«Генералы завалили нас обвинениями»

«Лента.ру» публикует письмо голландской активистки Greenpeace, арестованной в Мурманске

Фаиза Аулахсен
Фаиза Аулахсен
Фото: Игорь Подгорный / Greenpeace

В среду, 2 октября, активистам Greenpeace начали предъявлять обвинения в пиратстве в составе организованной группы. Весь экипаж судна «Арктик Санрайз» (30 человек) был арестован на прошлой неделе. 18 сентября 2013 года экологи подошли к российской нефтяной платформе «Приразломная», чтобы провести акцию против добычи нефти в Печорском море. Судно было захвачено спецназом ФСБ и отбуксировано в Мурманск. «Лента.ру» публикует письмо Фаизы Аулахсен, голландской активистки Greenpeace, которая сейчас находится в российском СИЗО.

26-летняя гражданка Нидерландов Фаиза Аулахсен была арестована на два месяца Ленинским районным судом Мурманска 29 сентября. «Лента.ру» писала об этом заседании суда; тогда Аулахсен заявила, что чувствует себя плохо, неоднократно просила вызвать ей врача, но этого не было сделано. «Мне необходим доктор. С четверга я чувствую себя плохо. Я не доктор — не могу сама сказать, чем болею», — говорила суду активистка.

Письмо Фаизы Аулахсен, которое публикует «Лента.ру», было написано 28 сентября, накануне ареста. Оно адресовано подруге активистки Greenpeace и было передано ей через консула Нидерландов. «Лента.ру» получила текст от пресс-службы российского Greenpeace и печатает его с согласия Аулахсен. В своем письме активистка рассказывает о событиях, которые происходили после захвата судна спецназом ФСБ.

«Привет, Санне.

Сегодня суббота, 28 сентября, думаю, около 12 часов дня. После девяти дней в заключении без связи с внешним миром начинаешь теряться во времени. Я была заперта на судне с четверга 19 сентября 18:30 до вечера вторника.

Незадолго до того, как нас отвезли на берег, мы с [подданным Нидерландов, членом экипажа «Арктик Санрайз»] Маннесом [Убелсом] говорили с нашим голландским консулом Мартином Грунстеге. Он очень доброжелательный человек, который вселил в нас надежду. После того как мы рассказали ему о нашей ситуации, он рассказал нам о том, что делает Greenpeace для нашей поддержки. Очень трогательно было это услышать!

Часа через два прибыли переводчик и еще несколько сотрудников ФСБ (бывшее КГБ), и нам сказали, что нас собираются отвезти на берег и у нас есть десять минут на сборы. Нам дали понять, что вещей нам нужно приблизительно на 24 часа. Я бросилась к себе в каюту, где быстро успела позвонить в офис и сообщить, что через несколько минут нас собираются доставить на берег в следственное управление. Затем я продолжила собираться и взяла с собой куртку, перчатки, нижнее белье, две пары теплого белья, очки и зубную щетку. Теперь, по прошествии четырех дней, я жалею, что не взяла с собой больше чистой одежды.

Во вторник нас разделили на две группы и посадили в лодку береговой охраны. Через полчаса нас доставили на берег, где у меня наконец-то появилось десять минут, чтобы вдохнуть свежего воздуха. Потом нас повезли на автобусе… После прибытия меня одной из первых отвели на то, что, я думала, будет допросом. Меня посадили на стул в холодной комнате, напротив сидела женщина, которая печатала. Рядом со мной был переводчик — молодая девушка, которая, по идее, знала английский язык… Ее и нескольких других переводчиков внезапно вызвали сотрудники ФСБ, и кажется, у них не было другого выбора, кроме как сотрудничать. Она сказала мне, что по инциденту должен быть составлен письменный протокол. Я просила дать мне переводчика с голландского, но мне ответили, что это невозможно.

Я заявила, что охотно готова подтвердить свои личные данные, но больше ничего не скажу без адвоката. Мне ответили, что это всего лишь протокол. Я засмеялась и сказала: «Мне нужен мой адвокат». Я дала им имена и телефоны двух наших адвокатов. Через какое-то время пришел Владислав, мой адвокат.

Около полуночи меня перевели к остальной группе. К этому моменту несколько человек уже увезли в наручниках. Нас должны были посадить в тюрьму на 48 часов. Это было слишком, потому что мы уже провели в заключении пять дней на судне. На нас надели наручники и группами развезли по трем разным зданиям. Шесть девушек из нашей группы посадили в одну камеру. Нам пришлось ждать, пока нас по одной оформляли. Мы просто легли на пол и деревянные столы, потому что смертельно устали.

После того как около пяти часов вечера у меня взяли отпечатки пальцев, я была доставлена в камеру. Чуть позже привели [членов экипажа «Арктик Санрайз»] Камилу [Спесиале] и Алекс [Александра Хэйзел Харрис]. Было невероятно холодно, свет не выключали.

На следующий день нас снова вызвали. Накануне вечером мне сообщили, что нам собираются предъявить обвинения в пиратстве и приписать участие в других выдуманных историях. Сегодня я смогу узнать, кто руководители следственной группы — конечно, из документа на русском языке. Я просила перевод на бумаге и копию оригинального документа. В конце дня меня отвели обратно в камеру.

В четверг, 26 сентября, был очень тяжелый день. Нас снова перевозили в автобусах в офис ФСБ, транспортировали, как животных, в темной, запертой металлической клетке, где мог бы поместиться только один человек. Мы сидели запертые в этих клетках и ждали, когда нас вызовут. Очень негуманно.

После того как нескольких из нас вызвали, нам сообщили, что мы были под арестом и нас посадят на два месяца в тюрьму. Алекс стала рыдать. Я начала терять спокойствие и самообладание. Два месяца в клетке — это одно дело, но ведь неясно, что будет потом? Что будет после этого? Наказание в виде лишения свободы на несколько месяцев или на несколько лет? При этом все факты основаны на лжи!

Абсолютно все происходит незаконно. Обвинения, которые предъявляет нам ФСБ, полны неточностей и ошибок, и эти ошибки — только их вина. Нет ни одного определенного свидетельства против нас.

За всех думает кто-то «сверху», а нас пока рассадили по клеткам. Мартин, наш консул, сказал мне, что я должна оставаться спокойной, потому что у голландцев хорошие отношения с Россией. Хорошие отношения?.. Голландское правительство требует нашего освобождения? Немедленно? Россия не имела права даже нас арестовать, но она сделала это. Они делают только то, что хотят.

Я понятия не имею, чем это закончится и что будет предпринято. Неопределенность сводит меня с ума. Я слышала, что Путин публично заявил, что это не было «пиратство». Однако его так называемые «генералы» завалили нас обвинениями. И мы все же находимся в тюрьме. 22 из нас были арестованы, остальные восемь [членов экипажа «Арктик Санрайз»] содержались под стражей в течение 72 часов — вместо 48 часов. У меня и других семи есть шанс все-таки получить нормального переводчика и, может, есть шанс быть депортированными».

подписатьсяОбсудить
Владимир Путин и Си Цзиньпин с супругойПоход на Восток
Почему главными темами для Путина станут Сирия, Донбасс и Курилы
«Будет мир, только часть народа будет убита»
Участники первой чеченской кампании о штурме Грозного, Кадырове и кошмарах
Голосование на избирательном участке в посольстве России во ФранцииСорвали голос
Провокации на Украине и другие помехи для выборов в Госдуму за рубежом
Ника борется за жизнь
Чудом выжившую девочку спасет внутривенное питание
Сергей Боярский во время сдачи норм ГТО «Не посрамлю»
Сын главного Д’Артаньяна Сергей Боярский за всеобщее ГТО, но против идиотизма
JEAN-MARIE LE PEN & MARINE LE PEN - FRONT NATIONAL PARTY'S ANNUAL CELEBRATION OF JOAN OF ARC, IN PARISЯ тебя породил, я тебя и уйму
Жан-Мари Ле Пен собирает коалицию радикальных националистов против своей дочери
Бремя радужного человека
Почему американская помощь вредит заграничным геям
The Vasilika refugee camp is a military-run refugee camp located in an old warehouse in Vasilika village (Thermi) near Souroti, Central Macedonia, Greece on 11 July 2016.Беженцы на месте
В каких условиях живут и чем занимаются сирийцы в греческом лагере
Си Цзиньпин и Владимир ПутинНа пути к союзу?
Как далеко может зайти сближение России и Китая
Город мертвых
Самое большое кладбище планеты
Военнослужащие армии КазахстанаПрофилактика хаоса
Каковы цели российского военного планирования в Центральной Азии
Шальная «Императрица»
Будни российских проституток
Отборные кадры
Как в России подыскивают присяжных для суда
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
Джоан СмоллсДжетсет в действии
Instagram-хроники летних каникул мировых знаменитостей
Ода наслаждениям
Самые популярные Instagram-фото августа
Сам себе гастарбайтер
Фотоистория граждан Бангладеш, работающих за 10 долларов на вредном производстве
Бермудский прямоугольник
Фотограф выяснил, что россиянки носят в своих сумочках
Скука, тестостерон и дешевый бензин
В чем смысл «арабского дрифта» и зачем его легализовали
Я вас не слышу
Чего не хватает новому Chevrolet Camaro: первый тест
Не отпускать и не сдаваться
Что происходило на одном из самых сумасшедших Гран-при сезона
Северный олень
Сохранил ли новый Mitsubishi Pajero Sport свою суровость и страшно ли на нем заезжать в глушь
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон