«Мы немножко опоздали»

Столичные власти решили, что городские библиотеки никому не нужны

Посетители медиацентра «Проспект» в Москве на Ленинском проспекте.
Посетители медиацентра «Проспект» в Москве на Ленинском проспекте.
Фото: Сергей Кузнецов / РИА Новости

Руководитель департамента культуры Москвы Сергей Капков на днях заявил, что «библиотеки себя изжили». Чиновник убежден — интернет, ридеры и большие книжные магазины сделали общественные читальни ненужными. Станут ли теперь закрывать? А если оставят, то для кого они будут работать? На эти и другие вопросы «Ленте.ру» ответил замдиректора Московского городского библиотечного центра, издатель, один из создателей книжного магазина «Фаланстер» Борис Куприянов.

«Лента.ру»: Так умирают библиотеки или нет?

Куприянов: Нет. Даже записываться народу стало больше, чем раньше. В первом полугодии 2014 года — на 17 процентов больше, чем в 2013 году.

То есть библиотеки себя не изжили?

Изжили себя те библиотеки, которые работают по-старому. У библиотеки долгое время была только функция выдачи книг. А теперь появляются и другие, в том числе просвещение и передача знаний. Большинство московских библиотек как раз такие: они современные, они стараются общаться с горожанами, проводят много интересной работы. Но, да, некоторые библиотеки представляют собой некомфортный, закрытый мир с неудобным расписанием, куда никто не ходит. Там есть кризис, и мы эту проблему решаем.

Любую библиотеку, вложив туда некоторое количество денег и усилий, можно оживить и сделать интересной для москвичей. У библиотек огромный потенциал, они могут стать теми кластерами, в которых будут возникать локальные сообщества, где люди будут превращаться в горожан. У нас люди живут не в городе, а в квартирах. Выйти из дому и прийти в библиотеку как в культурный центр района, получить доступ к знаниям — это важнейшая функция библиотеки. Это не просто место просвещения, которое распространяет информацию и знания.

Библиотека должна быть важнейшим социальным местом.

Других подобных учреждений у нас нет. Разве что поликлиники. В них тоже приходит много людей общаться друг с другом. Это общение происходит на определенном базисе, и он не всегда хорош. Я считаю, что на базисе культуры общение может быть интереснее и полезнее, чем на базисе лекарств и болезней.

И вы на примере библиотеки Достоевского начали проект по трансформации читален. Что вы изменили?

Во-первых, мы сделали там удобный режим работы, во-вторых, создали нормальную обстановку, не оскорбляющую человека, поставили нормальное оборудование, сделали хороший качественный ремонт. В библиотеку может прийти любой человек с улицы, воспользоваться читальным залом, поработать за компьютером, подключиться к Wi-Fi. Там проходят по три мероприятия в день: и лекции, и круглые столы, и встречи с писателями. Они очень разные — от курсов компьютерной грамотности для пожилых людей до бесплатных курсов эсперанто.

Библиотеку посещают в среднем 280 человек в день. На абонементе выдают порядка 200 книг в день. Это хороший показатель даже для финских библиотек.

Мы говорим сейчас про одну библиотеку, но основной смысл этих пилотных проектов — показать, что изменения возможны. Самая главная заслуга в том, что в библиотеки стали больше ходить, о них стали больше говорить, в библиотеках стали по-другому общаться с посетителями, стали доказывать, что и в библиотеках есть жизнь.

В Москве очень много очень хороших популярных любимых библиотек. И то, что мы продемонстрировали, что из места, куда ходит 10 человек, библиотека может превратиться в место, куда ходит 280 человек — это важно.

На сколько библиотек сейчас распространился этот проект?

На все 440. Возможно, где-то изменения начались не с капитального ремонта, но поменялся порядок работы, правила расстановки фондов. Через несколько дней должна открыться библиотека в Новой Москве. Это необыкновенного качества библиотека, которая находится очень далеко от центра.

В обновленных библиотеках работают старые сотрудники или вы набираете новые креативные кадры?

И старые, и новые. Старые сотрудники изменений хотят не меньше, чем новые. Они понимают, что работать в библиотеке, куда никто не ходит, неинтересно, скучно и, главное, унизительно.

Помимо квартир еще одно место, где «живут» горожане, — это торговые центры. Не стоит ли там открывать такие библиотечные культурные центры?

Это спорный момент. За границей был опыт открытия библиотек в торговых центрах, и это получилось не очень удачно. Люди в торговом центре настраиваются на жизнь, ритм торгового центра. Библиотека — это все-таки место, где человек может побыть один, наедине с книгой, пообщаться с товарищами, решить какие-то проблемы, но это не такое коммерческое предприятие, как книжный магазин. Хотя в Юго-Западном округе в торговых центрах есть буккроссинги, которые пользуются большой популярностью.

Недавно сообщалось, что популярные библиотеки могут стать круглосуточными.

Нет, не круглосуточными. В библиотеке Достоевского в качестве эксперимента будет запущен платный ночной коворкинг, посмотрим, насколько это будет интересно горожанам. Вы сможете прийти туда, взять книгу с полки, воспользоваться читальным залом. Но в библиотеке очень много и других важных услуг, которые, конечно, круглосуточными не будут.

