Новости партнеров

Кому идти в тюрьму

Правозащитники бьются за право наблюдать за местами лишения свободы

Заключенные исправительной колонии строгого режима номер 7
Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Общественная палата РФ должна на днях объявить список людей, вошедших в ОНК — общественные наблюдательные комиссии, имеющие доступ в СИЗО и тюрьмы. По этому поводу в Москве разгорелся нешуточный скандал: правозащитники старой формации, работающие в столичном ОНК под председательством Валерия Борщева, категорически против «цветковцев» — людей, поддерживающих Антона Цветкова, председателя президиума общественная организация «Офицеры России», правозащитника, которого многие считают лоббистом силовых структур. Правозащитники опасаются, что с приходом «цветковцев» столичная ОНК станет лояльной властям и, как следствие, бессмысленной.

Старая гвардия

Валерий Борщев сидит в однокомнатном старом офисе в Лучниковом переулке. Вокруг — ворохи бумаг, на стенках плакаты с изображением Анны Политковской. В руках у Борщева список, утвержденный уполномоченным по правам человека в РФ Владимиром Лукиным. В списке сорок фамилий: «Это наши люди, — поясняет Борщев. — Они обладают значительным опытом правозащитной работы, и мы считаем, что тридцать из них должны войти в состав ОНК».

Состав будет утверждать Общественная палата; Борщев явно нервничает — ждет подвоха от своего главного конкурента, Антона Цветкова. «Вы понимаете, — говорит он, — Цветкова нам в комиссию засунули еще в первый состав ОНК, в 2008 году, но тогда он не очень сильно активничал. А вот три года назад, когда выбирали второй состав ОНК, Цветков действовал очень активно. Он — заместитель председателя общественного совета ГУ МВД по Москве, и вот, представьте себе, такое странное совпадение: как раз перед набором во второй состав из ГУ МВД в Общественную палату прислали донос: дескать, трое людей из нашей комиссии пришли инспектировать СИЗО в стельку пьяными».

Среди этих трех, говорит Борщев, была упомянута Анна Каретникова, юрист правозащитной организации «Мемориал»: «Нас тогда спасло то, что членом Общественной палаты был Олег Зыков, представитель организации "Нет алкоголизму и наркомании". Он во всеуслышание заявил: "Я ни за что не поверю, чтобы Аня Каретникова куда-то пьяной пришла"», — вспоминает Борщев.

С этого года в ОНК будут числиться 40 человек, раньше их было вдвое меньше. Большинство в действовавшей комиссии составляли люди, которых Борщев хорошо знал и которым доверял: Людмила Альперн из «Фонда содействия реформе уголовного правосудия», журналистки Елена Масюк и Зоя Светова, известные правозащитники Вадим Карастелев и Лидия Дубикова. В этом году, уверен Борщев, Антон Цветков приведет в ОНК новых и никому не известных людей, а значит, жди беды: «Цветков — непростая фигура. Он странная личность, у него двухэтажный офис и квартира на Таганке, его общение с властными и силовыми структурами очень тесное, он входит в три общественных совета: ГУ МВД, Министерства обороны и аппарата судебных приставов. Он выполняет определенную миссию, для него правозащитники — враги, он должен их уничтожить».

По глубокому убеждению Борщева, его антагонист, использовав связи в Общественной палате, добьется того, чтобы в ОНК его людей было большинство. Следующим шагом будет избрание Цветкова в качестве нового председателя ОНК. «Мы с ним общего языка в принципе найти не можем, у нас всегда были разногласия, еще со времен расследования дела Сергея Магнитского. Чем дальше, тем больше возникало у нас противоречий: он говорил, что Леонида Развозжаева не пытали, мы считали, что пытки были. Он не видел нарушений прав человека в лагере для беженцев в Гольяново, а мы их видели собственными глазами».

В том случае, если Антон Цветков станет председателем ОНК, ситуация, по прогнозам Борщева, будет выглядеть так: «У нашей комиссии, в отличие от региональных, был самый демократичный регламент: любые два члена комиссии могли инспектировать СИЗО без согласования с председателем, самостоятельно писать и отправлять отчеты. Цветков обязательно изменит регламент — право посещать СИЗО без согласования с председателем и возможность самостоятельно писать отчеты уйдет. Он, например, говорит, что мы уделяем слишком много внимания "болотному делу". Соответственно, он будет запрещать членам комиссии ходить к политическим заключенным, и комиссия превратится в профанацию, мистификацию и чистой воды обман. Он уже протаскивает своих людей от фонда правоохранительных органов "Петровка, 38", от организации "Гражданская безопасность", от "Союза семей военнослужащих России". В списке, который он предложил, полно силовых организаций».

