Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

«Украинский Ольстер»

Чего ждут от закона о статусе Донбасса

Фото: Илья Питалев / «Коммерсантъ»

В Верховную Раду поступил президентский законопроект об особом статусе части Донбасса. Документ, принятие которого предусмотрено мирным планом по урегулированию конфликта, как ожидается, рассмотрят уже во вторник, 16 сентября. По предварительным оценкам, для его принятия в парламенте могут найтись необходимые голоса — даже если значительная часть правящей коалиции его поддержать откажется. Критики закона в то же время предупреждают, что он грозит консервацией конфликта на территории Донбасса и появлением там «украинского Ольстера», который будет лишь формально подчинен Киеву.

Предоставление — пусть и временное — особого статуса части Донбасса было одним из пунктов мирного плана, согласованного на переговорах в Минске 5 сентября. Он предусматривал меры по «децентрализации власти», в том числе путем принятия закона «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей».

Подробности в плане не оговаривались, поэтому трактовали его по-разному. Некоторую ясность внес советник президента Украины Юрий Луценко. Выступая по ТВ, он заявил, что территории на востоке, не контролируемые украинским руководством, следует «изолировать, взять под контроль, в том числе и инженерными сооружениями, и предложить им соревноваться не только оружием — уровнем жизни».

Советник Петра Порошенко уточнил, что речь идет примерно о трети Донбасса. И что демаркационные работы уже ведутся.

Статус-кво

Фактически это означало, что военное решение конфликта откладывается, а на территории Донбасса на некоторое время фиксируется статус-кво. Обозначался сценарий с замораживанием конфликта — то есть вариант развития событий, которого украинские власти изначально пытались избежать (о недопустимости такого сценария недавно говорил, в частности, спикер Верховной Рады Александр Турчинов).

Официально в Киеве продолжали заявлять, что ни о каких уступках в вопросах целостности Украины речи не идет. Порошенко уверял, что закон об особом статусе части Донбасса «обеспечит мирное возвращение этих районов под украинский суверенитет».

Неофициально в правительстве Украины признавали, что территориям, не контролируемым украинской властью, может быть предложен автономный статус — но даже этого может оказаться недостаточно для «возвращения под украинский суверенитет». «Юридически это будет оформлено как отношения Сардинии или Южного Тироля с Италией, то есть автономная единица внутри страны. Но фактически это уже будет не Украина. Они смогут напрямую вести переговоры с Москвой», — рассказывал на прошлой неделе источник в кабинете министров.

Признаков того, что конфликт может быть заморожен, со временем становилось больше. Глава администрации Луганской области Ирина Веригина на днях признала, что регион, вероятно, «будет разделен на две части» (при этом она отметила, что под контролем украинских властей находятся 10 из 18 районов Луганской области, но на остальной части, контролируемой ополченцами, «больше промышленности, больше шахт, больше населения»).

От проведения парламентских выборов на территориях, контролируемых ополченцами, власти решили пока отказаться — об этом сообщил советник президента, сославшись на заключение ЦИК. Депутаты от этих районов, по его словам, будут избраны позже. Фактически власть признала, что голосование в части Донбасса (которое стало бы дополнительным подтверждением его украинского статуса) в ближайшее время невозможно — как и проведение украинских выборов в Крыму.

Военные тем временем оставили ряд населенных пунктов на востоке страны, объявив о создании «единой линии фронта» (под контролем ополченцев в результате оказался участок между их основными силами и группировкой в районе Новоазовска). Позднее Совбез Украины сообщил, что речь идет о «линии разграничения» между территориями, контролируемыми военными и ополченцами. Там уже готовятся нести службу пограничники.

Законопроект

Проект закона об особом статусе части Донбасса украинские депутаты получили в понедельник, 15 сентября. Текст документа на то время официально опубликован не был (по данным на утро 16 сентября, документ был зарегистрирован на сайте Верховной Рады, но текст там выложен не был), однако подробности стали известны журналистам (текст опубликовала «Украинская правда»).

В соответствии с законопроектом, в отдельных районах Донецкой и Луганской областей временно — сроком на три года — вводится «особый порядок местного самоуправления». К территориям, на который будет распространен такой режим, будут отнесены районы, города и села, расположенные в зоне проведения антитеррористической операции (так официально именуются военные действия против ополченцев).

В частности, на этих территориях будут созданы отряды народной милиции, деятельность которых будут координировать главы городских и сельских администраций. Местные власти будут участвовать в назначении руководителей органов прокуратуры и судей. Помимо прочего в этой зоне, согласно законопроекту, будут проведены досрочные местные выборы. Голосование намечено на 9 ноября.

Советник Порошенко, комментируя планы украинского руководства, заявил также, что в Киеве перестанут бороться с самопровозглашенными мэрами. Как выразился Луценко, «если население регионов с особенным статусом захочет видеть их на каких-либо должностях в границах отделенной зоны, то они там будут».

В этих районах, согласно законопроекту, государство гарантирует свободное использование русского языка. Там будут запрещены «дискриминация, преследование и привлечение к ответственности лиц по поводу событий, которые имели место в Донецкой, Луганской областях» (отдельно в парламент поступил законопроект об амнистии для ополченцев).

Территориям при этом обещана определенная поддержка со стороны украинского государства. «Господдержка состоит во введении особого экономического режима осуществления хозяйственной и инвестиционной деятельности, направленного на восстановление объектов промышленности, транспортной и социальной инфраструктуры, жилищного фонда, переориентацию промышленного потенциала, создание новых рабочих мест, привлечение инвестиций и кредитов для восстановления и развития объектов, расположенных в отдельных районах», — говорится в проекте. Средства на эти цели планируется ежегодно закладывать в бюджет Украины.

По словам советника президента Украины, будет предусмотрена и возможность финансирования этих районов со стороны России. «Будет… особый экономический режим, который, я бы сравнил со свободной экономической зоной, то есть все заработанное остается в регионе. Также бюджет этой зоны может наполняться средствами Москвы и Киева. Они должны платить за все сами, если это особый статус, но это деньги собственно заработанные, а также предоставленные по доброй воле Киевом и Москвой», — пояснил он.

Реакция

В парламенте законопроект Порошенко немедленно раскритиковали. «Не думаю, что мы сможем его поддержать – территории нужно отвоевывать… а не законодательно поощрять их», — заявил депутат от националистической партии «Свобода» Юрий Сиротюк. «Фракция еще не принимала решения по поддержке данного закона, но лично я для себя решение принял: я не буду голосовать за капитулянтский закон, основная цель которого — фактическая сдача территорий Путину», — вторил Андрей Павловский из «Батькивщины».

С учетом близости выборов и существенной популярности точки зрения, что на востоке Украины следует «воевать до победного конца» (в ходе недавнего опроса, проведенного компанией USS Research, за это высказались около трети респондентов), реакция оказалась вполне ожидаемой. Комментируя ситуацию, политолог Владимир Фесенко высказал мнение, что добиться принятия закона будет «очень и очень непросто».

Между тем в тот же день, 15 сентября, появилась неофициальная информация, что голосов для утверждения документа в парламенте хватит. Как сообщили источники ZN.UA в президентской администрации, консультации с главами фракций и депутатских групп, которые провел Порошенко, показали, что предложения президента поддержат депутаты от Партии регионов (в ПР подтвердили, что готовы поддержать закон об особом статусе) и УДАРа, группы «Экономическое развитие» и «Суверенная европейская Украина», а также депутаты от Компартии и внефракционные парламентарии из числа соратников Порошенко.

Отказались поддержать президентские инициативы, по данным источников, «Свобода», «Батькивщина» (ее лидер Юлия Тимошенко заявила, что парламент не имеет права создавать на Украине «своеобразное Приднестровье»), а также несколько депутатов из партии «Гражданская позиция» (ее лидер Анатолий Гриценко назвал предложенный закон «проектом Кремля»). Соратники премьер-министра Арсения Яценюка, как отмечалось, пока не определились, однако даже без их поддержки, по подсчетам издания, президентский законопроект может набрать большинство голосов.

Представители самопровозглашенных республик, со своей стороны, отреагировали на предложения Киева без особого энтузиазма. В ДНР заявили, что это может стать «точкой соприкосновения для будущих переговоров». В ЛНР — пообещали изучить закон, а затем «вынести его на суд общественности».

Украинские эксперты оценивают предложенный властью сценарий скептически. «Это фактически первый шаг к легитимизации "ДНР" и "ЛНР", — констатирует политолог Виталий Бала. — Это пластинка долгоиграющая, мина замедленного действия. Все эти особые статусы — это будет еще один шаг, который будет говорить, что, оказывается, там есть какие-то непонятные территории, на которых украинская власть не распространяется».

Глава социологической службы «Украинский барометр» Виктор Небоженко видит в этом компромисс между Москвой и Киевом. «Это – промежуточный вариант для обеих сторон», — считает он. В дальнейшем, как предупреждает эксперт, конфликт может разгореться вновь.

«Это будет украинский Ольстер, — заявляет политолог Тарас Березовец, — то есть территория, которая будет подчинена Украине, но фактически на ней будут хозяйничать террористы и российские наемники». В то же время эксперт напомнил об опыте Хорватии, которая военным путем вернула территорию самопровозглашенной Республики Сербской Краины, просуществовавшей в течение нескольких лет. «Это может быть три, четыре, пять лет, — рассуждает он, — столько, сколько будет нужно украинской армии для того, чтобы создать боеспособные Вооруженные силы».

Бывший СССР00:0217 октября

Формула мира

До Донбасса Штайнмайер пытался помирить Грузию и Абхазию. Тогда все закончилось войной