А как обстоят дела вне Москвы и будет ли на них распространен этот эксперимент?

Я не могу об этом сказать. Я занимаюсь библиотеками Москвы, но знаю, что и в Московской области, и во Владивостоке, и в Петербурге библиотеки меняются. Процесс идет во всем мире, мы немножко опоздали, но опоздали не фатально. Раньше всего перемены начались в Скандинавии — еще 15 лет назад, потом прошли в Англии, в Америке. Реформа была и в Прибалтике, в Казахстане сейчас проходит. Это совершенно естественно, и мы сейчас активно ею занимаемся.

Догнать еще успеем?

Перегнать еще успеем и учесть те ошибки, которые были допущены теми, кто ступил на этот путь раньше.

Какие ошибки?

Например, в Англии в библиотеках стали уничтожать бумажные книги, цель была — сделать из библиотек культурные центры общения и коммуникации. Но, когда исчезли книги, люди туда ходить перестали, и потом в северном Лондоне несколько центров снова переделали в библиотеки, закупив книги.

А где-нибудь в мире существует эталонная библиотека, у которой все получилось без ошибок?

Библиотек очень много, и они очень разные. Если говорить о библиотеке, которая мне очень нравится, — это фантастическая по своей красоте и устройству небольшая библиотека города Выборга архитектора Аалто. Там организация процесса очень удобная, комфортная для людей, там не унижают человеческое достоинство, наоборот, возвышают человека, там организованы разные формы общения человека с текстом и людей между собой.

По данным недавнего опроса ВЦИОМа, треть россиян сейчас совсем не читает книг, и за последние пять лет их число увеличилось. Согласны?

Да, согласен. Более того, ВЦИОМ говорит даже о завышенных данных по читающим.

А что с этим можно сделать?

Восстанавливать чтение как практику, как некоторое действие. Если рассматривать книгу как один из элементов досуга, она не конкурентоспособна. Но книга — это не только досуг, и функции библиотеки — это не только предоставление книг, а в первую очередь просвещение. Если мы будем относиться к книге как к развлечению и как к товару, то проиграем, и читать будет еще меньше людей.

А как можно привить интерес к чтению, например, школьнику?

Моему сыну почти одиннадцать лет, у него есть доступ ко всевозможным гаджетам, но он читает, и читает много. Прежде всего¸ культура чтения должна прививаться в семье, но и, конечно, в школе тоже. Нужно понять, что чтение — это чтение, а не просто складывание букв в слова, это работа над текстом.

подписатьсяОбсудить
MOBILE, AL- AUGUST 21: Republican presidential candidate Donald Trump greets supporters after his rally at Ladd-Peebles Stadium on August 21, 2015 in Mobile, Alabama. The Trump campaign moved tonight's rally to a larger stadium to accommodate demand. (Photo by Mark Wallheiser/Getty Images)«Мы были уверены, что Трамп — это просто клоун»
Политконсультант-республиканец о несбывшихся прогнозах и о будущем партии
Люди, живущие над войной
Деревенская глубинка сражающегося Йемена
Ангела МеркельЖизнь невозможно повернуть назад
Станет ли миграционный кризис для Меркель тем же, чем Brexit для Кэмерона
Иран освобожденный
Почему снятие санкций не привело к резким переменам в жизни Исламской Республики
Дональд Трамп Почему исламисты молятся о победе Трампа
К чему может привести антимусульманская риторика кандидата от республиканцев
Башку с плеч!
Раскрыты подробности первой успешной операции по пересадке головы
Потрачено!
Как пираты переводили компьютерные игры
Перемога!
Какой оказалась главная украинская стратегия
«Корейцы пьют даже больше русских»
История жителя Владивостока, поселившегося в Сеуле
Мамин жим лежа
10 звезд Instagram, которые вернулись в форму после беременности
Не ЗОЖ, но хорош
В Instagram полюбили ироничный аккаунт противницы правильного питания
Разводка и девичья фамилия
Топ-15 лженовостей о звездах, которые СМИ повторяют из года в год
Джимхана и тиранозавр
Самое крутое автомобильное видео сентября
Ядовитый гараж
Собираем гербарий уникальных и тайных творений BMW Motorsport
С мотором в багажнике
Вспоминаем заднемоторные седаны в честь юбилея Skoda 105/120/125
Джентльмены, покупайте ваши моторы!
Непростой Тест: чьи двигатели стоят на спорт- и суперкарах?
Стенка на стенку
Джоконда, покемон и Корлеоне с Чебурашкой — лучшее от уличных художников Москвы
«За годы ожидания мы выдохлись. Живем сейчас где попало»
История покупателей жилья, заселенных в недостроенные дома в Подмосковье
«Мне угрожали, обещали закатать в асфальт»
История валютной ипотечницы, которая прошла оба кризиса и ни о чем не пожалела
Что-то пошло не так
Как выглядят населенные насекомыми города, жизнь без неба и море над головой
Кто купил Америку
Десять человек, которым на самом деле принадлежат земли США