Новый год на дне моря

Вышел первый эпизод дополнения Burial at Sea к BioShock Infinite

Скриншот дополнения Burial at Sea к BioShock Infinite

Первый эпизод двухсерийного дополнения Burial at Sea начинается как исполнение мечты. Главный герой BioShock Infinite Букер ДеВитт, теперь — частный детектив в подводном городе Восторг из первых частей серии, просыпается 31 декабря 1958 года от стука в дверь его офиса. Несмотря на его протесты, дверь распахивается, и в его жизнь входит танцующей походкой девушка по имени Элизабет. Та самая, с которой он уже разделил все беды сюжетной кампании Infinite. Только она стала старше, саркастичней и циничнее. Но тут, в Восторге, он ее не узнает. Это просто еще одна клиентка, появившаяся в не самый удачный момент.

Как и должно быть в нуаре, Элизабет — типичная фам фаталь, которая отправляет Букера на поиски мальтийского сокола пропавшей девочки по имени Салли. О том, где может быть ребенок, знает безумный художник Сандер Коэн, к которому Букер и его нанимательница и направляются.

Первые минуты дополнения BioShock Infinite дублируют начало основной игры. Там зачарованный Букер ДеВитт блуждал по залитой светом заоблачной Колумбии. А тут он неторопливо идет через освещенные яркими электрическими лампами кварталы подводного Восторга. Город открывается нам таким, каким мы хотели бы его видеть — в зените славы, когда женщины в красивых платьях и мужчины в костюмах пьют коктейли и ведут высокоинтеллектуальные беседы.

Как и в кампании BioShock Infinite, слава при ближайшем рассмотрении оказывается ложной — это пир во время чумы. Кто-то вполголоса переговаривается про Фонтейна и его судьбу — и про небезупречность Эндрю Райана. Женщины фальшиво улыбаются. Сандер Коэн рехнулся окончательно и бесповоротно, от того, кем он станет в первом BioShock, его не отделяет почти ничего. Городу остается жить несколько часов, и предчувствие этого висит в воздухе. Но это знание только вдохновляет на то, чтобы исследовать каждый закоулок.

В некотором роде это нарушает логику истории. В отличие от Infinite, куда Букер попадал впервые, а потому был абсолютно им очарован, место действия первых минут Burial at Sea герою хорошо знакомо. У него офис по соседству, и его там все знают. К тому же завязка дополнения оказывается более личной, чем в основной игре. Там Букер должен был найти девушку, чтобы расплатиться с денежным долгом. Тут он должен найти девочку, потому что его зовут совесть и долг иного рода — он и Салли не совсем чужие друг другу. И то, что он может внезапно отвлечься на пиво в баре, хотя Элизабет ждет его неподалеку, кажется довольно неуместным. С другой стороны, Букер ДеВитт и проблемы с вниманием и с алкоголем — это почти синонимы.

Последним относительно нормальным местом оказывается клуб Сандера Коэна, после которого уже начинается тот — почти — Восторг, каким мы его помним. Салли затеряна где-то в зданиях торгового центра, принадлежавшего Фрэнку Фонтейну. После его исчезновения в 1958 году Fontaine's Department Store выкинули из пределов города. Центр стал тюрьмой для противников Райана, и к моменту, когда там появились Букер и Элизабет, его населяли лишь сплайсеры.

Мигающий недостаточный свет, протечки, атмосфера разрухи и запустения — все почти так, как оно было. Несмотря на то, что тут появились некоторые элементы из Infinite (например, вернулись крюк и рельсы под потолком, хотя они и существуют в масштабах одной комнаты), темп боев отсылает скорее к первым частям, чем к Infinite. В небесном аналоге Восторга сражения были бешеными, и Букеру противостояла целая толпа. Тут противников меньше, но брать захваченные ими локации нахрапом не стоит: ресурсов тут не слишком много. Частично их нехватку компенсирует Элизабет, которая помогает герою, но и она это делает значительно реже, чем раньше. Вигоры остались на месте, но стали называться «питьевыми плазмидами». Зато Букер может нести на себе все свое оружие, не ограничиваясь двумя видами, как в Infinite. Burial at Sea дополняет его арсенал замораживающим зельем, которого не было в Колумбии, и микроволновой пушкой, испепеляющей противников.

Возвращение в Восторг — это интересно. Изучать его, рассматривать неспешно, не пытаясь пролететь все от первого до последнего момента как можно быстрее, — это вознаграждающая тактика. В Burial at Sea на местную версию города повлияла еще и Колумбия, и находить, как стыкуются две реальности, как они проникают друг в друга, — увлекательное занятие. Интересно наблюдать и за персонажами — Букер тут совсем потерянный и немногословный, а повзрослевшая Элизабет саркастична, официальна и холодна как никогда. Но все-таки игра оставляет ощущение, что что-то не на месте.

При всех его плюсах первый эпизод Burial at Sea не работает сам по себе. Он кажется только вступлением, которое существует исключительно как связующее звено между основной кампанией и второй частью Burial at Sea, как способ создать настроение, прежде чем выпускать настоящее дополнение к Infinite. И это происходит несмотря на то, что открытого финала тут нет. Первый эпизод Burial at Sea завершается мрачной и шокирующей развязкой, которая формально подводит итог под всеми событиями пролога.

Восторг не стал хуже за те шесть лет, которые прошли с релиза первого BioShock. Но серия игр, созданная Irrational, любима не только за атмосферу, но и за истории, которые она смогла рассказать с помощью двух утопий — на дне моря и над облаками. Первый эпизод Burial at Sea к ним ничего не добавил и чем-то новым стать не смог. Возможно, продолжение эту ситуацию исправит, но в таком случае играть в дополнение до его выхода практически бессмысленно.

«Практически» — потому что, как бы то ни было, а все-таки выпить 31 декабря 1958 года в лучшем городе на дне Атлантики бесценно.

Наука и техника00:0414 декабря

Остановите Землю!

Осьминоги под экстази, скрещивание овцы с человеком и другие дикие открытия года
Наука и техника00:0712 декабря

Красный спутник

Китай начинает осваивать Луну с помощью России. Почему это пугает США?