Новости партнеров

Гуляй смело

На кого оставит Грузию Бидзина Иванишвили

Бидзина Иванишвили
Фото: Вано Шламов / AFP

Грузинский премьер-министр Бидзина Иванишвили окончательно определился со своим будущим. В ближайшие месяцы после президентских выборов в республике, которые намечены на 27 октября и которые, можно не сомневаться, выиграет кто-то из соратников главы правительства, Иванишвили уйдет из большой политики. Кто займет его место (а после выборов формального главы государства, премьер сосредоточит в своих руках фактически всю исполнительную власть), пока неизвестно. Хотя сам Иванишвили заявляет, что с преемником уже определился.

О том, что грузинско-российский миллиардер не собирается задерживаться в политике надолго, стало известно практически сразу же после его триумфа на парламентских выборах в прошлом году. «Минимум — год, максимум — два, думаю, промежуточный вариант — полтора года — самый оптимальный», — заявил тогда Иванишвили в интервью Forbes. За указанное время новоизбранный премьер планировал привести в порядок конституцию, обеспечить свободу судов и СМИ, а также изменить некоторые законы.

Сейчас критики главы правительства, в первую очередь представляющие «Единое национальное движение» (ЕНД) президента Михаила Саакашвили, справедливо указывают на то, что, уходя из политики, Иванишвили, который, по собственным утверждениям, вроде бы «свое дело сделал», просто пытается сохранить лицо перед избирателями, чьи чаяния он выполнил не так чтобы на «отлично». Речь идет, в частности, о повышении пенсии до 250 лари (примерно 150 долларов), всеобщем трудоустройстве, массовом запуске новых промышленных предприятий, повышении среднего уровня жизни граждан. «Вместо обещанных всеобщего трудоустройства, — цитирует ИА Regnum депутата парламента от ЕНД Акакия Минашвили, — дальнейшего развития страны, налаживания отношений с Россией, строительства сотен новых заводов он вверг страну в хаос, создал беспорядки, обострил проблемы по всем направлениям. Его заявление означает, что он этих проблем боится и бежит от них».

Что касается отношений с Россией, то тут сторонники Саакашвили, конечно, лукавят. Сами-то они в свое время сделали все, чтобы эти отношения свести к нулю. С другой стороны, пусть при Иванишвили Москва и Тбилиси несколько сблизились, а в Россию начали поступать грузинские товары, дипломатические отношения восстановить не удалось. Сохраняются и взаимные претензии с обеих сторон, а уж процесс определения статуса Абхазии и Южной Осетии — ключевой в российско-грузинских отношениях — вообще не сдвинулся ни на йоту.

Но говорить о том, что Иванишвили и его команда сиднем сидели весь прошедший год, тоже не стоит. Конституция действительно была изменена, внесенные поправки вступят в действие после президентских выборов. Реформам подверглась судебная система, которую при Саакашвили постоянно критиковали международные правозащитные организации. За прошедший год в прокуратуру поступило более десяти тысяч исков против бывших государственных чиновников с обвинениями о злоупотреблении властью, речь идет о пытках, вмешательстве в личную жизнь, неправомерном изъятии имущества и так далее. Кроме того, как уже было сказано, с начала сентября минимальная пенсия по возрасту выросла в республике со 125 до 150 лари в месяц (то есть примерно с 75 до 90 долларов). В ноябре Грузия рассчитывает подписать с ЕС соглашение о зоне свободной торговли, которое является частью Соглашения об ассоциации. Одновременно выросли инвестиции в энергетику страны. Словом, похвастаться тоже есть чем.

Правда, опрос, проведенный изданием «ИнтерпрессНьюс» в сентябре этого года, показал, что, по мнению большинства граждан республики, уровень жизни в Грузии за время премьерства Иванишвили так и не изменился.

Другой соратник Саакашвили Нугзар Циклаури в интервью «Вестнику Кавказа» предположил, что Иванишвили движут исключительно корыстные мотивы. По его мнению, премьер уходит, поскольку уже достиг главной цели — сумел обезопасить свой капитал, переведя его из России во Францию. Якобы, придя в грузинскую политику в 2011 году, Иванишвили пообещал Кремлю некие подвижки со стороны Грузии, в ответ добился согласия на продажу своих активов, затем перевел деньги на Запад — и теперь, покинув пост премьера, он может, ни о чем не беспокоясь, отправиться жить во Францию, гражданином которой, собственно, и является.

