Новости партнеров

Его руки — сама музыка

Памяти дирижера Клаудио Аббадо

Клаудио Аббадо
Фото: Urs Flueeler / Keystone / AP

В понедельник, 20 января, в Болонье после продолжительной болезни скончался Клаудио Аббадо, один из крупнейших дирижеров мира. Аббадо, которого по праву считают наиболее влиятельной фигурой в мире музыки второй половины XX века, в разные годы руководил главными оперными театрами Италии и Австрии; в обеих странах в Аббадо всегда видели своего национального героя, служившего искусству.

Аббадо, родившийся в Милане в семье музыкантов, учился в местной консерватории, позднее в Вене у дирижера Ханса Сваровски. В австрийской столице распространено мнение, что у дирижера еще со времен студенчества завязались особые духовные отношения с Веной, так что впоследствии городские власти даже присвоили Аббадо титул «главного музыкального руководителя Вены». Впрочем, так окрестить музыканта в свое время могли и в Берлине, и в Лондоне, и, конечно, в родном Милане.

Дебют молодого дирижера состоялся на сцене Ла Скала в 1960 году, а уже в 1968-м он стал главным дирижером и художественным руководителем итальянского театра — этот пост Клаудио Аббадо занимал на протяжении 18 лет. После он пять лет руководил Венской государственной оперой. Параллельно с работой в оперных театрах возглавлял Лондонский симфонический оркестр (1979-1987) и Берлинский филармонический (1989-2002), который перешел к нему после смерти Герберта фон Караяна.

О Клаудио Аббадо, чья карьера в музыке насчитывает более полувека, в любой период его творческого пути говорили как об удивительно современном дирижере — и дело не только в репертуаре, который он выбирал, но и в том, как интерпретировал того или иного композитора. Его истинным «героем» был Малер — Аббадо прославился именно интерпретациями австрийского мастера, к которому обращался и во время учебы, и в зрелые годы, и в последнее десятилетие — на летних фестивалях в Люцерне. В 1986-м в честь Малера дирижер даже основал в Вене молодежный оркестр.

Аббадо считался тонким знатоком Моцарта, Бетховена, Шуберта, был почитателем Прокофьева и Мусоргского, любил Верди и Россини — и в 1984-м даже восстановил считавшуюся утраченной оперу Россини «Путешествие в Реймс». Однако его интерес никогда не ограничивался только классикой. Дирижер открыл миру имена авангардистов — Ноно, Шенберга, Штокхаузена, Пендерецкого, Булеза. Авангардную оперу Луиджи Ноно «Под яростным солнцем любви» Клаудио Аббадо, например, ставил в 1970-е годы вместе с другим новатором — Юрием Любимовым. Основатель Таганки когда-то сказал об Аббадо, что «он олицетворяет всей фигурой, всеми руками своими музыку, его тело поет так же, как музыка».

В 2010 году журнал BBC Music Magazine включил Аббадо в тройку выдающихся дирижеров всех времен. При этом сам он избегал звездности, излишней публичности, медийной популярности, к которой неравнодушен весь современный музыкальный мир. Аббадо не любил, когда его называли маэстро, предпочитая обращение по имени, и гордился, что специально не искал руководства крупными музыкальными коллективами — оркестры находили его сами.

Во многом масштаб дирижера Аббадо объясняется его личными качествами, потому что руководитель Ла Скала и Венской оперы никогда не был тираном или диктатором в общении со своими музыкантами. Наоборот, он полагал, что с оркестром нужно взаимодействовать, он объединял единомышленников, чтобы творить сообща, помогал молодым исполнителям. Зато Аббадо можно смело назвать революционером: именно такой образ закрепился за ним в Италии из-за его социальных проектов — выступлений в тюрьмах и больницах. Музыкальное воспитание — это, по сути, воспитание человека, считал Аббадо.

Мягкость и скромность отнюдь не отменяли его профессионализма, который проявлялся, например, и в том, что Аббадо, обладавший блестящей памятью, дирижировал без нотных листов. Его коллеги говорят еще о безукоризненном музыкальном вкусе и внимании к современной музыке, позволявшим дирижеру вместе с его подопечными, будь то театр или симфонический оркестр, всегда двигаться вперед.

После кончины Аббадо о своем друге и коллеге поделился воспоминаниями другой прославленный худрук Ла Скала Даниэль Баренбойм: «Я знал Клаудио Аббадо с начала 1950-х, когда он вместе с [австрийским пианистом и композитором Фридрихом] Гульдой обучался игре на фортепиано в зальцбургском Моцартеуме. В 1956-м мы вместе учились на одних дирижерских курсах в Сиене, и с тех пор длилась наша дружба — музыкальная и человеческая. Множество воспоминаний о нем драгоценны для меня — из последних, конечно, о его возвращении в миланский Ла Скала в 2012-м, когда мы выступали вместе. С уходом Клаудио Аббадо мы потеряли одного из величайших музыкантов последних 50 лет и одного из редких музыкантов, не утративших связи с духом музыки, в каком бы жанре они ни работали. Особенно примечательна была его преданность современной музыке: он работал с такими композиторами, как Ноно, Лигети и Куртаг, исполнял их произведения, занимая пост музыкального руководителя Ла Скала. Но самым значительным, наверное, была его поддержка молодых музыкантов: он основал много важных молодежных оркестров. В этом смысле он был пионером, который работал с молодыми музыкантами, ставил им цель и поддерживал их на протяжении всей своей жизни. Он дал пример всему миру, показав, что молодые и неопытные музыканты могут делать музыку на высочайшем уровне, если им оказывают должное внимание и человеческое отношение. Мы обязаны ему этим, и много чем еще».

Культура00:0114 октября

Галактика в опасности

Этот российский фильм 6 лет снимают на бюджетные деньги. Он стоит миллиард и не окупится