Постолимпийский «Кинотавр»

В Сочи в 25-й раз стартовал самый крупный фестиваль национального кино в мире

Открытие 25-го российского кинофестиваля «Кинотавр»
Открытие 25-го российского кинофестиваля «Кинотавр»
Фото: Валений Матыцин / ИТАР-ТАСС

«Кинотавр», основанный Олегом Янковским и Марком Рудинштейном 25 лет назад как междусобойчик кинотусовки, за четверть века превратился в наиболее представительный смотр отечественного кино, обставив всех конкурентов в стране, и теперь конкурирует уже с форумами класса А, например, с Московским международным.

В этом году на «Кинотавре», стартовавшем 1 июня, проявился давно ожидаемый тренд фестивального движения: из 13 картин основного конкурса восемь представлены женщинами-режиссерами. Соревноваться за «Золотую розу» будут Тамара Дондурей, Оксана Бычкова, Ангелина Никонова, Светлана Проскурина, Анна Меликян, Нагина Сайфуллаева, Наталья Мещанинова и Вера Харыбина. И это при том, что единственная русская картина на стартующем спустя две недели ММКФ, за которую боролись оба фестиваля, тоже женская — от Валерии Гай-Германики. Мало того что все эти ленты в основном повествуют о житейских проблемах слабого пола, так еще три картины из восьми сняты по сюжетам молодой пермской сценаристки Любови Мульменко.

Но вернемся к истокам. В 1989 году Марк Рудинштейн загорелся идеей создания национального кинофестиваля, куда его друзья-киношники смогли бы приезжать, чтобы позагорать на пляже, посидеть в ресторане и между делом позлословить о работах коллег. Первые 15 лет, вплоть до смены владельца, о «Кинотавре» и его призерах мало кто знал за пределами круга заинтересованных лиц, хотя и тогда присуждались награды фильмам вполне заслуженным, а профессиональная отборочная комиссия работала исправно. Да и выбрать всегда было из чего. Триумфаторами «Кинотавра» в разное время становились самые известные русские режиссеры, от Тодоровского-старшего до Балабанова.

Особого веса у «Кинотавра» эпохи Рудинштейна не было. Вместе с тем скандалы и романтические истории с участием звезд, без которых никогда не обходились сочинские киноканикулы, обсуждались в стране с неизменным интересом. Этим до определенной степени подогревалось внимание и к самому мероприятию. Эксклюзивного материала хватило бывшему гендиректору «Кинотавра» для пухлого тома мемуаров, выставившего многих экранных кумиров позднесоветского периода в весьма неприглядном свете.

В 2004-м «Кинотавр» возглавил главный продюсер медиахолдинга СТС Александр Роднянский. Десятилетие под его руководством развернуло фестиваль в сторону кинобизнеса. Ночных купаний и бурных возлияний стало значительно меньше, зато появились круглые столы, закипела работа у дистрибьюторов, на фестиваль стали охотно съезжаться продюсеры и деятели кинорынка. Стало очевидно, что «Кинотавр» хочет занять нишу главного национального смотра. До 2011 года в конкурсе могли соревноваться только российские фильмы. Это требование поначалу ограничивало программу, но постепенно вывело фестиваль в число лидеров именно в качестве главного нацфестиваля, что в сочетании с продюсерскими талантами организаторов заставило киносообщество отнестись к нему с максимальным вниманием. Поэтому вот уже четвертый год «Кинотавр» называется Открытым российским кинофестивалем — то есть в конкурсную программу могут быть включены любые фильмы на русском языке, независимо от их происхождения.

Очевидно, следующим шагом устроителей фестиваля будет придание ему международного статуса, к чему сейчас и направляются усилия. Пережившему глобальную перестройку Сочи уже мало кинофестиваля национального масштаба. Президент ОРК Александр Роднянский так высказался на этот счет: «Дальнейшее развитие «Кинотавра» мне видится как раз в расширении его зрительской аудитории. И тут я рассчитываю на инфраструктуру постолимпийского Сочи. Именно она может изменить формат фестиваля: из сугубо цехового мероприятия, в котором принимают участие только аккредитованные профессионалы, он превратится в большое зрительское событие».

Между тем в юбилейном году, несмотря на грандиозные планы, произошел неожиданный казус. В силу, как было объявлено, экономических причин нынешний фестиваль был вынужден отказать в оплате переезда и проживания целому ряду кинокритиков и обозревателей. Последние люто обиделись, вывалив свое возмущение в интернет. Организаторов обвинили во всех грехах вплоть до финансовых манипуляций. Причем скандал только разгорается.

Еще одним поводом повышенного внимания стал закон о купировании ненормативной лексики. Председатель юбилейного жюри Андрей Звягинцев, чей «Левиафан» будет показан на закрытии, надеется, что его фильма, комический эффект которого напрямую связан с использованием матерщины, данный запрет не коснется. На фестивальные показы закон не распространяется, но прокатная судьба «Левиафана», равно как и многих других конкурсных картин, где персонажи говорят, не стесняясь министерства культуры, теперь под вопросом. Дело доходит до абсурда: некоторые режиссеры снимают по две версии, одну для фестиваля — без купюр, а другую переозвучивают специально для проката. Так, Наталья Мещанинова уже сняла два варианта фильма «Комбинат "Надежда"» — с матом и без.

Что касается конкурса в целом, программный директор ОРК Ситора Алиева подчеркивает, что, несмотря на «женский десант», половое разделение в авторском кино не столь важно. Куда важнее, что к гендерным проблемами обращаются и режиссеры-мужчины. Александр Котт снял мелодраму «Испытание», где главная героиня — казахская девушка, а бывший документалист Иван Твердовский дебютирует с трагедией о девочке-инвалиде «Класс коррекции». Похоже, что жюри, куда входит помимо Звягинцева и его любимая актриса Елена Лядова, сыгравшая главную роль в «Левиафане», труднее всего будет выбрать лучшую исполнительницу женской роли.

На что еще следует обратить внимание на юбилейном «Кинотавре»? Свою вторую авторскую ленту «Верпаскунген» привозит актер Григорий Добрыгин, в главной роли снялся Сергеей Маковецкий. Модный режиссер Василий Сигарев не только выступил сценаристом фильма «До свидания, мама» Светланы Проскуриной, но и спродюсировал короткометражный дебют своей жены Яны Трояновой «Рядом», показанный на открытии. Михаил Сегал, чьи «Рассказы» получали уже приз ОРК, снял новое «Кино про Алексеева», где человек узнает, что прожил чужую жизнь, а автор нашумевшего «Майора» Юрий Быков завершил картину под названием «Дурак» о столкновении интересов людей на почве ЖКХ.

25-й «Кинотавр» во многом будет экспериментальным. Это касается как программы фестиваля, так и грандиозных планов его устроителей. Недовольные фестивальной политикой уязвленные журналисты грозят устроителям инициативой переноса национального смотра в Крым либо организацией там чего-то столь же духоподъемного. Вряд ли подобным планам суждено осуществиться в обозримом будущем. Очень хочется, чтобы именно Сочи превратился в город, где будут проходить не только олимпиады, но и фестивали мирового класса.

подписатьсяОбсудить
00:06 11 сентября 2016

Роботы наступают

Как развитие технологий спасет людей и лишит их работы
Закат Атлантропы
Как немецкий архитектор хотел спасти белую расу
Корабль у Марса (в представлении художника)Прощай, Земля!
Илон Маск представил план колонизации Марса
Праздник школоты
С какими неприятными сюрпризами столкнулись посетители «Игромира»
Во всю дурь
Как метамфетамин стал залогом побед гитлеровской Германии
Шедевр под носом
Самые популярные фотографии Instagram за сентябрь
Рожать нельзя помиловать
Как живет страна, где за аборт можно получить 10 лет тюрьмы
Джентльмен из песочницы
10 ярких поступков детей, поставивших на место знаменитостей и политиков
Богат бедняк мечтами
Фотопроект о реальности и фантазиях бездомных людей
Осенний набор
Все премьеры Парижского автосалона
Париж-2016
Репортаж с Парижского моторшоу: день первый
Великий увозитель
Все, что нужно знать о новом Land Rover Discovery, в 27 фотографиях
Лошади на литры
Самые вместительные машины с моторами мощностью 600 л.с. и больше
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США