Загнанные Мустангом

«Лента.ру» поговорила с российскими руферами об акции на котельнической высотке и ее последствиях

Рабочий делает селфи перед началом демонтажа украинского флага на Котельнической
Фото: Вячеслав Прокофьев / ИТАР-ТАСС

Полицейские продолжают ловить руферов, которые хоть как-то могут быть связаны с покраской звезды на шпиле сталинской высотки на Котельнической набережной. 28 августа по этому делу были задержаны сразу два молодых человека. Кроме того, еще четверо подозреваемых в настоящий момент находятся под домашним арестом. По словам самих эстремалов, облавы на них продолжаются. В связи с этим наиболее активные члены сообщества решили временно сократить число восхождений и лишний раз стараются на крыши не залезать. Опрошенные «Лентой.ру» участники движения полагают, что российский руфинг уже не будет таким, как прежде, а их увлечение превратится из экстремального в запрещенное.

Новыми фигурантами дела руферов стали Кирилл Ишутин, известный также как Кирилл Вселенский, и Владимир Подрезов. Первый был задержан в Москве, второй — в Санкт-Петербурге. По версии следствия, молодые люди помогали украинскому руферу Григорию, более известному как Mustang Wanted, раскрашивать звезду на шпиле высотки на Котельнической набережной в цвета украинского флага. Помимо этого, задержанные снимали происходящее на видео. Обоим предъявлены обвинения в хулиганстве и вандализме. Подрезов признал, что в день инцидента он действительно находился в высотке на Котельнической набережной, но на крышу не залезал.

Адвокат Подрезова Вадим Лисицын назвал предъявленное его подзащитному обвинение абсурдными «уголовно-процессуальными фантазиями».

Звезда на шпиле высотки на Котельнической набережной была перекрашена в цвета государственного флага Украины в ночь на 20 августа. В полиции случившееся квалифицировали как акт вандализма. Спустя несколько часов по подозрению в причастности к этому инциденту были задержаны четверо граждан России. Впоследствии к обвинениям в вандализме следователи добавили более тяжкую статью — «Хулиганство». Все четверо — Александра Погребова, Алексей Широкожухов, Анна Лепешкина и Евгений Коротков — находятся под домашним арестом.

Учитывая, что ответственность за акцию уже взял на себя украинский руфер Григорий, задержание новых экстремалов выглядит странно. Ведь еще 22 августа он во всем сознался, опубликовав на своей странице в Facebook и других соцсетях фотографию, сделанную, по его словам, с верхушки здания.

«Я, Григорий (он же Mustang Wanted), гражданин Украины, вынужден не красного словца ради сделать признание, направленное на освобождение обвиняемых в хулиганстве невиновных российских граждан», — написал руфер. Григорий также сообщил, что у него есть фото и видеодоказательства личной причастности к этой акции.

Он утверждал, что забрался на высотку «в порыве искренних патриотических чувств», а задержанные граждане России не имеют к инциденту никакого отношения. Григорий признал себя виновным по статье «Хулиганство», а также добавил, что готов сдаться властям, если Россия отпустит арестованную украинскую летчицу Надежду Савченко, которая подозревается в пособничестве убийству российских журналистов. «Она точно ни в чем невиновна, а я-то хоть звезду покрасил», — написал он.

По мнению российских руферов, участников движения ловят сейчас без всякого разбора. Большинство из них на фоне последних событий предпочитают лишний раз не светиться, тем не менее «Ленте.ру» удалось узнать мнение нескольких из них о случившемся.

Михаил Ронкаинен:

— Многие считают, что акция Мустанга — ответ на мою акцию в Харькове, где я 1-го марта вывесил российский флаг. Не берусь судить. Но теперь руфинг сдох. Все наши знаменитые отчаянные руферы растеряли свой энтузиазм. Печально, что как только руфинг стал чем-то действительно экстремальным, все слились. Все эти люди, которые назывались элитой российского руфинга, внезапно куда-то пропали. После того как руферов начали сажать, возникла паника.

Мустанга считаю крутым, безотносительно его политических предпочтений. Чем сложнее — тем интереснее. В этом главная фишка руфинга. Попадать на открытые крыши неинтересно. Звезда на Котельнической набережной была одной из самых сложных. Я был на этой звезде буквально за пару дней до того, как ее раскрасили. Проблемы начинаются уже внизу, потому что консьержка за долгие годы работы на этом посту насобачилась вылавливать экстремалов. У нее нюх на руферов. Поэтому приходится проходить либо через канализации, либо через подвалы и мусорные шахты. Это первый этап. Второй этап я не могу назвать, потому что он связан с незаконной деятельностью. Меня ловили на одной из высоток — на «Баррикадной», заставили написать объяснительную и отпустили. Других прецедентов, связанных с правоохранительными органами и руфингом, я не припомню.

20 августа, неохотно проснувшись в 7 утра, я лениво скроллил ленту Twitter и одним из первых увидел сообщение о вандализме на звезде. Сразу стало ясно, что в ближайшее время эта акция взорвет медиаполе. И я решил заранее отработать негатив по мере возможностей и пошел инспектировать другие высотки. Не с первого раза и не без трудностей, но удалось залезть на гостиницу «Ленинградская», которую мы с товарищем украсили российским флагом. Каков смысл этой акции в целом? Мы посчитали, что не только украинские флаги способны висеть на знаменитых высотках.

Артем Пирниязов:

— Никогда еще отношение к руферам не было таким жестким. Все из-за политического подтекста в этом деле. Хотя раньше за вылазки на крышу полицейские не всегда даже заводили административные дела. Как правило, достаточно было объяснения, что на крышу полезли, чтобы сделать фотографии и полюбоваться видами. Полицейским, наверное, и самим не хотелось с этим возиться, поэтому такие задержания чаще всего заканчивались разъяснительной беседой. Сейчас все будет серьезнее. Это очень плохо, потому что руферам простые крыши уже не интересны и легких путей они не ищут.

Не так давно, насколько я знаю, залезли на стелу в Парке Победы и на здание МИДа. В Instagram фото были выложены. Правда, обсуждение не вышло за пределы тусовки. Еще года два назад это казалось невозможным, а теперь и такие объекты покоряются. Договориться полюбовно с администрацией таких объектов не удается. По крайней мере человеку без солидного портфолио не стоит и пробовать. А среднестатистический руфер — это молодой человек около двадцати, с которым никто не станет обсуждать такие вещи. Поэтому все это делается на горячую юношескую голову, без каких-либо согласований. Взламываются двери, обходится охрана... В этом и есть романтика руфинга — обойти систему безопасности, пролезть через вентиляцию, любыми путями пробраться на объект. Возможно, когда вся эта история уляжется, все вернется на круги своя. Но как прежде, наверное, уже не будет.

Артем Монахов:

— Я считаю, что раскрашивание звезды — это вандализм, неприемлемый поступок. Но ребят, которых взяли изначально, арестовали несправедливо. Не думаю, что Мустанг нас подставил, но после его поступка отношение людей к руферам в целом несколько изменится. Теперь мы не просто любители экстрима или «крышелазы», как нас принято называть. Теперь руфинг, возможно, будут приравнивать к каким-то политическим взглядам. А это просто увлечение, хобби, как спорт, и никакого отношения к политике иметь не может.

Думаю, что в течение нескольких месяцев, будет проблематично попасть на сталинские высотки, а потом все станет как обычно, когда никаких проблем не возникало. На [гостиницу] «Ленинградскую», куда мы ходили с моим товарищем, мы попали совершенно беспрепятственно. Возможно, я продолжу забираться на крыши, но не на такие труднодоступные, как высотка на Котельнической набережной. Выберу что-нибудь попроще.