Полураспад полуострова

Как Крым сопротивляется украинской революции: репортаж «Ленты.ру»

Фото: Андрей Любимов для «Ленты.ру»

К середине этой недели волнения в автономной республике Крым достигли пика. В центре Симферополя 26 февраля 2014 года произошла массовая драка между крымскими татарами, поддерживающими новую украинскую власть, и русскими, не желающими иметь с «бандеровцами» ничего общего; пострадали более 30 человек, двое погибли. На следующий день «представители самообороны русскоязычного населения Крыма» захватили здания парламента и правительства. В Севастополе обстановка спокойнее, хотя местные жители настроены воинственно. Русское население выбрало нового мэра, гражданина России Алексея Чалого. Он пытается вывести город из подчинения Киеву. Одновременно там формируют отряды самообороны для защиты города от «вооруженных фашистов». Корреспондент «Ленты.ру» наблюдает за событиями в Крыму.

Еще одна гражданская

― Что там? ****** [все плохо]? ― спрашивает у постового молодой парень, высовываясь из «девятки» возле строящегося в сквере Победы Александро-Невского кафедрального собора Симферополя. Откуда-то из-за ограды доносится патриотическая музыка.
― Да откуда же я знаю! ― отмахивается жезлом милиционер.
― Полный ******! ― говорит направляющийся в сторону Верховного совета Крыма мужчина.

Симферополь охватили волнения еще несколько дней назад, но прежде две крупнейшие национальные общины города ― крымские татары и русские ― митинговали раздельно. Будущее Крыма при новой власти эти общины видят по-разному. Татары полностью поддерживают киевских революционеров, они митинговали на Майдане и считают себя творцами (а значит, и благоприобретателями) революции. Русские жители Симферополя не хотят жить под пятой «бендеровцев» (только так — коверкая слово «бандеровцы» — они называют оппозиционеров, отстранивших от власти в Киеве президента Виктора Януковича). Русские требуют референдума, который должен провозгласить Крым независимым государством или сделать его частью России.

Судя по всему, последний вариант для русской общины наиболее предпочтителен. В среду, 26 февраля, на восьмиугольное здание республиканского Верховного совета водрузили российский флаг. В тот же день во дворе парламента собралось несколько тысяч русских, многие из которых пришли с российскими триколорами (флагов Республики Крым тоже было немало). Они постоянно скандировали: «Ро-сси-я! Ро-сси-я! Ро-сси-я!» — так, будто сочинская Олимпиада нашла неожиданное продолжение в Симферополе.

В том же самом внутреннем дворе уместились не меньше десяти тысяч крымских татар и этнических украинцев с собственными голубыми стягами и желто-синими флагами Украины. Обе стороны пришли митинговать к парламенту, потому что в три часа дня депутаты должны были собраться на внеочередное заседание — и решить, признает ли Крым новую киевскую власть. Татары хотели заседание сорвать и добиться отставки нелояльных Киеву чиновников, русские ― настоять на принятии решения о референдуме о самоопределении.

Шум в замкнутом пространстве двора стоял невероятный, набор лозунгов у обеих сторон был таков, что происходящее напоминало абсурдистскую пьесу. «У-кра-и-на! У-кра-и-на! Банду геть!» ― скандировали слева. «Пу-тин! Пу-тин!» ― неслось им в ответ от русских. «Аллах Акбар!» ― отвечали татары.

Милиции возле парламента в середине дня не было вообще, вход в здание охраняли лишь несколько десятков человек. Так что общественникам и депутатам, желавшим попасть в Верховный совет, приходилось прокладывать узкий коридор между русскими и татарами. В толпе между тем периодически вспыхивали мелкие потасовки. То из одного лагеря, то из другого вышвыривали затесавшихся «чужаков». «Знаешь, зачем они убрали милицию? Чтобы вместо того, чтобы вместе ходить в баню и ужинать, мы дрались друг с другом!» ― объяснял татарину русский.

Ближе к началу заседания этот коридор наконец укрепили цепью милиционеров ― правда, без дубинок, щитов и касок. Сами силовики понимали, что помешать намечающейся бойне они никак не смогут. «Менты нам сегодня сами говорили: “Дайте нам оружие, и мы пойдем с вами”. Киев лишил их оружия, и теперь они сами просят его у гражданских», ― объяснял один из активистов русской общины.

Молодой и задиристый татарин подошел вплотную к толпе русских. «Мы пришли сюда остановить ваш геноцид! Нам второго диктатора, вашего Путина, не нужно!» ― кричал он. Его оттащили свои же — под возгласы «Россия для русских, Украина для украинцев!» «Ро-сси-я! Ро-сси-я!» ― орали русские, потрясая кулаками. Мимо прошел майор милиции и похвалил окружающих, не обращаясь ни к кому конкретно: «Молодцы, что не ругаетесь».

Ближе к скверу Победы русские и татары стояли вперемешку, накал страстей здесь был меньше, в толпе — много женщин и пожилых людей, настроенных исключительно мирно.

― Давайте лучше пойдем и раскулачим заповедник Януковича! ― предложил пожилому меланхоличному татарину высокий русский парень в черной шапочке.
― Правильные ты вещи говоришь, брат, ― тихо отвечал татарин.
― Мы должны руководить Республикой Крым, а не Киев. Мы же хотим мира вместе с вами, а иначе просто будет ***** [труба], ― добавил русский. Пожилой татарин кивал головой и молчал.
― Если будет референдум, то нас ведь меньше ― и Крым пойдет в Россию. Кто тогда будет с нами считаться? ― вмешался в разговор татарин помладше.
― Да понимаешь, власть всех ******* [достала], надо ее менять ***** [незамедлительно и целиком], ― не отвечая на вопрос собеседника, продолжил агитировать русский.
― Если ваша сторона победит, нам будет плохо, ― стоял на своем молодой татарин.

С каждой минутой ситуация ухудшалась. «Надо убирать провокаторов. Главное, чтобы никто не достал арматуру, а то плохо будет», ― переговаривались митингующие. Вооруженных дубинками и палками в толпе действительно практически не было. Зато татары придумали бросать в своих противников полуторалитровые пластиковые бутылки, наполненные водой. Одна из них угодила в женщину, которая держала российский флаг с надписью «Беркуту ― слава». Бутылки полетели обратно.

В Крыму к «Беркуту» отношение принципиально другое, нежели в Киеве. В столице новый глава МВД Арсен Аваков уже объявил о расформировании спецподразделения МВД, а разъезжавшихся с киевской базы по домам бойцов оппозиционным депутатам приходилось спасать от линчевания. В Крыму «беркутовцев» чтят как героев; их встречали с цветами — и вместе с ними плакали о погибших товарищах.

«Я сегодня сдал денег детям из семей погибших бойцов “Беркута”», ― говорит пожилой усатый мужчина своему товарищу помоложе — Алексею. У обоих к одежде пришпилены георгиевские ленточки (говорят, за желто-голубые ленточки, с которыми ходят «майдановцы», в Крыму могут и побить). Алексей жалуется мне: «Почему “Беркут” не объявляют героями [в отличие от погибших активистов Майдана, которых в Киеве провожают в последний путь скандированием "Герои не умирают"]? У них ведь не было никакого оружия». Когда я интересуюсь у него, кто же тогда убил около ста человек на Майдане, тот без тени сомнения отвечает: «Это не “Беркут”». На убийцах якобы была беркутовская форма, но внизу-то видны кроссовки, а ни один боец «Беркута» так ходить не будет, уверен он.

― Есть ли мирный вариант разрешения конфликта? ― спрашиваю я у Алексея.
― Нет, у каждой из сторон есть оружие. И кончится это все гражданской войной уже сегодня, другого пути нет, ― убежденно, но без всякого трагизма отвечает он.

В этот момент к Алексею подходит молодой татарин, просит закурить — и Алексей без промедления угощает его.

― Ну раз сигарет не жалко, то, может, все еще хорошо будет? ― с надеждой в голосе говорю я.
— Будет-будет война, у нас есть оружие, есть ветераны спецназа, и мы их быстро разгоним, — неумолим Алексей.

Однако в среду все вышло иначе: гражданская война в Крыму не началась, зато перед Верховным советом произошла массовая драка.

«Какая сука кидается [бутылками]?! Держать коридор!» ― истошно кричал кто-то в микрофон. Оказалось, что управление толпой взял на себя корреспондент газеты «Курорты Крыма». У микрофона его часто сменяли татары, призывавшие к спокойствию, иногда добавляя по-русски «Хватит!» или «Стоп!» В какой-то момент из здания парламента выбежал лидер татарского Меджлиса (исполнительный орган крымско-татарского Курултая) Рефат Чубаров и начал что-то кричать на татарском с упоминанием Аллаха. Однако слышали его только ближние ряды, остальные были заняты потасовкой.

Вдруг татары без какой-либо команды пошли в наступление. Началась давка, люди падали на землю, их затаптывали шедшие позади. За какие-то 15 минут татары полностью выдавили русских из внутреннего двора Верховного совета. Сторонники новой власти устроили самим себе громкую овацию и начали скандировать «Слава Украине ― героям слава!» Кто-то топтал оброненные русскими плакаты «Крым ― это Россия». Не прошло и пяти минут, как люди принялись ломиться в узкую боковую дверь парламента. Ее быстро взломали, и татары с криками «Аллах акбар!» по одному полезли в здание.

Из складского помещения дверь вела в кабинет. На стол взгромоздился мужчина и с ненавистью кричал: «Смерть недобитому “Беркуту”, смерть казачкам недобитым *****, смерть!» Остальные в это время разламывали стулья и с ножками, как с дубинками, шли вперед.

В коридоре они наткнулись на милицейский спецназ в шлемах и со щитами, численностью несколько десятков человек. После небольшой стычки с применением слезоточивого газа милиция пропустила в центральное фойе Верховного совета около 20 татар, остальные вернулись на улицу. Было объявлено, что парламент автономной республики собираться на заседание не будет — а значит, и гражданскую войну можно было отложить.

Пожилой депутат-татарин от Партии регионов Лентун Безазиев в бархатном черном пиджаке и красном галстуке внимательно слушал своих куда более молодых и горячих собратьев.

― Пожертвуйте хоть одним, спикером Владимиром Константиновым (им недовольна и русская община Крыма ― прим. «Ленты.ру»)! Пусть встанет перед нами на одно колено, а потом уйдет в отставку!
― Надо принять решение, я хочу объяснить вам, ребята, ― тихо отвечал депутат, которого периодически грубо толкали.
― Почему казаки захватили здесь все? Нас достало это!
― Не кричите только. Конечно, достало, ― еще тише говорил Безазиев.
― Казаков всех выгоните, Константинова увольте, памятник Ленину уберите, ― дали депутату наказ и отпустили его восвояси. Тот лишь махнул в ответ рукой и ушел.

На втором этаже я встретил депутата от Партии регионов Ольгу Ковитиди. Парламентарий в куртке с пышным меховым воротником принялась объяснять, что «крымчан нельзя делить по национальному признаку — и нельзя рассорить». По ее словам, оставшаяся без руководства Партия регионов решила отправить в отставку крымский кабинет министров, поскольку он не является правительством народного доверия. «Крым должен быть мирным. Никто не заинтересован в том, чтобы у нас здесь была горячая точка, так как любая инфекция опасна для целостного организма. Мы все живем на планете Земля, и, поверьте мне, никто не заинтересован в том, чтобы какая-то территория или страна заболела заболеванием под названием народный бунт», ― заверила меня депутат Ковитиди.

Наконец, в холл рады вышел Чубаров, по его лицу ручьями из-под тюбетейки струился пот. «Как будем работать, как будем вести переговоры — я не знаю. Но я надеюсь, что мы найдем формат, устраивающий всех», ― сказал глава Меджлиса. Чубаров объявил, что «принять решение для стабилизации крымского общества» надо до 18 мая (день начала сталинской депортации крымских татар в 1944 году). «Организованно едем домой! Крым победил!» ― крикнул Чубаров. «Через десять дней мы придем еще раз, если не будет отставки», ― не согласились со сроками Чубарова татары и с привычными криками «Аллах акбар!» покинули здание.

Как выяснилось позже, в результате давки и потасовки ранения получили около трех десятков человек, двое погибли: у одного мужчины произошел сердечный приступ, и его не удалось спасти, а женщину задавили в толпе. Видимо, о ней рассказывала милиционеру медсестра дежурившей на площади «скорой помощи»: «Я еще час назад отправила в госпиталь пожилую женщину, она была в крайне тяжелом состоянии». Оба погибших были, судя по всему, русскими.

К шести часам вечера во дворе Верховного совета и в окружающем его сквере почти никого не осталось. В темноте возле входа в здание, который охраняли милиционеры, осталось не больше 50 русских активистов. Тем не менее они даже обустроили что-то похожее на киевский Майдан: в одном углу внутреннего двора из ящиков из-под овощей соорудили маленькую баррикаду, рядом в бочке разожгли огонь, у которого можно было греться, тут же бесплатно раздавали чай.

Ночью отряды «самообороны русскоязычного населения Крыма» взяли здание штурмом.

Третья оборона Севастополя

В Севастополе, городе русской морской славы, картина другая. Татары там составляют менее процента городского населения, а русских, наоборот, не меньше 70 процентов. Как и Киев, Севастополь — город государственного значения: здесь стоит российский и украинский флот. «Мы костьми ляжем за наш город, никогда не сдадим его врагу», ― уверенно говорит едва ли не каждый местный житель.

После победы Майдана спокойный Севастополь буквально взорвался — на улицы вышли тысячи людей с георгиевскими ленточками и российскими флагами. На народном сходе у городской администрации 23 февраля севастопольцы провозгласили нового мэра ― бизнесмена Алексея Чалого, гражданина России. «Русскому городу ― русский мэр», ― кричали тогда жители. Глава Севастопольской городской администрации Владимир Яцуба подал прошение об отставке (новыми властями Украины пока официально не удовлетворенное) и освободил кабинет.

Ни Киев, ни Симферополь Чалого в качестве мэра не признают ― главу местной горадминистрации назначает президент Украины, и им может стать, естественно, только гражданин Украины. «Если мы живем в Украине, то должны жить в правовом поле этого государства, и если Чалый хочет быть мэром, то должен принять украинское гражданство, и тогда его решения будут легитимными», ― сказала мне депутат Верховного совета Крыма Ковитиди.

Официальный Киев считает действующим мэром заместителя Яцубы Федора Рубанова, который безуспешно попытался вступить в должность. «Он хотел все узурпировать здесь, так как на него надавил Киев, и он решил его слушаться. Испортил нам день работы», ― рассказывал мне чиновник из горадминистрации. Днем 25 февраля Рубанов вышел к людям и сказал, что «в нынешней непростой ситуации удалось выполнить все свои обязательства, и все службы города работают в штатном режиме». «В отставку!» ― прокричали ему севастопольцы — и не позволили продолжать речь. На следующий день с раннего утра здание администрации было заблокировано — чтобы Рубанов не смог зайти внутрь.

Народ на площади у горадминистрации Севастополя собирается каждый день. «Третья оборона Севастополя еще не закончена. Севастополь ― это оплот русского мира», ― таким призывом закончился, например, вторничный митинг. Вместо принятого на киевском Майдане украинского гимна здесь исполняют две песни — «Врагу не сдается наш гордый "Варяг"» и гимн Севастополя со словами «Легендарный Севастополь, неприступный для врагов, Севастополь, Севастополь ― гордость русских моряков».

Постоянно звучат требования выдать оружие русскому ополчению. «Я бы взял автомат и с оружием защищал город от националистов, которых я ненавижу. Они еще в школе меня обижали, когда я срывал уроки украинского. А в институте я дал шоколадку девочке, и она дала списать контрольную, и только так я сдал украинский язык. Я уничтожу этих фашистов», ― хорохорится полноватый парень в черной куртке.

Основная работа в эти дни идет по мобилизации населения. Записью в отряд народной самообороны занимается партия «Русский блок» с тройкой коней и российским флагом на эмблеме. «Нужно в каждую сотню набрать по казаку, ведь они имеют право носить оружие, а мы будем с палками и в шлемах», ― обсуждали новобранцы. К отрядам самообороны некоторые относятся скептически. «Выеденного яйца они не стоят без поддержки России», ― говорит один из казаков. Пожилой мужчина интеллигентского вида замечает, что такого энтузиазма и заряженности на победу, как показали «майдановцы» в Киеве, здесь нет и не будет: «За это их можно уважать, хоть они и враги».

Впрочем, есть в толпе и те, кто понимает, что раздача оружия приведет к тяжелым последствиям.

― Стрелять нам не нужно! ― убеждает людей высокий парень в синей шапочке.
― Не надо терять бдительность только, они будут в нас стрелять, ― кричит ему женщина.
― Вы шутите? У нас же армия, кто к нам придет! А если раздадим людям оружие, вы получите войну, ― убеждает всех парень.

Вопрос о том, что сейчас делают российские военные, расквартированные в Крыму, обсуждается всеми на протяжении уже нескольких дней. Утром в четверг появились сообщения, что на въезде в Симферополь у села Укромное остановлена колонна из семи бронетранспортеров без опознавательных знаков. «Находящиеся в них сообщили, что у них плановые учения», — сообщило агентство «Интерфакс-Украина». После разговора с сотрудниками ГАИ бронетехника развернулась и поехала в обратном направлении. В Киеве утверждают, что бронетехника принадлежит Черноморскому флоту России. «Никак не комментируем, все вопросы ― в Минобороны и МИД России», ― заявили журналистам в штабе ЧФ.

В Севастополе абсолютно все «точно знают», что Киев и Украину захватила банда «фашистов-бендеровцев», которые грабят и убивают всех подряд. Кто-то уже обнаружил в севастопольском горсовете представителей «Правого сектора», а пожилой крупный мужчина кавказской внешности убеждает меня, что на украинском Черноморском флоте служат только «бендеровцы».

― Так они в Киеве же уже в открытую с автоматами ходят, ― ведут беседу две женщины.
― Они сняли там звезду с Верховной Рады, снесли памятник Кутузову!
― Теперь они придут сюда и все здесь уничтожат!

Вместо украинского флага на здании городской администрации Севастополя — российский триколор. Но на других государственных зданиях желто-синие флаги еще висят. «Нужно снять эту позорную жовто-блакитную тряпку, под которой запрещают русский язык, ― кричит кто-то в микрофон про флаг над горсоветом Севастополя (здание находится через дорогу от горадминистрации). Его оттесняют от микрофона, но в толпе с этим в принципе согласны. «Да, она еще вчера мне мозолила глаза», ― соглашается молодая блондинка.

Спрашиваю у пожилого мужчины, не считает ли он сепаратизмом то, что происходит в Севастополе. Генпрокуратура Украины уже открыла производство по факту посягательства на территориальную целостность и неприкосновенность Украины. В ответ мужчина требует показать паспорт, чтобы убедиться, что я действительно из Москвы, а не из Львова.

― За наш город русской славы мы все готовы умереть, а сепаратизм ― это на Майдане. Я русский, и для меня одна столица ― Севастополь. Я готов выйти с оружием, и все военные пенсионеры тоже, ― уверенно говорит он.
― А если будут жертвы?
― Кто-то погибнет, кто-то выживет, ― философски отвечает военный пенсионер. Он хочет, чтобы Севастополь вошел в состав России: «Другой такой бухты нигде в России нет. А что, Абхазию и Южную Осетию Россия может защитить, а Севастополь ― нет?»

Впрочем, далеко не все митингующие севастопольцы мечтают именно о присоединении к России. Многие считают, что Москва никак не реагирует на призывы из Крыма и фактически самоустранилась. В республику в эти дни приезжают депутаты Госдумы, но ничего конкретного пообещать они не могут — слухи об упрощенной выдаче российских паспортов для крымчан не подтвердились. «Крым — не дотационный регион, если мы завтра отделимся, то отлично заживем. Если хотя бы 50 процентов от денег, которые Россия платит за аренду базы, будут оставаться здесь, то мы будем в шоколаде», ― рассказывает мне один из севастопольцев постарше.

За происходящим на площади перед горадминистрацией вяло наблюдают несколько милиционеров.
― Мы севастопольцы и будем защищать свой народ, ― отвечают мне милиционеры на вопрос, что они будут делать, если поступит приказ разогнать толпу.
― Ну вы сами-то кого поддерживаете? ― спрашиваю я. Вместо ответа милиционер поднимает глаза на российский флаг.

Вопрос о лояльности городской милиции беспокоит не только меня. К мегафону выводят замначальника Ленинского РОВД города.
― Вы будете блокировать наш митинг и не давать нам зайти в административные здания, если поступит такой приказ? ― спрашивают его из толпы.
― Такого приказа не поступало.
― А если поступит?! ― кричат на милиционера отовсюду.
― Нет, я приду сюда, ― отвечает он, помолчав.
― Мо-ло-дец! ― скандируют люди.

Милиционеры в сторонке в этот момент обсуждают: «Сейчас такое время, что не знаешь, кому подчиняться — крымской или киевской власти». Доверия в толпе нет никому, и бежавшему из Киева отстраненному президенту Виктору Януковичу — конечно, тоже. «Сука, поц дешевый, он уже был на нарах и теперь, видимо, боится сесть обратно, слабозадый», ― раздает отставленному главе государства характеристики дальнобойщик Степан. Он украинец, но уже давно живет в Севастополе: «Юля [Тимошенко] и то больший мужик, чем он. Она ходила на суд и села в тюрьму, хотя могла спокойно утечь». «Меньше всего меня волнует Янукович-Пердукович, который сопли жевал-жевал и прожевал, потеряв страну», ― рассуждает другой севастополец.

Ночью жители города на машинах патрулируют улицы в поисках «бендеровцев» ― точно так же в Киеве «Автомайдан» ловил «титушек». На выезде из города в сторону Симферополя поставили блок-пост и перегородили дорогу бетонными блоками. Здесь город обороняют 20 человек с дубинками и бронеавтомобиль «Тигр» (очевидно, российский, поскольку у Украины на вооружении «тигров» нет).

В среду днем от площади Нахимова в Симферополь отправились автобусы с добровольцами — на поддержку митингующим возле здания Верховного совета Крыма. Таксист, с которым мы ехали в Симферополь вместе с журналистами «Комсомольской правды», настроен антитатарски. «Лезут везде. Сталина на них нет», ― намекал он на депортацию татар. «Да вы просто тараньте толпу татар, когда увидите, а мы будем дверьми добивать», ― пошутил корреспондент «Комсомолки». Севастопольский таксист посмеялся, а на выезде из города снял со стекла российский флажок и спрятал в бардачке: «В Симферополь с ним лучше не соваться».

подписатьсяОбсудить
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей