Кино недели: звезды экспериментируют

Пятничный спойлер от Геннадия Устияна

Кадр: фильм «Враг»

Майклу Бэю пришла в голову странная идея позвать в четвертые «Трансформеры» Марка Уолберга, Джейк Джилленхол играет сразу двух героев, Том Харди отдувается за целую актерскую группу, Эммануэль Беар стала блондинкой, а режиссер Сильвен Шоме переквалифицировался из мультипликаторов в игровые режиссеры. И у всех все, в общем-то, получилось.

«Трансформеры: Эпоха истребления»

«Трансформеры», как и предыдущие работы Майкла Бэя, — из тех фильмов, к которым принято относиться свысока: сюжет примитивный, пафос патриотический, девушки существуют только как декорации в шортах, главный герой плоско шутит и на бегу спасает мир. Тем не менее их все охотно смотрят — иначе откуда у первых трех частей больше двух с половиной миллиардов долларов в кассе. Странность четвертой части заключается только в том, что после завершения трилогии Бэй пригласил на главную роль известного актера Марка Уолберга, а не восходящую звезду, как было с Шайей ЛаБафом в 2007-м, когда «Трансформеры» только запустились. Сделав главного героя брюзжащим неудачником автомехаником, спасающим дочь от десептиконов и цээрушников, Бэй на этом остановился в смысле работы с героями и сюжетом, сосредоточившись на том, за что «Трансформеров» и смотрят — на красивом разрушении городов. Так что серьезной переделки франшизы из-за новых героев не случилось. Скорее, как это бывает в сиквелах, всего стало больше, а фильм — еще длиннее, под три часа. Скучно становится только после двух часов с половиной, что в данном случае комплимент.

«Враг»

Преподаватель истории Адам (Джейк Джилленхол) по совету коллеги берет в прокате фильм местного производства и к своему удивлению узнает в одном из второстепенных исполнителей себя. Финальные титры выдают имя Энтони Клер, и Адам начинает искать с ним встречи, что, в общем, даже как-то понятно — не каждый день обнаруживаешь, что у тебя есть идентичный близнец, а обеспокоенная психозом сына мать (Изабелла Росселлини) клянется, что никаких других сыновей не рожала.

Фильм с такой затравкой может пойти по любому пути — триллера, драмы, комедии или даже сайенс-фикшна. Канадский режиссера Дени Вильнев, в чьем предыдущем фильме «Пленницы» тоже снимался Джилленхол, выбрал триллер с финальной мыслью о том, что лучше не лезть с вопросами к судьбе — обязательно пострадают люди.

«Лок»

Если Джейк Джилленхол угрюмо играет сразу две роли в одном фильме, то Том Харди замахнулся на большее. В роуд-драме Стивена Найта он полтора часа ведет машину и говорит по телефону. Больше в фильме ничего не происходит, но в жизни Айвана Лока происходит все: он сообщает жене, что не вернется в семью, сын теребит кровоточащую рану, спрашивая, когда он вернется, начальство решило его уволить... в общем, за эти полтора часа жизнь Лока рассыпается на глазах тех зрителей, которые способны смотреть столько времени на одного человека за рулем.

«Желтоглазые крокодилы»

Если Джейк Джилленхол мучительно пытается разобраться со своим кризисом идентичности, пытаясь наладить связь с чужим человеком, похожим на него внешне, то в женском варианте та же проблема выглядит немного иначе. Во французской комедии Сесиль Телерман — страшненькая Жозефина (Жюли Депардье) — пытается найти свою личность, задавленную старшей сестрой Ирис. Красавицу Ирис исполняет Эммануэль Беар, которая к тому же, в отличие от младшей, удачно вышла замуж. Скучающая блондинка предлагает разорившейся после развода Жозефине написать за нее роман, чтобы начать увлекательную жизнь популярной писательницы, чем добавляет ей причин для самоедства и зависти. К счастью, эксцентричность этой женской комедии делает ее похожей на нелепую сказку про старшую популярную сестру и золушку-замарашку, поэтому каждый раз, когда Жозефина получает очередную оплеуху от мироздания, ловишь себя на мысли, что совершенно ей не сопереживаешь.

«Мой Аттила Марсель»

Другой французский режиссер Сильвен Шоме известен своими мультфильмами для взрослых, в первую очередь «Трио из Бельвилля» (2003) и «Иллюзионистом» (2010), за которые номинировался на «Оскар». «Мой Аттила Марсель» — удачный заход Шоме на территорию игрового кино, черная комедия в духе Жан-Пьере Жене и Мишеля Гондри про воспитанного двумя эксцентричными тетями сироту, который к тридцати годам осознает, что жизнь, проведенная за фортепьяно, проходит мимо. Веселая хиппующая соседка по имени мадам Пруст берет над ним шефство, опаивая отваром, который вызывает к жизни воспоминания, в частности об отце-рокере, и подталкивая к знакомствам с девушкам. Получилась немного «Амели», только про тридцатилетнего девственника, плюс типичное парижское кино на экспорт для зрителей, которые при упоминании о Франции вспоминают Лувр, Эйфелеву башню и что все девушки носят матроски от Готье и береты. Получается, это фильм о клише и как с ними бороться.

«Не говори ничего»

Фильм австралийца Кирана Дарси-Смита начинается как типичный хоррор для отдыхающих — когда компания друзей с визгами ныряет в таиландский отельный бассейн, сразу понимаешь, что закончится все это веселье резней и беготней по джунглям в окровавленных шортах. Но вскоре после того как исчезает один из компании, начинается другой триллер — психологический. Оказывается, друзья были не такими уж и друзьями, подавленные исчезновением приятеля герои грустно начинают подозревать друг друга. Актер по профессии Дарси-Смит, снявший несколько короткометражек, дебютировал этим фильмом в большой режиссуре, но прошлое — роли в неплохих триллерах «Пещера» и «Риф» с мусорными сюжетами про чудовищ из темных гротов и акул — не отпускает.