Интереснее телевизора

Бирюлево после погрома: репортаж «Ленты.ру»

Уборка территории около станции «Бирюлево-Товарная» утром 14 октября 2013 года
Уборка территории около станции «Бирюлево-Товарная» утром 14 октября 2013 года
Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости

На следующий день после погрома в московском районе Западное Бирюлево в рейд вышла московская полиция. Она проверяла овощную базу, которую накануне громила толпа. В итоге были задержаны 1200 человек, работающих на базе, — для проверки на предмет причастности к противоправной деятельности. Жители Бирюлева, с которыми поговорил корреспондент «Ленты.ру», погромщиков хвалят и считают, что во всех их бедах виноваты «черные».

Возле платформы «Красный строитель» рядом с овощебазой «Покровская» стоят четверо нерусских мужчин. Они работают на базе грузчиками. «Вчера нас не тронули, потому что нас не было здесь, мы живем в другом районе, ― объясняет азербайджанец Изам, оглядываясь по сторонам. ― Всех выгнали с базы, мы убежали. Все там в ментах, все проверяют». Трое его напарников по-русски не говорят.

Со стороны соседнего Чертанова на заборах овощной базы, ставшей накануне вечером основным местом столкновений ОМОНа и погромщиков, попадаются надписи «1488», «Москва ― русский город», «SS»; ворота покрашены в популярные у националистов черно-желтые цвета. На рынок при овощной базе (в отличие от основной ее территории, где идет только оптовая торговля) попасть легко: жители Бирюлева именно там покупают овощи и фрукты, получается намного дешевле, чем в окрестных магазинах. Но в понедельник, 14 октября, продуктовый рынок закрыли, к его воротам скотчем приклеили листки с выведенной от руки надписью «Санитарный день». Позднее выяснилось, что овощебазу и рынок закрыли по указанию руководителя Роспотребнадзора Геннадия Онищенко. «Там выявлены недостатки. Базу закрыли, чтобы навести порядок», ― заявил федеральный чиновник агентству «Интерфакс».

Сквозь забор видно, что территория рынка опустела. Несколько десятков грузовиков открыты, около них стоят прилавки с разложенными товарами, в основном мешки с капустой и картошкой. Охранник рынка улыбается: «Прикинь, всех выгнали. По территории ОМОН ездит. Усиление у нас во какое! Ваще-е-е». По его словам, утром на рынке собрались продавцы, начали выставлять свой товар, но около восьми часов появились омоновцы и стали задерживать «всех подряд».

Рядом со входом на базу, через который накануне выбегали погромщики, несколько десятков автобусов полиции ― проводится рейд по поиску нарушителей миграционного режима. Работников выводят с территории «Покровской» и выстраивают у заборов, заставляя держать руки за головой. После этого по одному подводят к автобусу, обыскивают и запихивают внутрь. «Он говорит, для проверки документов, ― объясняет один из задержанных, показывая на омоновца. ― А я показал документы, но все равно тут». «Из-за инцидента вчерашнего всех ловят, мы думали, такого не будет», ― говорит другой задержанный. Перед задержанием он вытащил из грузовика на продажу несколько мешков картошки и теперь беспокоится, что пропадет и она, и товар, оставшийся внутри прицепа, который он не успел закрыть.

«Лента.ру» поговорила с дюжиной задержанных; все они сказали, что живут не на базе, а на съемных квартирах в том же Бирюлеве, Царицыне, Чертанове и в районе метро «Домодедовская».

На глазах корреспондента «Ленты.ру» с территории базы выводят около 300 человек, строят их шеренгами. В одной из очередей вместе стоят и женщины, и мужчины. У забора мужчина держит на весу одного из задержанных, тот без сознания. «Это Алинзо, ― объясняет он. ― Он во время обыска упал со второго этажа. Довел его сюда. Он лежит и не может встать». «Они не хотят вызывать “скорую”», ― говорит мужчина об омоновцах. Когда я прошу вызвать медиков, один из бойцов выражает сомнение: «Не знаю, нужно это, да?» Мне приходится попросить их сделать это трижды — только после этого вызывают «скорую помощь».

Мужчина с человеком без сознания на руках утверждает, что у него отобрали паспорт, хотя он показал полицейским регистрацию. Несколько задержанных в очереди кричат: «Что делать, если регистрации нет, а есть обратный билет? Он у меня дома»; «И у меня тоже!» Рядом с овощебазой проверяют и автомобили. В одном из них находят пистолет и молоток. Полицейский спрашивает хозяина машины, зачем ему нужен молоток. «У меня магнитола и дворники барахлят, подправляю иногда», ― объясняет водитель. На самой овощебазе находят другой автомобиль, в салоне которого лежат несколько миллионов рублей, три травматических пистолета, два ножа и бейсбольная бита. Как сообщило столичное ГУВД, этим утром в Бирюлеве задержали примерно 1200 человек, чтобы «проверить на причастность к совершению преступлений».

В трехстах метрах от базы безымянные склады, рядом никакой полиции. Несколько мужчин кавказской внешности разгружают небольшой грузовик. «Знаете, все это неприятно жутко, ― говорит мужчина с коробкой апельсинов в руках. ― Сейчас погружусь и уеду отсюда поскорее. Но не страшно. И я буду жить дальше, и работать буду». Другие мужчины рассказывают, что на одной из бензоколонок в Бирюлеве ночью сильно избили их знакомого. Он живет вместе с ними в съемной квартире на Булатниковской улице ― они ее делят на пятерых. На той же Булатниковской стоит и торговый центр «Бирюза», разгромленный накануне националистами. «Хотели выйти вчера посмотреть, но потом передумали», ― рассказывают грузчики.

От овощебазы до дома убитого Егора Щербакова можно дойти быстрым шагом за десять минут. У подъезда цветов больше, чем вчера. За десять минут новые цветы приносят девушка с декоративной собачкой, двое парней — на вид школьники, двое мужчин постарше, футбольные фанаты в шарфах «Спартака» и ЦСКА.

На лавочке у подъезда сидит мужчина, представившийся Серёгой. К нему подходят бабушка с палочкой и молодой человек в очках. Обсуждают вчерашние столкновения.

«Да здесь невозможно ходить, правильно они сделали, парни!» ― говорит Серёга о вчерашних погромщиках. «Все здесь заняли. Я пошел купить бритву для головы на прошлой неделе, но и там, *****, азербайджанец. Продал мне неработающую. Правда, я пришел и обменял на другую без проблем», ― поддерживает его молодой парень. Соглашается и бабушка: «Подождите, куда ж мы без этих мальчишек. За что их задержали?» Серега разражается потоком мата: «Мочить, *****, этих мусоров, *****, ******, били наших, суки, *******дубинками, *****, без разбору и девушек, и парней. Надо стрелять, *****, мусоров».

Он разворачивается к окнам: «Макс! М-а-к-с! У тебя есть автомат?» Из окна на третьем этаже выглядывает мужчина: «Нету. Спроси у ментов». По словам Серёги, на «народном сходе» в воскресенье, в основном, были местные. «Может, и были приезжие, но они тоже свои, потому что за нас борются. Настоящие мужики, ― рассказывает он. ― У всех задержанных отобрали мобильные телефоны, чтобы вычистить фотографии и видео. И никогда им ничего не вернут».

«Убили бы ихнего, снесли бы они наш дом», ― ругается бабушка. «Да они безнаказанно существуют, что угодно творят. Но наконец Бирюлево наше прославилось, хоть и чернью», ― отвечает молодой человек в очках. «Плохо, что пьянь там была», ― сетует бабушка. «Да не было пьяни, что ты говоришь такое?» ― вскидывается Серёга. Молодой человек его поддерживает: «Да, пиво — это разве алкоголь? Это ссаки. С него какая пьянь? Я вот водку пью».

Троица возвращается к истории убийства Егора Щербакова; гибель 25-летнего местного жителя, предположительно, от руки иностранца и спровоцировала беспорядки. «А ведь убивца в этом доме жил. Камера эта зафиксировала, что он выходил из второго подъезда. А девушка и Егор жили в первом», ― рассказывает бабушка.

― Хорошо, что мы ответили на это. Надоели черные, как свинарник везде у нас тут. Сколько терпели! ― злится Серёга.
― Против овощебазы вы когда-нибудь протестовали? ― спрашиваю я.
― Нет. Ни подписей, ни митингов. Вот сейчас зато показали себя. Это как у Чехова, *****. Разговор русского с французом. Француз говорит, что русские ― народ херовый, безвольный, ничего не делает. И русский его сразу бьет по морде за это. Мы терпим, но тронут нас ― мы ответим.

Торговый центр «Бирюза» закрыт. Двери забиты большими листами ДСП. На них приклеены ориентировки на убийцу Егора Щербакова: около 30 лет, кавказской внешности, рост около 170 сантиметров, нормального телосложения, одет в темную куртку, темные брюки, темные ботинки. У входа прогуливаются школьники с рюкзаками, один из них пинает плиту: «Ха-ха, минус один магазин». У одного из них повязан шарф в черно-желто-белых, «имперских» цветах. «Сегодня достал, чтобы пройтись по району», ― объясняет он. В отличие от вчерашнего дня, рядом с центром много полиции; впрочем, тех, кто походил бы на вчерашних погромщиков, на парковке перед «Бирюзой» нет. Там собрались два десятка женщин, которые проводят свой «народный сход». «У меня претензии к продажному правительству! Как ему верить, если оно нас не защищает?» ― кричит одна из них. «Ничего у нас не выйдет, всех вырежут, ― говорит другая. ― Черных 40 тысяч в районе уже».

Возле железнодорожной станции «Бирюлево-Товарная», рядом с которой вчера перевернули и забросали арбузами машину, двое дворников кавказской внешности сидят на лавочке, рассматривают бутылку с машинным маслом. «Нормально живем, ― признается один из них. ― Вчера дома были, смотрели из окна. Интереснее телевизора». Смеются.

Обсудить
«Родишь — будешь халат мне от крови отстирывать»
Молодые матери о хамстве и унижениях в родильных домах
Рамзан Кадыров Рамзан сбережет
Почему финансирование Чечни продолжит расти
«Солнце светит потому, что там горит нефть»
Российские профессора иностранных вузов о студентах, абитуриентах и своей работе
Владимир Путин, Валентина Матвиенко, Вячеслав Володин и Юрий ЧайкаКто последний?
Будет ли Россия исполнять решения западных судебных инстанций
От ковбоя до рака легких
Сложная история отношений американцев и табачной продукции
Маттео РенциNo, синьор Ренци!
Итальянские избиратели не поддержали реформы премьер-министра
Бирманские солдаты на руинах сожженного дома в столице штата РакхайнВас здесь не стояло
Из-за чего власти Мьянмы конфликтуют с мусульманами-рохинджа
Пекин«Все меньше остается от старого Пекина»
Как меняется жизнь китайской столицы при Си Цзиньпине
«Зеленый профессор Саша»
Ультраправых в Австрии одолел потомок беженцев из России
«Будь у легпрома финансы, мы бы могли процентов 40 рынка держать»
Президент Союзлегпрома Андрей Разбродин о перспективах легкой промышленности
Груз в триллион
Примет ли Дума неоднозначный проект поправок в закон о долевом строительстве
В ожидании худшего
Как потребители и сети живут в условиях постоянного роста цен
Меху не до смеха
Почему в России падает производство пушнины
Дженис ЙостимаСама себе модель
История успеха девушки из провинции с миллионом подписчиков в сети
Ленинаканский пробор
История парикмахерской, пережившей землетрясение в Гюмри
Анастасия Белокопытова «Не считала, сколько трачу в месяц»
История уроженки Рязани, переехавшей в Австрию
Мохаммед, похититель Рождества
Елки и Санта-Клаусы в Европе оказались в опале
Видео: Самый быстрый «МАЗ»
Дакаровский «МАЗ», десантный корабль на воздушной подушке и заброшенная авиабаза
Чех, два японца и кореец: выбираем лучший компактный седан
Длительный тест четырех компактных седанов. Часть 3
В угол за угон
Когда детям становится скучно, они угоняют настоящие машины
Пикник на обочине
Испытываем «арктические» пикапы Toyota Hilux, у которых 10 колес на двоих
Извращенные вкусы
Откровения риелторов о клиентах-геях, богеме, политиках и шизофрениках
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить
Горите в аду
Получить имущество по наследству становится все труднее