Мораторий для жизни

Надолго ли в Каспийском море запретят лов осетров

Иранский рыбак
Иранский рыбак
Фото: Behrouz Mehri / AFP

С 12 по 14 августа в Москве проходило внеочередное заседание Комиссии по водным биологическим ресурсам Каспийского моря. Мероприятие, не привлекшее значительного внимания со стороны СМИ, тем не менее можно назвать эпохальным — на нем наконец-то был согласован проект Соглашения о сохранении и рациональном использовании водных биоресурсов Каспийского моря, которое предполагает создание международно-правовой базы для регулирования промысла в данном регионе.

В работе комиссии приняли участие представители всех пяти прикаспийских государств – Азербайджана, Казахстана, Туркмении, Ирана и России. По итогам трехдневного обсуждения проекта соглашения стороны достигли компромиссных решений — все пять стран согласились с текстом документа. При этом было отмечено, что для реализации отдельных положений соглашения потребуется предварительно урегулировать вопрос с шириной прибрежной рыболовной зоны, которая будет находиться под национальной юрисдикцией государства. Тем не менее стороны в целом согласились, что данный вопрос находится за рамками компетенции межведомственной Комиссии, но должен регулироваться межгосударственными договорами. Ожидается, что упомянутое соглашение будет подписано в ходе Четвертого каспийского саммита, который состоится в сентябре 2014 года в Астрахани и пройдет на уровне глав государств.

На самом деле проект соглашения был подготовлен по итогам третьего Каспийского саммита, состоявшегося еще в ноябре 2010 года в Баку. В нем было закреплено, что стороны осуществляют промысел совместных водных биологических ресурсов на основе общего допустимого улова, национальных квот, определяемых на основе единых критериев, установленных комиссией, единых мер регулирования, взаимных обязательств в борьбе с незаконным промыслом и мер по воспроизводству рыбных запасов. Большинство статей договора страны согласовали в ходе 34-го заседания комиссии в декабре 2013 года в Астрахани, а также во время консультаций компетентных ведомств прикаспийских государств в июне 2014 года в Ашхабаде.

По словам директора ВНИИ рыбного хозяйства и океанографии Михаила Глубоковского, в готовящемся документе говорится о целом комплексе проблем из сферы политики, экономики, экологии и науки, хотя в первую очередь речь идет о проблемах сохранения уникальных популяций осетровых. В частности, о пятилетнем моратории на вылов рыб осетровых пород. По сути, такой мораторий де-факто действует и сейчас. Он был объявлен в конце прошлого года всеми прикаспийскими государствами, но сделано это было добровольно, без юридических обоснований.

«Для осетровых сейчас есть СИТЕС — это международная организация по контролю над экспортом диких видов флоры и фауны. Осетры входят в соответствующее положение, и поэтому без подписи пяти стран квоты на экспорт икры и мяса осетровых не выдаются, — рассказывали тогда эксперты. — Соответственно, эти продукты не могут быть поставлены на богатые рынки — в Евросоюз, Китай, США». При этом, правда, получалось, что осетровые могли добываться рыбхозяйствами для реализации на внутреннем рынке, как это делается до сих пор в Иране. Или в научных целях — это допустимо в России, которая прекратила промышленный вылов осетровых еще в 2002 году.

Здесь уместно напомнить, что в 70-е годы прошлого века на Каспии добывалось до 96 процентов от всего объема осетровых в мире. С тех пор поголовье осетров здесь уменьшилось в 35-40 раз. В список рыб, находящихся под угрозой вымирания, Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры внесла все четыре вида осетровых, наиболее распространенных на Каспии: белугу, шипа, длинноносого осетра и севрюгу.

Уверенность в том, что мораторий на вылов осетровых поддержат все прикаспийские страны, выразил, в частности, губернатор Астраханской области Александр Жилкин. «Сегодня у меня нет опасений, что мы потеряем стадо ценной рыбы. Поддержка моратория на промышленный лов осетровых, который объявила Россия и поддержал Казахстан, должна стать одной из главных тем на Каспийском саммите, который состоится в Астрахани в сентябре», — заявил глава области в конце июля.

Правда, не все прикаспийские государства готовы полностью прекратить добычу осетров. Отдельной позиции придерживаются в Иране. По словам Глубоковского, в этой стране существует практика ловли осетра «традиционным методом», то есть вылов рыбы специальными сетями осуществляется не только в устьях рек, но и в морских прибрежьях. Участники переговоров вроде бы готовы уступить и разрешить Ирану лов рыбы на территории до 5-7 миль от берега, но Тегеран это не устраивает.

Впрочем, не только в осетрах дело. И прочие биоресурсы Каспийского моря, на шельфе которого, помимо всего прочего, активно добываются углеводороды, давно нуждаются в защите. Так, по мнению директора Научно-исследовательского института рыбного хозяйства Минэкологии и природных ресурсов Азербайджана Мехмана Ахундова, наряду с мораторием на добычу осетровых следует ввести и мораторий на промышленный вылов кильки. По словам ученого, мораторий на вылов осетровых должен быть введен на 10-15 лет, на вылов кильки — на три-пять лет, в противном случае экосистему Каспия не восстановить. Ахундов отмечает, что килька составляет 60-70 процентов всей фауны Каспия и является основой кормовой базы для каспийских осетров и тюленей, поголовье которых тоже стремительно сокращается.

Но мораторий мораторием, однако никакие запреты на вылов рыбы не остановят вымирание осетра, если не ликвидировать еще две опасности — угрозы со стороны браконьеров и загрязнение моря промышленными отходами. Несмотря на утверждения о том, что за последние несколько лет уровень браконьерства на Каспии снизился в три раза, море по-прежнему бороздят тысячи суденышек охотников за осетриной — в первую очередь за черной икрой. В основном они концентрируется на севере Каспия где пролегают пути миграции рыб, идущих на нерест. Да и законодательство в той же России намного лояльнее к браконьерам, которых в Иране, например, приговаривают к смертной казни. До введения моратория на вылов осетровых улов браконьеров, по некоторым данным, превышал официальные цифры добычи в 12 раз. Только в казахстанском секторе моря в прошлом году было задержано 255 браконьеров (в основном из Дагестана) и около 130 плавсредств. У нарушителей было изъято более 300 тысяч рыб осетровых пород.

Некоторый оптимизм тут, правда, внушает усиление ВМС прикаспийских стран, одной из задач которых является именно борьба с браконьерами. Ожидается, что вопросы борьбы с браконьерством будут включены и в повестку предстоящего саммита в Астрахани, поскольку очевидно, что для изменения сложившейся ситуации необходима полная координация сил и единая стратегия — сами браконьеры на Каспии никак не привязаны к «порту приписки». Азербайджанцы могут ловить осетра у берегов Туркмении, калмыки или дагестанцы — у берегов Казахстана, а казахи — в российском секторе моря.

Что касается экологии, то специалисты по морской фауне выделяют четыре фактора загрязнения Каспийского моря: промышленный, сельскохозяйственный, микробный и биологический. Как утверждает иранский профессор Эззатолла Хагиги, сегодня нельзя говорить о том, что море полностью загрязнено, «однако в нем имеются значительные зоны загрязнения». По некоторым данным, только посредством рек в Каспий ежегодно поступает 75 миллионов тонн нефтепродуктов, из них 95 процентов приходится на Волгу. Помимо этого постоянно происходят утечки нефти с многочисленных месторождений, разрабатываемых на каспийском шельфе, а также с танкеров. По оценкам наблюдателей, все это ежегодно приводит к выбросу более 122 тысяч тонн потенциально опасных для здоровья нефтяных загрязнителей в крупнейший закрытый водоем в мире.

Некоторые эксперты утверждают, что на данный момент очистить море от загрязнения искусственным способом не представляется возможным, однако оно должно самоочиститься — если остановить все формы загрязнения моря, то через 40 лет Каспий произведет естественную самоочистку. Разумеется, за исключением тех районов, где нефть добывается еще с позапрошлого века, например в Бакинской бухте. Но поскольку такое развитие событий вряд ли представляется возможным, всем прикаспийским государствам стоит задуматься хотя бы о создании единой системы мониторинга загрязнения моря. Несколько лет назад в пятистороннем формате уже подписаны Протокол о региональной готовности, реагировании и сотрудничестве в случае инцидентов, вызывающих загрязнение нефтью и Протокол по защите Каспийского моря от загрязнения из наземных источников. Но на ситуацию это практически не повлияло и, к сожалению, пока ничего не говорит о том, что после саммита в Астрахани она в силу каких-то решений все же изменится к лучшему.

Обсудить
Анастасия Белокопытова «Не считала, сколько трачу в месяц»
История уроженки Рязани, переехавшей в Австрию
Тренируйся, как ангел
Чем занимаются топ-модели в спортзале
Они так видят
Самые популярные фотографии Instagram за ноябрь
В двух экземплярах
Они знамениты тем, что похожи на знаменитостей
Тест нового корейского бизнес-седана
Длительный тест Kia Optima нового поколения
Когда, кому и за что дарили автомобили?
Fiat для девушки Playboy, Hyundai для «Мисс Россия 2016» и Porsche для тренера по борьбе
«Вы приехали»
Длительный тест Toyota Camry с «Яндекс.Навигатором»
Безумные трюки грузовиков Volvo
Самые необычные видеоролики с грузовиками Volvo
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи
Конец близок
Уходящий 2016 год может стать последним для ипотеки
Лестница в ад
Неприглядная правда об интеллигентных обитателях центра Москвы
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить