Через границу в тапочках

Отчего бегут и что ищут украинские переселенцы в России

Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

В пунктах временного размещения в российских регионах находятся более 12 тысяч беженцев из юго-восточных областей Украины. Еще несколько тысяч живут у родственников, знакомых или тех россиян, что решили временно приютить вынужденных переселенцев у себя. Большая часть бежит из Донецкой и Луганской областей. Почти все они пересекают пограничные пункты в Ростовской области. И порой только там, на месте, беженцы принимают решение остаться в области или двигаться дальше в другие регионы. Отчего бегут и чего ищут, те кто приезжает в Россию? Ответ на этот вопрос «Лента.ру» искала вместе с беженцами.

Первыми, с кем сталкиваются пересекающие границу украинские беженцы, становятся сотрудники российского МЧС. Вблизи пограничных пунктов пропуска развернуты палаточные лагеря, где люди могут получить первую медицинскую и психологическую помощь, питание, а при необходимости провести несколько дней. Сейчас в регионе действует уже восемь таких полевых пунктов приема граждан Украины, способных вместить в общей сложности две тысячи человек.

Временное пристанище

«В автобус садимся семьями, пожалуйста, только семьями! На Ростов, сто человек на Ростов!» — кричит сотрудник МЧС. Люди с сумками и рюкзаками тянутся к автобусу.

«Мам, слышишь — Ростов! Сказали, что в общежитии хорошем будем жить, что работу предложат. Поехали, мам!» — убеждает подросток лет 14 сидящую прямо на сумке женщину.

«А на Волгоград когда будет? Нам в Волгоград надо!»

Полевой пункт размещения вблизи пограничного пункта пропуска Донецк в Ростовской области каждый день встречает и провожает сотни беженцев, прибывающих с юго-востока Украины. На «той стороне» — украинский пункт Изварино, который со дня на день грозятся закрыть, но пока «ополченцы не дают».

Через границу кто-то едет на своей машине, кто-то — на попутке, иные и вовсе добираются до границы пешком. Здесь, на российской стороне, их встречают, оказывают необходимую помощь и размещают в палаточном лагере. Палатки стоят рядами – лагерь рассчитан на 500 человек. В последние трое суток палатки пустуют редко — поток беженцев резко увеличился.

«Сегодня за ночь приехало 590 человек, из них 180 детей. Примерно к обеду осталось человек 160 – люди понемногу разъезжаются. Ушли автобусы на Волгоград, на Воронеж, в станицу Пухляковскую Ростовской области. Вчера в Нальчик отправили группу, сегодня они уже оттуда звонили», — рассказывает представитель МЧС Александр Бакуленко.

В палаточном лагере организовано горячее питание, есть дежурные врачи и психологи. Местные жители приходят — приносят продукты, одежду, игрушки для детей. Представитель «чрезвычайного» ведомства рассказывает, как однажды приехал парень и спросил, чем помочь. Ему сказали, что в лагере нужны продукты быстрого приготовления. Через час спасатели уже разгружали два джипа, забитые «биг-ланчами», «анакомами» и прочей «быстрой едой».

«У нас вообще-то полевая кухня тут, можно нормальный суп поесть. Но молодежь почему-то предпочитает питаться именно этими полуфабрикатами», — объясняют потребность в «анакоме» сотрудники временного лагеря.

Тем временем автобус на Ростов практически заполнился. Областной центр начал принимать беженцев 18 июня, с этого дня в городе объявлен режим ЧС. Ранее «чрезвычайный» режим был введен в 15 приграничных территориях области, сейчас он действует уже в 22 муниципальных образованиях области.

«Сегодня Ростов может принять 100 человек. Это значит, что на это количество подготовлены места для проживания, питания, чтобы люди находились в нормальных человеческих условиях, а не в палатках. Вчера уже отправили 119 человек, все очень довольны», — говорит заммэра Донецка Анна Васильева. Однако, по ее же словам, среди беженцев есть и такие, кому сложно «угодить» с местом размещения: «Они в Крым хотят! Говорят — никуда не поедем, только в Крым. Но в Крыму мест, к сожалению, уже нет».

