Вечный праздник

Праздники страны Советов в живописи советских художников

Репродукция картины Владимирова «Интуристы в Ленинграде», 1937 год
Государственный музейно-выставочный центр «РОСИЗО»

В Государственном музейно-выставочном центре «РОСИЗО» открылась выставка «Красный день календаря: Праздники страны Советов». Плакаты, транспаранты, произведения прикладного искусства, живопись и графика из коллекций «РОСИЗО» и Института русского реалистического искусства наглядно рассказывают, как советские художники превращали суровый быт в радостный красочный спектакль.   

Первое в мире государство рабочих и крестьян строило новый мир, в котором вся жизнь станет праздником. Пока до дивного нового мира было далеко, образцом будущего коммунального человеческого счастья были массовые праздники. Дружные демонстрации, веселые спартакиады и задорные военные смотры объединяли массы в едином порыве жизнестроительства.

Праздники старого мира после революции, естественно, стали неуместны. В 1918 году общегосударственными праздниками были объявлены, кроме сохранившихся до наших дней 7 ноября, 23 февраля, 8 марта, 1 мая, еще и 22 января («Кровавое воскресенье»), 12 марта (день падения Cамодержавия), 17 января (день памяти Карла Либкнехта и Розы Люксембург), 22 декабря (день памяти московского вооруженного восстания) и 16 апреля (день приезда Ленина в Петроград).

Старые обряды последовательно уничтожались или переделывались в традиции «красной обрядности». Впрочем, атеистические «красная пасха», «красное рождество», всяческие «октябрины», «звездины» и «красные похороны» не прижились всерьез. Долго боролись даже с Новым Годом. «Только тот, кто друг попов, елку праздновать готов» — сочиняли агитаторы в 1920-х. Только в декабре 35-го газета «Правда» обвинила в запрете Нового Года «левых загибщиков» и велела «устроить хорошую советскую елку во всех городах и колхозах».

На последние предвоенные и 1950-е годы приходится появление многочисленных профессиональных праздников: дни рыбака, хлебороба, мелиоратора, метеоролога и далее по списку профессий. А к брежневским временам о «красной пасхе» уже позабыли. Досоветские традиции понемногу всплывали из-под глыб на поверхность, поближе к официальному календарю. И, наконец, в 1988 Михаил Горбачев назвал празднование Крещения Руси «знаменательной вехой на многовековом пути развития отечественной истории, культуры и русской государственности». Хотя до сих пор широкие массы у нас отмечают Рождество дважды: по католическому календарю и по православному.

Советская наука не смогла искоренить пережитки прошлого с помощью новой «социалистической обрядности». Хотя так старались: «С изменением образа жизни и мировоззрения людей, с общей нравственной атмосферой социалистического общества, где господствует оптимистическое мироощущение, связана потребность в новых праздниках и обрядах, в их соответствии идеям нового общественного устройства, новым отношениям между людьми, основанным на принципах коллективизма, гуманизма, интернационализма, нравственных нормах коммунистической морали. Поэтому с первых лет Советской власти КПСС уделяет постоянное внимание вопросам пропаганды и внедрения гражданских праздников и обрядов».

Эволюцию образа советского праздника показывает выставка в ГМВЦ «РОСИЗО» и галерея «Ленты.ру».