Сам Иванишвили еще летом, говоря о своем постполитическом будущем, рассказал о намерении продолжить работу «в неправительственном секторе» — дескать, это поможет миллиардеру реализовать его «генеральный план». Заключается этот план в полной зачистке Грузии от элитарной коррупции, создании современных школ, больниц и дорог, а также в привлечении иностранных инвесторов и туристов. В будущем, делился своими мечтами Иванишвили чуть позже, в Грузии будет создано «типично европейское» государство, которое станет неким бизнес-хабом между Европой и Азией по типу ОАЭ. «Конечно же, я не хочу об этом говорить очень громко, чтобы не выглядеть смешным, — добавил премьер. — Но глубоко в сердце я верю... возможности есть». Вот, значит, что было заложено в названии коалиции «Грузинская мечта», победившей на выборах в прошлом году, — бизнес-хаб. Причем Иванишвили, по его собственным словам, готов вложить в такой проект до 90 процентов от своего 6-миллиардного состояния, что превосходит весь грузинский бюджет.

Существует и еще один сценарий (правда, с учетом мизерного рейтинга оппонентов действующей власти шансы на его реализацию настолько минимальны, что вспоминают о нем крайне редко) — что если на президентских выборах победит, например, кандидат от ЕНД? В этом случае, как признался Иванишвили, он «освободится от любых обязательств, сможет жить где захочет и делать все, что хочет». Вероятность того, что премьеру придется выбрать указанную линию поведения, крайне мала. Рейтинг кандидата в президенты от коалиции «Грузинская мечта» Георгия Маргвелашвили сейчас составляет 47 процентов, тогда как у занимающего второе место представителя ЕНД он не превышает 15 процентов (у бывшего спикера парламента Нино Бурджанадзе, которая также баллотируется на пост главы государства, — 12 процентов, у лидера лейбористов Шалвы Нателашвили — 5).

Если говорить о преемниках Иванишвили, то все наблюдатели сходятся в одном: как бы миллиардер ни удалился от власти, его влияние на любого, кто наследует премьерское кресло, равно как и на обстановку в политическом поле в целом, будет неоспоримым. Ранее премьер намекал, что у него уже есть подходящая кандидатура, а позже выяснилось, что и не одна. «Хорошо, что у меня есть возможность выбора. У страны будет хороший премьер», — заметил на днях Иванишвили, пообещав, что назовет имя своего преемника в течение недели после президентских выборов. В то же время премьер не желает, чтобы будущего главу правительства воспринимали именно как его «наследника», и кивает на Запад — мол, «в Европе так не считают».

Среди тех, кто может занять место Иванишвили, называют фигуры не слишком известные за пределами Грузии. Это, в частности, генеральный директор Грузинских железных дорог Мамука Бахтадзе, которого нынешнему премьеру якобы порекомендовал его сын Ута Иванишвили. Ранее назывались также фамилии главы МВД Ираклия Гарибашвили и министра экономики Георгия Квирикашвили (последний, кстати — видимо, готовясь к премьерству — начал посещать уроки ораторского мастерства). Упоминался в числе претендентов и министр обороны Ираклий Аласания, но, как утверждают грузинские СМИ, его в свое время скомпрометировали перед Иванишвили и глава военного ведомства ушел в тень.

Примечательно, что ни в одной схеме будущей грузинской власти для нынешнего президента Михаила Саакашвили места уже не находится, хотя сам он всячески бодрится. Если Иванишвили еще в августе допустил, что после ухода с поста президента Саакашвили может элементарно попасть под арест, как уже произошло со многими из его соратников, то сам глава государства обещает вернуться в политику. В октябре, на съезде ЕНД, Саакашвили пообещал уже в ближайшее время добиться проведения внеочередных парламентских выборов, чтобы таким образом вернуть своих однопартийцев во власть. «Когда будут парламентские выборы и смена власти, и я подозреваю, что с учетом обстоятельств это может быть ускорено, тогда народ сам решит, кто будет самым лучшим кандидатом», — несколько расплывчато очертил свой политический прогноз президент.

Но шансов на то, что Саакашвили попадет под арест, все же намного больше, чем на повторение его триумфа времен «революции роз».

Бывший СССР00:04Сегодня

Тайные националисты

Украинцы умирали в советских тюрьмах. Они мечтали о свободе и своей державе