Уезжая из палаточного лагеря, замечаем, как в «ростовский» автобус поднимается знакомый уже подросток. Кажется, ему все же удалось убедить свою маму покинуть временное пристанище…

Встала и пошла

У маленькой пожилой женщины по имени Валентина теперь все время дрожат руки. С той самой ночи, когда прямо на крышу ее дома упал снаряд. Дом остался цел каким-то чудом. А Валентина тогда просто встала и, как была в халате и тапочках, пошла. Так и шла — до границы, а потом через нее. Потом, уже в России, спасатели посчитали, что так Валентина прошла около 17 километров.

Ее приютила молодая семья из российского Донецка — Владимир и Елена Белоножко. Всего в их доме живут 25 беженцев из Луганской области. Валентина – старшая. Младшей, Анюте, 19 июня исполнилось 4 месяца. Здесь 11 детей и всего трое мужчин. «Хотел в ополчение идти, жена не пустила! А потом, когда стали бомбить поселок Металлист, рядом с которым мы жили, мы взяли детей, сели в машину и тикали, куда только можно!» — признается один из них. Говорит, что ехать отказалась только мать — осталась сторожить дом от мародеров…

«Мы уехали, потому что стало по-настоящему страшно. Вот говорят, Славянска уже практически нет. Мы думали, что и у нас так будет. Сирены воют, окна дрожат, стрельба на улице... Мы устали прятаться, устали бояться за детей», — рассказывает одна из женщин.

Теперь дом Владимира и Елены похож на небольшой, но шумный детский сад. Про покой и тишину пришлось забыть — но хозяева не сетуют.

«Я вырос на Кавказе, в Кабардино-Балкарии. Когда было много беженцев из Чечни и Ингушетии, мои родители поступали так же – селили у себя, делились тем, чем могли. Теперь, видимо, пришла моя очередь. Мы пошли в палаточный лагерь, посмотрели — честное слово, слезы навернулись. Вот и решили взять людей к себе», — объясняет мотивы своего решение Владимир.

Одной украинской семье он уже подыскал квартиру, где платить нужно только за коммунальные услуги. Однако у многих уехавших из дома едва ли не с одним паспортом нет и такой возможности.

Бывают, впрочем, и другие ситуации. «Была у нас семья, жили дня два и вели себя как-то немного нагловато. Потом говорят — сними нам отдельную квартиру, у нас деньги есть! Мы нашли им жилье, а они спрашивают: «А когда нам теперь гуманитарную помощь привезут?»

Прокормить резко увеличившуюся семью Владимиру помогают соседи, друзья, а также благотворительные организации. Сейчас запас продуктов — примерно на неделю: макароны, консервы, подсолнечное масло, детское питание…

Мы общаемся с Владимиром во дворе — рядом бегают малыши. Внезапно в небе появляется вертолет (обычное дело в том же Ростове, например). Женщины спешно хватают детей и пытаются спрятаться в дом. «Что вы, это просто вертолет», — успокаивает хозяин. «А стрелять он не будет?» — недоверчиво спрашивает кто-то из украинцев.

Лето «у моря»

Самыми первыми беженцев в Ростовской области приняли два учреждения в Неклиновском районе — пансионат «Дмитриадовский» и летний детский лагерь «Пионер». Люди начали приезжать сюда 2 июня, сейчас здесь размещено в общей сложности около 700 человек, примерно половина из них — дети самого разного возраста. Младшему обитателю «Дмитриадовского» всего несколько недель от роду.

Оба лагеря находятся на берегу Таганрогского залива (часть Азовского моря). Когда позволяет погода, детвора с удовольствием плещется на мелководье. Их досуг помогают организовать волонтеры — студенты Таганрогского педагогического университета.
«Мы здесь уже вторую неделю. Нам предложили — мы поехали. Да, поначалу было тяжеловато, но потом привыкли, пока уезжать не собираемся», — говорит один из волонтеров по имени Виктор.

Именно в «Дмитриадовский» и в «Пионер» чаще всего приезжают журналисты и, как здесь говорят, начальство. Помимо областных властей здесь уже побывали уполномоченный по правам детей при президенте РФ Павел Астахов, вице-премьер Дмитрий Рогозин, глава президентской администрации Сергей Иванов и даже генеральный секретарь ОБСЕ Ламберто Заньер. Последнего, говорят, встретили не очень гостеприимно: «Наши женщины так на не него кричали, так ругались! Я думаю, хорошо хоть он по-нашему не понимает!» — делится впечатлениями одна из обитательниц «Дмитриадовского» Ирина.

Ирина в лагере — одна из «старост», отвечающих за бытовые и прочие «текущие» вопросы. Вместе с двумя детьми она приехала сюда 2 июня — с первой группой беженцев из Славянска. Чуть позже к семье присоединились муж и отец. В Славянске осталась свекровь — как многие старики, не захотела бросать дом.

Поначалу к украинским беженцам в приграничных территориях относились неоднозначно. Кто-то с первого дня искренне старался помочь, были и те, кто сомневался: «Может, просто, пользуясь случаем, едут сюда на море отдохнуть за бюджетные деньги?!»

Сами украинцы в ответ невесело улыбаются: «Ну да, мы — туристы. У которых дома нет. Тех, кто не вери, — приглашаем к нам, в Славянск. Правда, там смотреть уже не на что». Когда счет беженцам пошел на тысячи, сомневающихся практически не осталось.

Тем временем власти региона уже готовятся размещать граждан Украины на длительный срок — распоряжение оценить возможности муниципалитетов по приему беженцев на осень и зиму дал губернатор Ростовской области Василий Голубев.

Обсудить
«Верните наше будущее!»
О чем мечтают альтернативные правые — друзья Трампа и враги политкорретности
Маттео РенциNo, синьор Ренци!
Итальянские избиратели не поддержали реформы премьер-министра
От ковбоя до рака легких
Сложная история отношений американцев и табачной продукции
«Зеленый профессор Саша»
Ультраправых в Австрии одолел потомок беженцев из России
Бирманские солдаты на руинах сожженного дома в столице штата РакхайнВас здесь не стояло
Из-за чего власти Мьянмы конфликтуют с мусульманами-рохинджа
Дженис ЙостимаСама себе модель
История успеха девушки из провинции с миллионом подписчиков в сети
Ленинаканский пробор
История парикмахерской, пережившей землетрясение в Гюмри
Мохаммед, похититель Рождества
Елки и Санта-Клаусы в Европе оказались в опале
SAN MARCOS, CA - FEBRUARY 5:  Finished silicone RealDoll sex dolls are seen at the Abyss Creations factory on February 5, 2004 in San Marcos, California. RealDolls are created using Hollywood special effects technology and have orifices made of a special soft grade of silicone for people who want to "enhance their sex lives", according to Abyss Creations literature. Standard female models sell for about $6000, males for $7000, and are sold only over the Internet. "Shemales" and other special orders are also available.       (Photo by Макдоналдс секс-индустрии
Зачем лондонскому кафе эротические роботы
Видео: Самый быстрый «МАЗ»
Дакаровский «МАЗ», десантный корабль на воздушной подушке и заброшенная авиабаза
Самые продаваемые автомобили в России
25 самых популярных автомобилей ноября 2016 года
Чех, два японца и кореец: выбираем лучший компактный седан
Длительный тест четырех компактных седанов. Часть 3
В угол за угон
Когда детям становится скучно, они угоняют настоящие машины
От роддома до могилы
Тайны фамильных особняков, в которых живут поколения фермеров и журналистов
Извращенные вкусы
Откровения риелторов о клиентах-геях, богеме, политиках и шизофрениках
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями