Ананасы и фрикадельки против евреев

Почему ультраправые стали сторонниками Израиля, а ультралевые — антисемитами

Фото: Eric Herchaft / Reporters / Global Look

3 мая брюссельская полиция водометами разогнала участников конференции Европейского конгресса диссидентов. Поводом для этого стали жалобы еврейских организаций, назвавших мероприятие «антисемитским фестивалем ненависти». Между тем участники конгресса совсем не похожи на классических нацистов: организовал его политик, придерживающийся левых взглядов, а главной звездой конференции должен был стать чернокожий комик.

Выступления ультраправых в Европе — явление не такое уж и редкое. Даже в Германии со всей ее политикой денацификации сторонники идеологии Третьего рейха периодически устраивают шествия. А уж о маршах ветеранов легионов СС и их молодых поклонников в странах Балтии слышал каждый, кто хоть чуть-чуть интересуется происходящим в мире. «Антисемитский съезд», как уже успели его окрестить в прессе, который должен был пройти в Брюсселе 3 мая, мог бы стать очередным звеном в цепи подобных мероприятий. И на первый взгляд, ничем особенным от них не отличался.

Однако есть несколько деталей, совершенно не укладывающихся в привычный шаблон. Например, вместо бритоголовых молодчиков у места проведения конференции собрались взрослые, приличного вида люди. Многие из них пришли семьями, вместе с детьми. И уж совсем не вяжется с типичной картиной нацистского шабаша то, что гвоздем программы должно было стать выступление чернокожего комика, приглашенного из Франции.

Зовут этого артиста Дьедонне Мбала Мбала. Внимательный российский зритель мог запомнить его по роли Кайюса Соплюса в фильме «Астерикс и Обеликс: Миссия "Клеопатра"». Однако у себя на родине Дьедонне в последнее время ассоциируется не с кинематографом, а со скандалами с расовой подоплекой. Так, в начале этого года его шоу было запрещено высшей административной инстанцией — Государственным советом Франции. А поводом для этого решения стали обвинения комика в антисемитизме.

Между тем свою карьеру Дьедонне начинал, выступая в паре с другим актером — евреем Эли Симоном. В своих скетчах они поднимали на смех различные расовые предрассудки. Успел Дьдонне поучаствовать и в политике, выступая против правого Национального фронта, который критиковал за расизм.

Но об этом сейчас мало кто вспоминает. Гораздо больше внимания привлекает тот факт, что именно Дьедонне придумал жест «кенель» (la quenelle — по-французски «фрикаделька»). Его еще называют «обратной зигой» — распрямленная правая рука опущена, а левая кисть касается плеча. Именно этот жест продемонстрировал поклонник Дьедонне чернокожий футболист Николя Анелька, вызвав тем самым скандал, стоивший ему контракта с английским футбольным клубом «Вест Бромвич Альбион».

А еще Дьедонне принадлежит авторство песни «Шоа-нанас» (Shoah-Nanas). На иврите «шоа» означает «катастрофа», то есть Холокост. В этой композиции комик высмеивает то, что у антисемитов принято называть «шоа-бизнес», то есть эксплуатацию евреями чувства вины, которое испытывают перед ними немцы. Неудивительно, что именно ананасы были в руках у участников несостоявшегося Европейского конгресса диссидентов.

Не менее интересна и личность организатора конференции — бельгийского депутата Лорана Луи. На скинхеда этот молодой политик тоже не слишком похож. Даже Википедия характеризует его политические взгляды, как левые. И действительно, провозглашаемые Луи идеалы — прямая демократия, борьба с коррупцией, партократией и засильем американской культуры — характерны скорее для леваков-антиглобалистов, чем для нацистов.

Дьедонне и Луи вообще во многом похожи. Например, как и за Дьедонне, за Луи тянется шлейф скандалов. У себя на родине он прославился как борец с педофилами, к числу которых причислил ряд известных политиков, включая премьер-министра Элио Ди Рупо. Но гораздо важнее другое: и Дьедонне, и Луи возмущаются, когда их называют юдофобами. Оба настаивают на том, что являются антисионистами, а не антисемитами. Иначе говоря, недолюбливают не евреев, как нацию, а государство Израиль и крупные капиталистические структуры.

Причем их позиция не уникальна. Как бы странно это ни звучало, но схожих взглядов придерживаются многие европейские левые. Например, в прошлом году Роджер Уотерс (бывший участник группы Pink Floyd) на своем концерте в Берлине в качестве оформления сцены использовал огромную надувную свинью, на которой были изображены логотипы крупных международных компаний и могендовид (звезда Давида). По мнению музыканта, подобный перформанс служит прекрасной аллегорией бесчеловечного международного капитала.

Хорошим тоном в среде европейских левых считается сочувствие палестинцам и, соответственно, неприятие политики Израиля. Наиболее радикальные из них даже утверждают, что сегодня израильское руководство ведет себя по отношению к палестинцам так же, как нацисты по отношению к самим евреям во времена Третьего рейха. Эти заявления приходятся особенно по вкусу живущим в Евросоюзе выходцам из арабских стран, которые уже никакого различия между антисионизмом и антисемитизмом не делают. В результате в странах с крупными арабскими общинами, например во Франции, евреи регулярно становятся жертвами нападений со стороны молодых арабов.

В то же время европейские ультраправые постепенно отходят от антисемитизма. В условиях увеличения численности мусульманских коммун и роста напряжения между мигрантами и коренным населением для праворадикалов борьба с «еврейскими заговорами» становится неактуальной. Напротив, многие ультраправые солидаризируются с израильтянами, считая, что все арабы-мусульмане по определению дикари и террористы, и, стало быть, диалог с ними можно вести только на языке силы. Герт Вилдерс, лидер голландской партии «Свобода», хорошо известной своей антиисламской риторикой, в интервью еврейской газете «Едиот Ахронот» прямо заявил: «Израиль сражается на нашей войне».

Сегодня политологи не устают повторять: мир изменился и никогда уже не будет прежним. Это общее правило распространяется и на частный случай — отношение ультралевых и ультраправых к «еврейскому вопросу». Скорее всего, «изменение полярности» продолжится и дальше. А это означает, что для современных правых движений антисемитизм вскоре окончательно утратит былую актуальность, в то время как левые, напротив, станут все чаще прибегать к антисионистской риторике, а жест «кенель» будет становиться все популярнее.

подписатьсяОбсудить
Бремя радужного человека
Почему американская помощь вредит заграничным геям
Город мертвых
Самое большое кладбище планеты
На грани прорыва
Что Сергей Лавров и Джон Керри решили сделать для прекращения кризиса в Сирии
Метамфетаминовая эпидемия
Во все тяжкие пустились страны, о которых вы и не думали
Не отпускать и не сдаваться
Что происходило на одном из самых сумасшедших Гран-при сезона
Северный олень
Сохранил ли новый Mitsubishi Pajero Sport свою суровость и страшно ли на нем заезжать в глушь
Ху из Ху
Откуда растут корни китайских брендов
Собаки и коты
Самое крутое автомобильное видео августа
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон