29 сентября. «Лента.ру» писала об этом заседании суда; тогда Аулахсен заявила, что чувствует себя плохо, неоднократно просила вызвать ей врача, но этого не было сделано. «Мне необходим доктор. С четверга я чувствую себя плохо. Я не доктор — не могу сама сказать, чем болею», — говорила суду активистка.

Письмо Фаизы Аулахсен, которое публикует «Лента.ру», было написано 28 сентября, накануне ареста. Оно адресовано подруге активистки Greenpeace и было передано ей через консула Нидерландов. «Лента.ру» получила текст от пресс-службы российского Greenpeace и печатает его с согласия Аулахсен. В своем письме активистка рассказывает о событиях, которые происходили после захвата судна спецназом ФСБ.

«Привет, Санне.

Сегодня суббота, 28 сентября, думаю, около 12 часов дня. После девяти дней в заключении без связи с внешним миром начинаешь теряться во времени. Я была заперта на судне с четверга 19 сентября 18:30 до вечера вторника.

Незадолго до того, как нас отвезли на берег, мы с [подданным Нидерландов, членом экипажа «Арктик Санрайз»] Маннесом [Убелсом] говорили с нашим голландским консулом Мартином Грунстеге. Он очень доброжелательный человек, который вселил в нас надежду. После того как мы рассказали ему о нашей ситуации, он рассказал нам о том, что делает Greenpeace для нашей поддержки. Очень трогательно было это услышать!

Часа через два прибыли переводчик и еще несколько сотрудников ФСБ (бывшее КГБ), и нам сказали, что нас собираются отвезти на берег и у нас есть десять минут на сборы. Нам дали понять, что вещей нам нужно приблизительно на 24 часа. Я бросилась к себе в каюту, где быстро успела позвонить в офис и сообщить, что через несколько минут нас собираются доставить на берег в следственное управление. Затем я продолжила собираться и взяла с собой куртку, перчатки, нижнее белье, две пары теплого белья, очки и зубную щетку. Теперь, по прошествии четырех дней, я жалею, что не взяла с собой больше чистой одежды.

Во вторник нас разделили на две группы и посадили в лодку береговой охраны. Через полчаса нас доставили на берег, где у меня наконец-то появилось десять минут, чтобы вдохнуть свежего воздуха. Потом нас повезли на автобусе… После прибытия меня одной из первых отвели на то, что, я думала, будет допросом. Меня посадили на стул в холодной комнате, напротив сидела женщина, которая печатала. Рядом со мной был переводчик — молодая девушка, которая, по идее, знала английский язык… Ее и нескольких других переводчиков внезапно вызвали сотрудники ФСБ, и кажется, у них не было другого выбора, кроме как сотрудничать. Она сказала мне, что по инциденту должен быть составлен письменный протокол. Я просила дать мне переводчика с голландского, но мне ответили, что это невозможно.

Я заявила, что охотно готова подтвердить свои личные данные, но больше ничего не скажу без адвоката. Мне ответили, что это всего лишь протокол. Я засмеялась и сказала: «Мне нужен мой адвокат». Я дала им имена и телефоны двух наших адвокатов. Через какое-то время пришел Владислав, мой адвокат.

Около полуночи меня перевели к остальной группе. К этому моменту несколько человек уже увезли в наручниках. Нас должны были посадить в тюрьму на 48 часов. Это было слишком, потому что мы уже провели в заключении пять дней на судне. На нас надели наручники и группами развезли по трем разным зданиям. Шесть девушек из нашей группы посадили в одну камеру. Нам пришлось ждать, пока нас по одной оформляли. Мы просто легли на пол и деревянные столы, потому что смертельно устали.

После того как около пяти часов вечера у меня взяли отпечатки пальцев, я была доставлена в камеру. Чуть позже привели [членов экипажа «Арктик Санрайз»] Камилу [Спесиале] и Алекс [Александра Хэйзел Харрис]. Было невероятно холодно, свет не выключали.

На следующий день нас снова вызвали. Накануне вечером мне сообщили, что нам собираются предъявить обвинения в пиратстве и приписать участие в других выдуманных историях. Сегодня я смогу узнать, кто руководители следственной группы — конечно, из документа на русском языке. Я просила перевод на бумаге и копию оригинального документа. В конце дня меня отвели обратно в камеру.

В четверг, 26 сентября, был очень тяжелый день. Нас снова перевозили в автобусах в офис ФСБ, транспортировали, как животных, в темной, запертой металлической клетке, где мог бы поместиться только один человек. Мы сидели запертые в этих клетках и ждали, когда нас вызовут. Очень негуманно.

После того как нескольких из нас вызвали, нам сообщили, что мы были под арестом и нас посадят на два месяца в тюрьму. Алекс стала рыдать. Я начала терять спокойствие и самообладание. Два месяца в клетке — это одно дело, но ведь неясно, что будет потом? Что будет после этого? Наказание в виде лишения свободы на несколько месяцев или на несколько лет? При этом все факты основаны на лжи!

Абсолютно все происходит незаконно. Обвинения, которые предъявляет нам ФСБ, полны неточностей и ошибок, и эти ошибки — только их вина. Нет ни одного определенного свидетельства против нас.

За всех думает кто-то «сверху», а нас пока рассадили по клеткам. Мартин, наш консул, сказал мне, что я должна оставаться спокойной, потому что у голландцев хорошие отношения с Россией. Хорошие отношения?.. Голландское правительство требует нашего освобождения? Немедленно? Россия не имела права даже нас арестовать, но она сделала это. Они делают только то, что хотят.

Я понятия не имею, чем это закончится и что будет предпринято. Неопределенность сводит меня с ума. Я слышала, что Путин публично заявил, что это не было «пиратство». Однако его так называемые «генералы» завалили нас обвинениями. И мы все же находимся в тюрьме. 22 из нас были арестованы, остальные восемь [членов экипажа «Арктик Санрайз»] содержались под стражей в течение 72 часов — вместо 48 часов. У меня и других семи есть шанс все-таки получить нормального переводчика и, может, есть шанс быть депортированными».

Обсудить
Россия. Москва. 13 апреля 2016. Член комитета Госдумы РФ по вопросам собственности Андрей Свинцов, председатель комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Ярослав Нилов, первый заместитель председателя комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Вадим Деньгин, член комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Алексей Диденко (слева направо на втором плане) и член комитета Госдумы по образованию Егор Анисимов (слева на первом плане) на пленарном заседании Государственной думы РФ. Станислав Красильников/ТАССПретерпевшие
На что жалуются депутаты при зарплате в 400 тысяч рублей
Россия для грустных
Тест «Ленты.ру» на экстремизм
Владимир Путин«Волосы дыбом встают»
Чему ужаснулся Путин на Совете по правам человека
Рамзан Кадыров Рамзан сбережет
Почему финансирование Чечни продолжит расти
«Родишь — будешь халат мне от крови отстирывать»
Молодые матери о хамстве и унижениях в родильных домах
Мой воображаемый друг
Возвращение Андре Мальро в Пушкинский музей
Ночь грешна
Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Под покровом ночи» до «Хуже, чем ложь»
Иван Дорн «У меня выработались антитела к политике»
Иван Дорн о перевоплощении и проверке себя
Актеры Анастасия Марчук (Государыня Арина Абрамовна) и Виктор Раков (Комяга) в спектакле "День опричника" по произведениям Владимира Сорокина в постановке Марка Захарова в театре "Ленком". Артем Геодакян/ТАССТы меня на рассвете разбудишь
Как старшее поколение спорит с антиутопическими прогнозами в «Дне опричника»
Дженис ЙостимаСама себе модель
История успеха девушки из провинции с миллионом подписчиков в сети
Ленинаканский пробор
История парикмахерской, пережившей землетрясение в Гюмри
SAN MARCOS, CA - FEBRUARY 5:  Finished silicone RealDoll sex dolls are seen at the Abyss Creations factory on February 5, 2004 in San Marcos, California. RealDolls are created using Hollywood special effects technology and have orifices made of a special soft grade of silicone for people who want to "enhance their sex lives", according to Abyss Creations literature. Standard female models sell for about $6000, males for $7000, and are sold only over the Internet. "Shemales" and other special orders are also available.       (Photo by Макдоналдс секс-индустрии
Зачем лондонскому кафе эротические роботы
Мохаммед, похититель Рождества
Елки и Санта-Клаусы в Европе оказались в опале
Анастасия Белокопытова «Не считала, сколько трачу в месяц»
История уроженки Рязани, переехавшей в Австрию
Видео: Самый быстрый «МАЗ»
Дакаровский «МАЗ», десантный корабль на воздушной подушке и заброшенная авиабаза
Чех, два японца и кореец: выбираем лучший компактный седан
Длительный тест четырех компактных седанов. Часть 3
В угол за угон
Когда детям становится скучно, они угоняют настоящие машины
Пикник на обочине
Испытываем «арктические» пикапы Toyota Hilux, у которых 10 колес на двоих
Извращенные вкусы
Откровения риелторов о клиентах-геях, богеме, политиках и шизофрениках
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить
Горите в аду
Получить имущество по наследству становится все труднее