Два конца одной палки

Бизнесмены США и Европы выступают против антироссийских санкций

Подразделение General Motors в Нижнем Новгороде
Подразделение General Motors в Нижнем Новгороде
Фото: Bloomberg / Getty Images

Администрация США и руководство Евросоюза пока не спешат с принятием «третьей волны» санкций против России. Не последнюю роль здесь сыграла и встревоженность крупнейших западных компаний, многие из которых тесно связаны с российской экономикой. Особенно это актуально для Германии — более шести тысяч немецких компаний так или иначе сотрудничает с РФ. У США товарооборот с Россией куда меньше, но и там корпорации проявляют беспокойство из-за возможных убытков, счет которым в случае принятия санкций по жесткому варианту пойдет на десятки миллиардов долларов.

Не дали Visa

О первой волне санкций против России администрация Барака Обамы заявила сразу после присоединения Крыма. Меры Белого дома тогда оказались щадящими. Особенно по сравнению с санкциями, принимавшимися США в аналогичных случаях против других государств в последние двадцать лет. Нескольким чиновникам и бизнесменам ограничили въезд в США и фактически перекрыли доступ банку «Россия» Юрия Ковальчука к глобальной финансовой системе. После таких известий в России вздохнули с облегчением и котировки на фондовом рынке поползли вверх. Вторая волна санкций, принятая в конце апреля, расширила предыдущий список, но качественного их усиления не произошло. Теперь говорят о третьей волне.

Слухи о ней упорно муссируются последний месяц. Пока украинские вооруженные силы ведут активные бои на юго-востоке собственной страны, администрация США, как она сама это понимает, своими предупреждениями о возможных экономических мерах сдерживает от вмешательства в этот конфликт Россию. Но дальше словесных интервенций дело пока не движется. И не только потому, что Россия остается в украинском конфликте пусть и заинтересованным, но наблюдателем. Но и, как говорят эксперты, из-за позиции американского бизнеса.

Да, объем экспортно-импортных операций между Россией и США остается небольшим — в среднем около 40 миллиардов долларов в год. Зато большая часть этой суммы, как и американских инвестиций в российскую экономику, приходится на крупнейшие корпорации. Учитывая их лоббистские возможности, можно понять, почему Америка столь аккуратна и избирательна в своем экономическом ответе на украинский кризис. Палка-то может оказаться о двух концах.

Даже те ограниченные санкции, которые уже были приняты, успели нанести ущерб не только российским, но и американским компаниям. Платежные системы Visa и MasterCard, заблокировавшие транзакции попавших в черный список российских банков, столкнулись с затруднениями в России. Буквально за несколько недель был принят закон, который потребовал от иностранных платежных систем вносить залог в размере 25 процентов от их ежедневного оборота. Это означало, что Visa и MasterCard пришлось бы отдать около трех миллиардов долларов на двоих.

Если российский законодатель не поменяет эти условия, оставаться в России международным платежным системам станет невыгодно. О чем они и предупредили российских регуляторов. Для выполнения требований ЦБ им пришлось бы потратить больше, чем в случае ухода из страны. Но и последний вариант тоже плох, так как только прямые убытки Visa и MasterCard при данных обстоятельствах оцениваются в 700-800 миллионов долларов. Это не считая упущенной выгоды, которая, с учетом растущего российского рынка банковских карт, должна измеряться сотнями миллионов долларов. Впрочем, мало не покажется и жителям России. В итоге закон российское правительство пообещало переработать, сделав квалификационные критерии для платежных систем более гибкими. Так или иначе, но нервотрепки у обеих компаний было достаточно.

Бунт нефтяников

Аналогичная ситуация складывается и в других отраслях. В середине мая стало известно, что администрация Сахалинской области всерьез рассчитывает на получение доли американской ExxonMobil в совместном с «Роснефтью» проекте — «Сахалине-1». В областном руководстве, очевидно, решили, что режим санкций очень скоро будет расширен и правительство России примет контрмеры. ExxonMobil, естественно, против. Новая волна санкций может серьезно снизить стоимость ее вложений в проект. Гендиректор компании Рекс Тиллерсон заявил, что никакого влияния на работу корпорации в России международные осложнения не оказали. Заодно он добавил, что, вообще-то, Exxon режим санкций в отношении России не поддерживает.

Такая реакция крупнейшей нефтяной компании мира была вполне ожидаемой. Помимо «Сахалина-1» ExxonMobil намерена заниматься в России еще и разработкой Баженовской свиты. Это месторождение является крупнейшим в мире по объему трудноизвлекаемой нефти. Всего за 11 лет корпорация, кстати, уже инвестировала в российскую экономику около 10 миллиардов долларов. А только в первом квартале 2014 года Exxon получила 10 процентов своей прибыли от России (притом что она имеет подразделения в почти 200 разных странах и территориях). Доля РФ в объеме выпуска продукции составила 6 процентов. В то же время запасы нефти на других основных участках работы Exxon либо стагнируют, либо сокращаются. Поэтому, как считают специалисты, российские СП в среднесрочной перспективе становятся для нее жизненно важными.

То же самое, к слову, касается и других западных нефтедобывающих гигантов, ведущих работу в РФ. BP — крупнейший миноритарный акционер «Роснефти» — весьма озабочена сохранностью своих вложений. В прошлом году ее доля в российской компании принесла ей миллиард долларов чистой прибыли. После тяжелого удара, понесенного в результате катастрофы на платформе Deepwater Horizon в Мексиканском заливе четыре года назад, российский бизнес стал для нее стратегически важным.

Но вернемся к США. Ведь взаимодействие американского бизнеса с Россией не ограничивается только «нефтянкой». Компания John Deere, ведущий иностранный поставщик тракторов и комбайнов на постсоветском пространстве, в середине мая предупредила, что ее финансовые показатели по итогам года могут существенно ухудшиться из-за сложной ситуации вокруг России и Украины. Потребности сельскохозяйственной сферы в нашей стране, обеспечивающей значительную часть мирового экспорта зерновых, постоянно растут. В том числе и из-за идущего перевооружения новой техникой. Новые санкции могут означать, что John Deere и другие поставщики АПК лишатся миллиардов долларов.

Все вышесказанное касается и компании PepsiCo (5 миллиардов выручки в России в 2012-м), General Motors (в прошлом году в РФ было продано 258 тысяч машин), General Electric, Intel и множества других компаний — лидеров американской экономики. Все они крайне озабочены ситуацией и не в восторге от мягкого варианта холодной войны. По словам бывшего высокопоставленного чиновника американского Минфина Джона Сарате, множество людей в частном бизнесе США «обеспокоено» и «пытается понять, что делать дальше». «В администрации размышляют, как выработать такие меры воздействия, которые не обрежут нос самим себе», — заключает эксперт.

Конкретные шаги лоббистов, направленные на минимизацию ущерба от санкций, уже последовали. Группа USA Engage, объединяющая производителей в АПК и смежных отраслях, посоветовала американскому правительству не вводить никаких односторонних санкций. По мнению представителей группы, Вашингтон может что-либо предпринимать только в альянсе с другими государствами (речь идет в первую очередь о Евросоюзе). В противном случае другие иностранные производители получат конкурентные преимущества перед американцами.

Немецкая преграда

И в этом заключается самая большая помеха для американской администрации. Если для бизнеса США российское направление является просто важным, но не критичным, то для европейцев оно относится к категории «жизненно важных». Товарооборот ЕС и России в 10 раз больше, чем России и США, — свыше 400 миллиардов долларов. И добрая половина этой суммы приходится на Германию, ключевую страну Евросоюза (всего в нашей стране работает 6200 немецких корпораций).

Обычно акционеры и директора крупных компаний нечасто напрямую высказываются на геополитические темы. Нынешний случай оказался особенным. Германские «капитаны индустрии» недвусмысленно выразили свое недовольство угрозой санкций, которые грозят им потерей важнейших подразделений бизнеса. К примеру, руководитель Ostausschuss (лоббистского объединения немецких промышленников, отвечающего за связи с Восточной Европой) Экхард Кордес в конце апреля заявил, что «сторонам надо сесть за стол переговоров и решить все вопросы мирным путем».

«Конечно, дело политиков — решать вопрос о пользе санкций, — заявил гендиректор BASF Курт Бок в интервью The Wall Street Journal. — Но у меня в данном случае есть сомнения». В свою очередь, глава Adidas Херберт Хайнер удивился, почему руководство ЕС не позвало Россию за стол переговоров на ранней стадии и довело ситуацию до момента, когда что-либо менять было уже слишком поздно. Наконец, аналитик Кильского института мировой экономики Клаус-Юрген Герн сказал, что «лучший выход для Германии — это избежать участия в санкциях».

Столь единодушную позицию крупного бизнеса игнорировать невозможно. Поэтому можно смело предсказать, что по крайней мере Германия не станет участвовать в сколько-нибудь серьезных санкциях, направленных на целые отрасли российской экономики. Как минимум до тех пор, пока конфликт не перейдет в совсем уж апокалиптическую фазу. По этой причине и остальные игроки на мировой арене действуют нерешительно — без участия ЕС любые санкции будут малочувствительными и даже откровенно вредными для принявших их стран, а сам Евросоюз к колоссальным потерям от конфронтации с Россией не готов.

Впрочем, следует признать, что чисто технически возможностей воздействовать на Россию у США и Евросоюза сегодня более чем достаточно. Более 40 процентов отечественного ВВП формируется за счет внешнеторговых операций. Только один запрет на поставку высокотехнологичных машин и оборудования нанесет тяжелый удар российской экономике в среднесрочном перспективе. Не менее существенным стало бы ограничение на продажу программного обеспечения. А запрет на передачу технологий мог бы парализовать перевооружение российской промышленности. Не говоря уж о всяких побочных последствиях, которые вызовут уже одни только известия о санкциях.

Вот и получается, что та самая взаимозависимость, которую многие экономисты восхваляли как средство добиться равноправия государств и блоков, ничего в международных отношениях не изменила. По-прежнему экономически сильный игрок обладает большей свободой действий и может игнорировать многие угрозы и предупреждения, перед которым вынужден склониться более слабый и малозначимый.

подписатьсяОбсудить
Рисунок любви
Почему девушки хотят замуж за очень взрослых мужчин
Разрешите вас съесть
Кинопремьеры недели: от «Охотников за привидениями» до «Неонового демона»
Импортозамещение в картинках
Третьяковка предлагает «отбросить предвзятое мнение» по отношению к Айвазовскому
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей