Глобус острова Буяна

Константин Хабенский сыграл горе-географа в экранизации романа Алексея Иванова

Кадр из фильма «Географ глобус пропил»

Режиссер Александр Велединский, ранее работавший, в частности, над телесериалом «Бригада», снял экранизацию романа Алексея Иванова «Географ глобус пропил». Книга была написана еще в середине 1990-х, а литературным событием стала только в начале 2000-х, когда наконец была опубликована. В экранизации события перенесли еще дальше, в наши дни, то есть в начало 2010-х — однако место действия и главный герой остались теми же: Пермь, биолог Виктор Служкин, которого обстоятельства вынуждают устроиться в школу учителем географии.

Служкин (в фильме его играет Константин Хабенский) должен учить детей, но он и сам-то к урокам не готов. Он не так чтобы хорошо разбирается в географии (учитель штудирует учебник непосредственно перед занятиями), да к тому же не очень представляет, как вообще нужно общаться со старшеклассниками. Впрочем, у Служкина не клеится общение и со всем остальным миром — с женой Надей (Елена Лядова), давними друзьями Будкиным (Александр Робак) и Сашей (Евгения Крегжде), а также коллегами по школе.

При этом Виктор Служкин — тип отнюдь не отталкивающий. Да, иногда он выкидывает номера, без которых лучше было бы обойтись, но у него есть и харизма, и чувство юмора, и интеллект. Любит выпить — ну а кто нет? Он порой производит впечатление размазни, но в критических ситуациях способен сгруппироваться (чтобы вскорости вновь расслабиться и пустить все на самотек). Главное, что он рефлексирует (цитата из книги, которая во всей полноте в фильме не приводится, но ее присутствие ощущается: «Никакой точки опоры в жизни, болтаюсь туда-сюда... Окиян окаян, где же остров Буян? Мечусь в заколдованном круге, а порвать его нечем») — это, по идее, должно произвести на зрителя приятное впечатление. По крайней мере на других персонажей фильма очень даже производит, особенно на женщин — те Служкина любят. Однако ему самому с женщинами общаться так же непросто, как и со всеми остальными.

Фильм Велединского, несмотря на измененное время действия, довольно точная экранизация. Все главное из романа Иванова в картине, кажется, есть — в том числе ощущение общей потерянности и не слишком радостный юмор. Юмора этого, правда, стало побольше — в какие-то моменты начинает казаться, что картина вообще притворяется комедией. Как и у Иванова, у Велединского в центре повествования поход, в который Служкин ведет своих учеников. И, как и при чтении литературного источника, при просмотре «Географа» иногда хочется, чтобы фильм был малой (или по крайней мере не такой крупной) формой. Чтобы, собственно, самого важного — похода — в процентном соотношении было чуть больше, а рефлексии Служкина, его запутанных и в большинстве случаев ни к чему не ведущих отношений с дамами — чуть меньше.

Среди недостатков экранизации — некоторая скомканность повествования. В книге, в частности, отношения, сложившиеся между главным героем и детсадовской воспитательницей Сашей, позволяли взглянуть на географа с неожиданной стороны. В фильме же Саша выглядит необязательным персонажем. Кроме того, выбор Хабенского на роль Служкина вызывает вопросы. В книге географу не было и 30, а Хабенскому уже за 40. В этом смысле обращение «отцы», которое Служкин со временем начинает использовать при общении со школьниками, в фильме кажется куда более абсурдным. Кроме того, Хабенский звезда, а книжный Служкин максимально далек от звездного блеска; в кинокартине географ ерничает и острит, того и гляди начнет подмигивать зрителям. Впрочем, дело тут, может быть, не в актерской игре, а в особенностях восприятия. Наконец, не в пользу Хабенского и тот факт, что с актером нередко делит экран Лядова — и вот она-то как раз безупречна. Надю она играет с таким остервенением, что начинает казаться: это для нее вообще не игра, а самая настоящая жизнь.

У книги Иванова было такое свойство: даже если читателю не удавалось заразиться ее настроением, так сказать, прочувствовать до конца, текст все равно не оставлял равнодушным. Это же свойство присуще и ленте Велединского — что можно считать огромной заслугой картины. «Географ» не пытается изо всех сил понравиться, рассмешить или шокировать, не апеллирует к фальшивому патриотизму, не акцентирует внимание на чернухе, но и не превращает жизнь пермяков в кукольный театр с декорациями в розовых тонах. Фильм вроде бы прост и понятен — но на самом деле он сложнее, чем кажется на первый взгляд, как и сам главный герой. В книге Служкин определенно был продуктом эпохи, «лихих 1990-х»; но Велединский, перенеся время действия, сумел показать, что такие люди были и будут в России всегда — у вас и самих наверняка есть такие знакомые. Кроме всего прочего, это еще и качественное кино — с хорошими актерскими работами, внятными диалогами, снятое нормальным оператором. Неважно, нравится ли вам Служкин и близка ли вам его история — факт остается фактом: и работа Велединского, и ее герой заслуживают внимания.