«Они выстраиваются в очередь мыть посуду»

Основатель «Циферблата» рассказал «Ленте.ру», как открывал свое «антикафе» в Лондоне

«Циферблат» в Лондоне

Основатель российской сети кафе «Циферблат» Иван Митин открыл первое заведение в Лондоне. Оплата в его московских «антикафе» — поминутная: одна минута в «Циферблате» стоит два рубля. По такому же принципу в какой-то момент начнет работать и британское заведение Митина, пока же его клиенты оставляют за визит столько денег, сколько пожелают сами. Лондонский Ziferblat пользуется невероятным спросом — про него написали The Guardian и Time Out. «Лента.ру» поговорила с Митиным о сложностях аренды в британской столице, местных электриках и о том, почему он выбрал именно этот город.

Лондонское «антикафе» Ziferblat открылось в конце ноября 2013 года после нескольких месяцев бюрократической волокиты. 29-летний ресторатор рассказал «Ленте.ру», что аренда в Лондоне оказалась в два раза ниже, чем в российской столице; зато работы по подготовке кафе к открытию ― от проведения коммуникаций до поклейки обоев ― там на порядок дороже.

Однако Митина, открывшего первое заведение своей сети в сентябре 2011 года в Москве на Покровке, все это не смущает. Сеть «Циферблатов» насчитывает уже 11 точек, в 2012-м она вышла за пределы России ― «антикафе» появились в Киеве и Одессе. Митин считает, что нашел в Лондоне благодарную публику: британцев привлекает возможность вырваться из пятничного алкогольного угара и перестать чувствовать себя клиентами, на которых хозяева и обслуживающий персонал хотят нажиться.

«Лента.ру»: На днях вышла статья в The Guardian про ваше заведение. У нее около семи тысяч лайков. Наверное, у вас сейчас толпы?

Иван Митин: У нас безумие какое-то. Мне кажется, этот дом скоро развалится, потому что за выходные у нас в маленьком 70-метровом зале перманентно находилось человек 70. И сейчас битком, хотя вокруг везде пусто (разговор состоялся в понедельник в шесть часов вечера ― прим. «Ленты.ру»). Вообще, зал рассчитан на 25-35 человек.

Люди приходят к вам, прочитав статьи в газетах, или это уже цепная реакция и они просто рассказывают друг другу о вас?

И то, и то. Просто когда закончились рождественские каникулы, про нас написал Time Out ― и повалил народ. И тогда начали писать все подряд: The Guardian, The Independent, The Evening Standard, The Daily Mail. Сегодня меня снимали CNN и Bloomberg.

Ожидали этого?

Честно говоря, да.

Кто к вам ходит?

Россиян ― процента три-четыре. То есть мы стали как бы русским клубом за рубежом. Ходят люди постарше, чем в России: 26-28 лет. В России в «Циферблаты» ходит много школьников. А здесь у нас за все время были только две школьницы.

У вас уже заработала схема «три пенса за минуту» или еще стоит чемоданчик, как было в «Доме на дереве» (первое московское заведение Митина работало на принципах free donations ― каждый платил, сколько считал нужным ― прим. «Ленты.ру»)?

Пока еще чемоданчик. Пока только рассказываем всем, как будет работать система. На самом деле мы просто ждем, когда привезут кассовый аппарат. Проблема в разном восприятии скорости времени с англичанами. Я ожидал, что здесь это [согласование с инстанциями] происходит несколько быстрее.

В одной из статей я прочитал, что в Лондоне вы находитесь по туристической визе. По ней же нельзя работать. Расскажите, как вам это удалось.

Да, по туристической, а я здесь и не работаю. У нас есть английская компания. В этой английской компании есть генеральный директор-англичанин. У нас есть нанятая нами на работу управляющая компания, которая решает всякие технические вопросы, помогает с юридическими и финансовыми моментами. Я не имею права работать в «Циферблате».

Но сейчас все упирается в медлительность системы, [которая не позволяет быстро открыть кафе].

Медленнее, чем в России?

Значительно медленнее. Может, качественнее и долговечнее впоследствии, но медленно. Договор аренды мы подписывали два месяца, что в России обычно занимает от двух часов до двух дней. Здесь все спокойные, сытые, им никуда не надо торопиться. У них много дел запланировано на месяцы вперед. Когда появляется новое дело, они записывают его в ежедневничек на «через полтора месяца»: схожу попью чай с таким-то или начну заниматься юридическими вопросами такой-то компании. Они хорошо живут, они не хотят урвать как можно больший кусок. Меня это [медлительность] бесит.

Мы два месяца ждали ключи. Чтобы совершить одно действие, прописанное в договоре, нужно пропустить его через семь рук. Много представителей сторон. У меня есть свой представитель, а мой представитель ― для того, чтобы дело шло качественнее и чтобы мы ничего не упустили, ― нанял уже своего представителя, который общается с представителем представителя арендодателя. И все они находятся в разных городах.

Стоимость аренды меньше, чем в Москве?

В два раза.

Почему вы выбрали для открытия Шордитч (историческую местность в боро Хакни на северо-востоке Лондона ― прим. «Ленты.ру»)?

Мне он показался самым живым районом, но в то же время не турбохипстерским, каким он был несколько лет назад. Шордитч ― самый крутой в плане клевых мест район, поэтому захотелось проверить себя на их фоне, а не на фоне унылых пабов. И Лондон был выбран по той же причине. Он дорогой, здесь не удивишь интерьерными новшествами. Нам здесь, кстати, удалось обойтись без «Икеи», чего никогда не удавалось в России. У нас в стране нет культуры сохранения старья, невозможно найти старую мебель. Здесь по цене «Икеи» можно купить кресло начала прошлого века.

То есть на распродажах из багажника закупались?

На аукционах и барахолках.

Чем, кроме настольных игр и кинопоказов, будете развлекать посетителей?

Были планы устраивать лекции, кинопоказы, выставки, но пока их устраивать сложно, потому что для многих посетителей посещение «Циферблата» ― уже мероприятие. Не нужно дополнительно их развлекать. Они кайфуют от того, что выстраиваются в очередь мыть посуду. Им нравится, что за них никто ничего не делает. Что никто не прислуживает. В будущем, когда формат перестанет быть чем-то особенным, будем что-то придумывать, конечно.

В каждом российском «Циферблате» у вас есть управляющий, который придумывает разные мероприятия и особенности места. В лондонском он уже появился?

В России команда одного «Циферблата» может быть 15-20 человек. На лондонский я планирую нанять четырех человек, потому что здесь намного больше все строится на самоорганизации. Мы даже кофе тут никому не варим. В Москве совершили ошибку, поставив барную стойку. Здесь есть кухня: иди на кухню и делай себе все сам. Конечно, в этом сохраняется элемент игры, и мы поможем если что. Хотим внедрить на постоянной основе волонтерство. Поднимет человек руку, что у него есть час времени, — мы предложим ему час показывать, как работает кофемашина. А после смены подарим ему два часа, которые он может провести у нас бесплатно.

По сравнению с Москвой в плане подготовки к открытию что было сложнее, а что проще? Если говорить не только про размеренность британцев.

Нужно больше денег. В России [это] нормально — заплатить вперед за полтора месяца аренды и на следующий день уже начать что-то делать. Если бы такой возможности в России не было, наверное, я бы ничего не сделал, потому что у меня денег не было. В Англии нужно платить минимум за шесть месяцев вперед. И вся фигня вроде электриков, сантехников стоит в несколько раз дороже. Всё должны делать по закону: вызывать электрика, чтобы он написал, что у нас безопасно, — и за это заплатить 100 тысяч рублей. Пришел, что-то попроверял, повыкручивал лампочки, повставлял лампочки. При этом у нас сейчас постоянно выбивает пробки.

В России это дешевле. Можно сделать тяп-ляп, по-свойски, по дружбе. Здесь я пока не понимаю, можно так или нет. И из серии электриков-сантехников: мы вызвали чуваков поклеить обои; они неделю думали, ходили, разглядывали, а потом прислали письмо, в котором согласились сделать это в течение трех недель за пять тысяч фунтов. Мы тогда сами поклеили.

Давайте вернемся к российским «Циферблатам». Как вы искали людей себе в команду?

Когда все начиналось, это были друзья. Потом масштабы росли, росла география. В Казани, Ростове-на-Дону я никого не знал. Как правило, сейчас мы ищем партнеров в разных городах, а потом едем туда и открываемся.

А почему в России вы не сделали франшизу? Теперь вас многие копируют, вы как-то говорили, что открылось около 150 похожих мест.

Меня бесило это слово. Но мы сделали так, что каждый «Циферблат» отчисляет некий процент дохода в головную компанию, которая помогает всем этим «Циферблатам» развиваться. У нас есть система кураторства, обмена опытом. Лондонский «Циферблат» тоже отчисляет процент. Сейчас 11 «Циферблатов» отчисляют проценты. Я перестал считать количество подобий, потому что судьба их часто непродолжительна. Не чувствую никакой конкуренции с их стороны. У меня только претензия, что они вырабатывают стереотип, что в таких местах только играют в настольные игры, Xbox или «мафию». А потом люди приходят с таким отношением в «Циферблат». Даже в Лондоне пришли какие-то русские ребята: «Мы знаем что такое “антикафе”, давайте нам карточку». А я понятия не имею, что такое карточка. Пришли ― и начали сразу какие-то шумные настольные игры.

Никогда не разрешите приносить алкоголь?

Думаю, нет. В Лондоне все бухают. В Шордитче точно больше, чем в России. Если посмотреть ночью в пятницу из окна, то просто все лежат, а мужик переходит дорогу три часа. Мы боялись, что раз здесь все пьют, то кому нафиг нужен «Циферблат», но приходят гости: «О, так здорово, что нельзя [спиртное], а то везде тут бухают. Мы приходим ― везде нужно пить; как хорошо, что у вас нельзя пить». В общем, это уникальная особенность.

Вчера зашел в кафе в семь вечера поработать, а мне сказали, что после шести чай не наливают, пить можно только алкоголь. Я не фанатик борьбы с алкоголем. Я вполне могу вечером выпить. Я просто знаю, что даже я могу выпить и начать себя глупо вести и портить атмосферу. А есть люди, которые делают это постоянно. Одного такого человека будет достаточно, чтобы нарушить всю атмосферу, и 20-30 человек, которые сидели [в кафе] в этот момент, больше не придут.

А в Москве как вы контролировали, чтобы не пили алкоголь?

Были предположения, предупреждения, что мы намучаемся, что будут сжирать наше бесплатное печенье, будут выпивать по десять капучино и убегать. Количество таких случаев оказалось настолько незначительным, что этого явления как такового не существует. Бывало, что люди пили из-под стола. Но никто ни разу не бузил. Все пристыженно уходили. А в Лондоне только один такой случай был.

Собираетесь открывать в Лондоне новые места?

В Европе общество более готово к такому формату. Будет глупо, если остановлюсь. Я уже воспринимаю «Циферблат» как большую социальную сеть по всему миру. Моя задача ― открывать как можно больше. Последующие планы будут зависеть от людей, которые вызовутся стать партнерами. Будет это Лондон, Нью-Йорк, Варшава или Ижевск ― неважно.

Вы сказали, что европейское общество готово к такому формату. Что вы имеете в виду?

Оно устало от потребления. Каким бы хипстерским ни было кафе, продавец ― бородатый парень в кепке с проколотым носом ― относится к тебе примерно как продавец в «Макдоналдсе». Ты покупаешь ― он обслуживает. Здесь поэтому так рады, что появилось место, где все сами себе варят кофе. Нужно быть объективным: в Лондоне процент более образованных, интеллектуально развитых людей выше, чем в России, к сожалению. Здесь давно уже нет кафе-баров «У Татьяны» или магазинов спирто-водочных изделий «Рябинушка» ― всей этой безвкусицы.