Свежая кровь

Антон Цветков сидит за столиком итальянского ресторана «Вилла Роза»: море зелени в терракотовых горшках, фотографии патриарха Кирилла на гипсовых колоннах. На Цветкове дорогой костюм, он пьет морковный сок со сливками, и держится очень уверенно. Беспокойство Борщева он характеризует как «манию преследования». И конкретизирует: «Есть определенная категория людей, которые считают, что они приватизировали правозащиту, и любой приход новых людей воспринимают в штыки. Учитывая, что обвинить новых людей не в чем, придумывается что-то из советских времен: "Нас кто-то хочет поработить, уничтожить". Поверьте мне, это никому не нужно».

Никаких разногласий и проблем у Цветкова, по его собственному утверждению, не было: «Вся эта шумиха вокруг моего имени — какая-то паранойя. Никаких "своих" людей в списках, поданных в Общественную палату для формирования ОНК, у меня нет. Да, в прошлом составе ОНК были люди, которые мне симпатизировали. Естественно, это был их личный выбор. Среди кандидатов в новый состав ОНК таких людей нет. Да, я активно призывал всех правозащитников Москвы вступать в ОНК, призывал быть более активными с точки зрения общественного контроля. Использовал для этого все доступные трибуны и площадки. Считаю, что в ОНК должен быть конкурс, чтобы было из кого выбирать и в итоге здесь работали лучшие из лучших — действительно активные, принципиальные, неравнодушные люди. Кстати, кандидатов от организаций, которые я знаю и уважаю: Ассоциация полицейских России, Ассоциация противодействия преступности "Контркриминал", Профсоюз военнослужащих России, — сняли с дистанции по формальным признакам».

Беглый поиск по фамилии «Цветков» приводит к следующему результату: из семьи службистов, подделал диссертацию, «подментованный *****», «уговаривал Екатерину Самуцевич из Pussy Riot сменить адвоката». Этот компромат Цветков называет «полнейшим бредом». По поводу же своих выступлений насчет отсутствия пыток в деле Леонида Развозжаева и нарушений прав человека в гольяновском лагере для беженцев утверждает, что сказал чистую правду. Вопрос, почему его позиция по многим вопросам совпадает с мнением Следственного комитета и ФСИН, парирует: «Я же не виноват, что власти тоже правду говорят». Все претензии Борщева в свой адрес Цветков называет беспочвенными: «Он как-то вообще от меня убежал в эфире "Дождя", Борщев со мной рядом сидеть боится. Почему — не знаю».

По мнению эксперта Общественной палаты, руководителя проекта «Гулагу.net» Владимира Осечкина, плотно сотрудничающего с Антоном Цветковым, прежняя комиссия считает себя «внутриэлитарной группой, где говорят только о громких политических делах, а остальные заключенные никого не волнуют. «Если блогеры и волонтеры Gulagu.net войдут в ОНК, то через год вы увидите совсем другую комиссию», — настаивает он.

С ним не согласна юрист правозащитной организации «Мемориал» и давний член ОНК Анна Каретникова: «Цветков и его люди пытаются наводнить комиссию ордой бездельников. В прошлый раз он ввел семь человек, которые вообще ничего не делали, а я работала втрое больше обычного. На мне фронтальный обход женского СИЗО №6, я целыми днями по камерам хожу, детей своих только во сне вижу, а Антон вообще никуда не ходит, только "корочки" общественных советов коллекционирует. Цель Цветкова — развалить общественный контроль при помощи бездельников, я теперь боюсь, что и меня при таком раскладе не переизберут».

По заявлению Борщева, если в состав ОНК Москвы, рассчитанный на 40 человек, войдет больше 20 «людей Цветкова», известные московские правозащитники — Андрей Бабушкин, Зоя Светова, Анна Каретникова и сам Борщев покинут ОНК. Заявление Борщева о том, что в случае выбора Антона Цветкова председателем ОНК весь прежний состав уйдет, Каретникова комментирует так: «Теперь у меня не осталось никакого выбора». По сведениям «Ленты.ру», расклад будет примерно таким: 17 мест в ОНК достанутся людям Борщева, 23 места будет у людей, которых продвигает Цветков.

По данным газеты «Коммерсантъ», за время своего существования региональные ОНК подвергались критике за чрезмерную лояльность ФСИН и другим правоохранительным органам, которые старались снизить независимость общественных структур, делегируя туда своих бывших сотрудников. Силовики занимали лидирующие должности или формировали большинство в составе ОНК в комиссиях Мордовии, Татарстана, Челябинской, Нижегородской, Саратовской областей. К примеру, ОНК по Челябинской области, которую возглавляет бывший начальник местной ИК-15 Анатолий Тарасюк, как утверждали независимые правозащитники, по сути, бездействовала во время акции протеста заключенных в ноябре 2012 года.

Россия00:0418 сентября
Даша Гордийко

«У меня шея, как у сломанной куклы»

Пятилетнюю Дашу спасет операция на позвоночнике. Нужна ваша помощь