Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Сниму комнату, недорого

Джеймс Франко взялся за ленту о худшем фильме всех времен

Джеймс Франко и Томми Вайсо
Фото: : Alessandro Bianchi / Reuters

Зимой 2014 года американский актер Джеймс Франко придумал новый проект — он взялся за экранизацию книги «Катастрофический художник: Моя жизнь в комнате» («The Disaster Artist: My Life Inside the Room»), написанной актером Грегом Сестеро и журналистом Томом Бисселлом. Речь в книге идет о съемках ленты Томми Уайсо «Комната» («The Room»), которую часто называют худшим фильмом в истории кинематографа.

Задумка Франко заслуживает внимания по двум причинам. Во-первых, сам Франко — человек интересный, мастер на все руки. На каком только поприще он себя не попробовал. Если почитать заголовки новостных заметок с упоминанием его фамилии, может показаться, что сфер деятельности, в которых актер хоть как-то не проявил себя, просто не осталось. Франко в 30 лет вновь поступил в университет (причем обучаться он решил писательскому мастерству). Франко провел церемонию вручения «Оскаров». Франко поставил фильм о гей-баре с садомазохистским уклоном. Франко исполнил роли Зеленого Гоблина, волшебника страны Оз, основателя журнала Playboy и велосипедиста, которого обстоятельства вынудили отпилить себе руку перочинным ножом. Франко занялся благотворительностью. Наконец, Франко вместе с давним другом Сетом Рогеном спародировал клип главного рэпера Земли Канье Уэста.

Во-вторых, интерес вызывает объект исследования Сестеро и Бисселла. И дело не только в том, что ленту, поставленную Томми Уайсо, кто-то считает худшей в мире. «Комната» — романтическая драма, рассказывающая о любовном треугольнике. Джонни, одного из его участников, играет сам Уайсо (кроме того, он же выступил в качестве сценариста и продюсера — причем ему каким-то непостижимым образом удалось собрать на съемки картины целых шесть миллионов долларов). Джонни любит Лизу, которую называет «будущей женой». Однако его возлюбленная крутит роман с Марком (Сестеро), лучшим другом главного героя.

«Комната» — это полтора часа чудовищной актерской игры (примечательно, что многие сцены отсняты на хромакее, потом на них наложены фоны с городскими видами), сюжетных нестыковок и глупых диалогов. Некоторые фразы из фильма настолько смешны и нелепы, что вполне могли бы стать мемами — если бы сама картина получила более широкую известность. Впрочем, вопль отчаяния, с которым главный герой обращается к своей «будущей жене» — вполне себе мем: на ютьюбе семисекундный ролик собрал более трех миллионов просмотров (при желании также можно обнаружить дабстеп-треки, построенные на этом эпизоде).

В общем, «Комната» — безусловно плохое кино, но хватает ли у него недостатков для того, чтобы действительно претендовать на звание худшей ленты всех времен? Пожалуй, нет. Скорее всего, легенду о том, что хуже «Комнаты» в природе ничего не существует, поддерживают сами поклонники фильма — то есть те, кто к творению Уайсо относится с определенной теплотой. Другими словами, во всей этой ситуации интересен не сам фильм, а возникший вокруг него культ, связанные с ним сплетни, слухи и вполне реальные истории.

Историй таких предостаточно. Известно, что фильм рекламировали всего одним биллбордом, зато эта афиша провисела в Лос-Анджелесе более четырех лет и стала своего рода достопримечательностью. Автор картины Уайсо, впрочем, оплатил не только биллборд, но и небольшую, но смешную рекламную кампанию на телевидении — согласно ее слогану, в «Комнате» можно обнаружить «страсть, присущую Теннесси Уильямсу».

В 2010 году в Сети появилась компьютерная игра, основанная на «Комнате» — квест, выполненный в 16-битной эстетике. В игру каким-то образом затесался персонаж, подозрительно похожий на Марти Макфлая, героя Майкла Джей Фокса из трилогии «Назад в будущее». В том же году видеорецензия на «Комнату» была опубликована на юмористическом сайте Nostalgia Critic — однако позже ее убрали, поскольку компания Wiseau-Films обвинила создателей ролика в нарушении авторских прав.

Сам Уайсо — тоже персонаж весьма интересный. Ни дата, ни место его рождения не известны — предполагается, что кинематографист родился где-то в Восточной Европе то ли в конце 1950-х, то ли в 1960-х. Его фамилия — на самом деле псевдоним, искаженное французское «oiseau» (то есть «птица»). Томми решил использовать именно это слово, поскольку когда-то давно приторговывал игрушечными птичками на улицах Сан-Франциско. Навыки торгаша пригодились ему и позже, когда он уже переквалифицировался в кинопродюсера: вышеупомянутые шесть миллионов, ушедшие на съемки «Комнаты», Уайсо, по его собственному признанию, заработал в том числе на продаже кожаных курток, импортированных из Кореи.

Собственно, и в книге «Катастрофический художник», захватившей воображение Джеймса Франко, рассказывается не только и не столько о съемках «Комнаты», сколько об обстоятельствах, связанных с фильмом. Например, в колонке, опубликованной изданием Vice, Франко сравнивает работу Сестеро и Бисселла сразу с двумя картинами Пола Томаса Андерсона — с «Ночами в стиле буги» и «Мастером». «Книга — великолепная история о полных надежды людях, приехавших в Лос-Анджелес, чтобы удовлетворить свои амбиции, и по совместительству исследование на тему того, каково это — быть творческим», — пишет актер. Самого Уайсо Франко считает «вампиром, голливудским мечтателем, гангстером, новым Эдом Вудом» и бесконечно одиноким человеком.

Разумеется, Эда Вуда, американского кинематографиста и носителя титула худшего режиссера всех времен, в случае с Уайсо и «Комнатой» не вспомнить нельзя. Но тогда придется вспомнить еще и отличную ленту Тима Бертона «Эд Вуд», главную роль в которой исполнил Джонни Депп. Получится ли у Джеймса Франко настолько же талантливо рассказать про еще одного кинематографиста, обладающего спорными достоинствами? Вопрос открытый. Но можно предположить, что именно взбалмошный и довольно непоследовательный Франко сможет снять фильм об Уайсо — просто по той причине, что между ними есть определенное родство, какая-то духовная связь. «Во многих смыслах Томми — это я сам», — признается Франко в финале все той же колонки в Vice.

Другое дело, что даже сам Уайсо, снимавший «Комнату» как драму, позже начал отшучиваться — дескать, на самом-то деле это была черная комедия. Франко же, судя по колонке, предельно серьезен и сентиментален. Впрочем, с человеком, который с такой скоростью меняет проекты, никогда не разберешь, шутит он или нет.