«Меня не волнуют тараканы Януковича»

Чего требует украинская оппозиция: интервью Юрия Луценко «Ленте.ру»

Юрий Луценко
Фото: Григорий Василенко / РИА Новости

В понедельник утром украинские оппозиционеры, проведшие ночь на Майдане в ожидании прихода спецназа, заблокировали кабинет министров Украины. Улицы, окружающие правительственный квартал в центре Киева, перекрыты автомобилями оппозиции. Власти Украины, которые в субботу жестко разогнали митинг на Майдане, а в воскресенье дубинками и слезоточивым газом отогнали оппозицию от администрации президента, так и не ввели в столице режим чрезвычайного положения. Соратник Юлии Тимошенко, бывший глава МВД Юрий Луценко рассказал в интервью «Ленте.ру», что власти уже предложили лидерам оппозиции переговоры, но те требуют немедленной отставки правительства и на меньшее не согласны.

Лента.ру: Как вы оцениваете вчерашние столкновения с полицией на Банковой улице? Это были только провокаторы или все-таки участники Майдана тоже принимали в них участие?

Юрий Луценко: Мы не имеем никакого отношения к этой акции. Я абсолютно убежден, что наши люди были на Майдане. Безусловно, часть людей была втянута туда, но в Украине очень хорошо известна фамилия Корчинского, правого радикала (МВД Украины объявило, что беспорядки на Банковой улице устроили бойцы движения «Братство» Дмитрия Корчинского ― прим. «Ленты.ру»). Он не имеет никакого отношения к нынешней демократической оппозиции, он не имеет с нами никаких контактов.

Люди, якобы штурмующие милицию, бросали камни и подрезали ножами [экс-главу МИД и оппозиционера] Петра Порошенко и людей, стоящих с ним. Это абсолютно сознательная провокация как поиск причины для введения чрезвычайного положения (Такие слухи ходили в Киеве накануне вечером ― прим. «Ленты.ру»).

Но все-таки многие на Майдане говорили в воскресенье, что мирный протест не сработал. Не нужно ли действовать более жестко?

Конечно, Майдан радикализуется. А как иначе, если люди видят совершенно бандитские действия милиции? Я сам был министром внутренних дел и вижу нормальные, вполне человеческие глаза большинства работников милиции. «Беркут» же за два года сделали откровенно бандитским формированием. Киевский «Беркут» еще удается удержать от агрессии, а то, что происходит с подразделениями с восточной Украины, иначе как бандитизмом в форме, назвать нельзя. Поэтому люди, конечно, заводятся. Я сам отец, и у меня сына на моих глазах бил «Беркут».

Но вчера нам в целом удалось людей убедить в единственно правильном поведении, которое мы исповедуем еще с 2004 года (имеется в виду «оранжевая революция» ― прим. «Ленты.ру»). Наша сила в неприменении силы, а бессилие бандитской власти в том, что у них ничего кроме силы нет.

Захват Киевского горсовета оппозиционерами вы не осуждаете?

Я считаю, что депутаты Киевского горсовета согласно действующему законодательству имеют полное право находиться в этом помещении. Тут в чем специфика? Мэр Львова возглавляет протестующих львовян, мэр Винницы возглавляет подольцев, а в Киеве давно нет мэра (В июле 2012 года предыдущий мэр Киева Леонид Черновецкий подал в отставку, новые выборы так и не были назначены, и пока городом управляет глава киевской городской государственной администрации Александр Попов ― прим. «Ленты.ру»). Поэтому фактически киевляне лишены своего органа самоуправления. Вчера люди стихийно пришли туда и требовали открыть здание (в результате активисты партии «Свобода» взяли здание штурмом - «Лента.ру»), которое в общем-то принадлежит им. Оно должно обслуживать их, и депутаты Киевской и Верховной Рады [зашедшие с людьми в Киевский горсовет] им в этом помогли.

Но ночью мы приняли решение: дабы избежать любой агрессии со стороны спецназа, мы в семь часов вышли из Киевской рады, и депутаты присоединились к блокированию кабинета министров.

А вас не волнует, что захват Киевского горсовета станет впоследствии основанием для уголовных дел по захвату органов государственной власти?

Перед вами стоит человек, которого посадили за незаконное празднование Дня милиции, который определен украинским законодательством (смеется). Посадить в нашей стране можно совершенно по любой причине. Поэтому меня это абсолютно не волнует.

Какое вы видите дальнейшее развитие ситуации?

Я уже вижу, что Партия регионов сыпется. Сегодня уже более десяти депутатов вышло из фракции, и большинство в Раде переформатируется (если оппозиции удастся получить большинство в Раде, то она сможет провести закон об импичменте президента, хотя для самого импичмента нужно будет конституционное большинство голосов — «Лента.ру»). Это внутренний бунт всех, в том числе и в иерархических структурах. То, что происходит в стране, — хотя я не люблю пафосных слов — можно назвать антинародным режимом. Янукович и его семья бросили вызов абсолютно всем.

Вам не кажется, что столь жесткий разгон Евромайдана в субботу утром стал подарком для оппозиции, ведь протест уже затухал?

Такие подарки к такой елке (недостроенную елку на Майдане уже прозвали «кровавой» — «Лента.ру») не нужны никому. Почему было принято такое идиотическое решение, мне до сих пор непонятно.

Вы думаете Янукович лично принял такое решение? Ходят слухи, что его окружение его «сливает».

Я могу лишь сказать, что человеком, который отдал приказ, не мог быть начальник киевского главка (Валерий Коряк, подал в отставку после разгона Майдана — прим. «Ленты.ру»). Хотя бы потому что спецназ, участвовавший в этом жестком разгоне детей, пригнали из других областей Украины. Это означает, что команда была дана министром внутренних дел [Василием Захарченко], а он может это сделать как минимум с согласия президента.

За мои четыре года работы в МВД не было ни одного разгона демонстраций, но даже за три года Януковича, хоть демонстрации регулярно и разгонялись, такой жестокости я не видел. Понятно, что людей вытеснили с Майдана, понятно, что их привычно разогнали, но зачем бегать по всему Крещатику, догонять детей в подъездах и отбивать им почки? Я не верю что министр внутренних дел может дать такую команду, не согласовав ее с президентом.

Вы, когда были главой МВД, тоже не принимали самостоятельные решения?

Я примерно понимаю, как работает система взаимоотношений между «донецкими», которые возглавляют сейчас все министерства. У них самостоятельность не разрешается. А я, конечно, принимал решения без президента, но никогда в нарушение закона.

В решении Януковича нет ни одного плюса, ради которого бы он это сделал?

Почему я должен думать о тараканах в его голове? Это безумие. Мне кажется, Партия регионов и Янукович генетически уважают только деньги и страх, поэтому используют только эти два аргумента.

Можно провести аналогию: много говорилось об убийстве журналиста Георгия Гонгадзе, и нет доказательств причастности к нему [экс-президента Украины Леонида] Кучмы. К сожалению, его роль в этом деле до конца не установлена, но у меня нет сомнений, что система которую он создал, сделала такой эксцесс неизбежным, рано или поздно.

Хотя я лично считаю, что был прямой приказ президента на жесткий разгон демонстрации для вселения страха. Это работает в некоторых областях страны, но Янукович не понял, что в Киеве — не донецкая рабовладельческая республика.

А представители власти выходят на переговоры с вами?

Да, мы только что получили сигнал о готовности власти начать диалог при посредничестве европейских послов.

О чем именно?

Я не веду эти переговоры и не готов комментировать.

Если власть все-таки подпишет договор об ассоциации с ЕС, о чем уже заговорил МИД Украины, — это успокоит народ или этого уже мало?

Отставка правительства — это минимум для нормализации жизни в стране. Освобождение Юлии Тимошенко — это дело чести оппозиции, и восстановление европейского курса необходимо. Разница между Майданом 2004 года и нынешним в том, что тогда люди шли фанатично за вождем, которому делегировали все. Они не задумывались ни над реформами, ни над составом их исполнителей. Вчера я выступал на Майдане и видел, как среагировали люди на мои слова о том, что нужно менять систему. Когда я на улицах общаюсь с людьми, они мне говорят: не забудьте провести люстрацию и деполитизацию судов. Люди поняли, что нужно менять не фамилию, а систему.

С трибуны никто из лидеров оппозиции не озвучивает требование освободить Тимошенко.

В резолюции оно есть. И события вчерашней ночи с [попыткой] вывоза Тимошенко показывают, что это одна из болевых точек отношений оппозиции и власти.