«Мы немножко опоздали»

Столичные власти решили, что городские библиотеки никому не нужны

Посетители медиацентра «Проспект» в Москве на Ленинском проспекте.
Посетители медиацентра «Проспект» в Москве на Ленинском проспекте.
Фото: Сергей Кузнецов / РИА Новости

Руководитель департамента культуры Москвы Сергей Капков на днях заявил, что «библиотеки себя изжили». Чиновник убежден — интернет, ридеры и большие книжные магазины сделали общественные читальни ненужными. Станут ли теперь закрывать? А если оставят, то для кого они будут работать? На эти и другие вопросы «Ленте.ру» ответил замдиректора Московского городского библиотечного центра, издатель, один из создателей книжного магазина «Фаланстер» Борис Куприянов.

«Лента.ру»: Так умирают библиотеки или нет?

Куприянов: Нет. Даже записываться народу стало больше, чем раньше. В первом полугодии 2014 года — на 17 процентов больше, чем в 2013 году.

То есть библиотеки себя не изжили?

Изжили себя те библиотеки, которые работают по-старому. У библиотеки долгое время была только функция выдачи книг. А теперь появляются и другие, в том числе просвещение и передача знаний. Большинство московских библиотек как раз такие: они современные, они стараются общаться с горожанами, проводят много интересной работы. Но, да, некоторые библиотеки представляют собой некомфортный, закрытый мир с неудобным расписанием, куда никто не ходит. Там есть кризис, и мы эту проблему решаем.

Любую библиотеку, вложив туда некоторое количество денег и усилий, можно оживить и сделать интересной для москвичей. У библиотек огромный потенциал, они могут стать теми кластерами, в которых будут возникать локальные сообщества, где люди будут превращаться в горожан. У нас люди живут не в городе, а в квартирах. Выйти из дому и прийти в библиотеку как в культурный центр района, получить доступ к знаниям — это важнейшая функция библиотеки. Это не просто место просвещения, которое распространяет информацию и знания.

Библиотека должна быть важнейшим социальным местом.

Других подобных учреждений у нас нет. Разве что поликлиники. В них тоже приходит много людей общаться друг с другом. Это общение происходит на определенном базисе, и он не всегда хорош. Я считаю, что на базисе культуры общение может быть интереснее и полезнее, чем на базисе лекарств и болезней.

И вы на примере библиотеки Достоевского начали проект по трансформации читален. Что вы изменили?

Во-первых, мы сделали там удобный режим работы, во-вторых, создали нормальную обстановку, не оскорбляющую человека, поставили нормальное оборудование, сделали хороший качественный ремонт. В библиотеку может прийти любой человек с улицы, воспользоваться читальным залом, поработать за компьютером, подключиться к Wi-Fi. Там проходят по три мероприятия в день: и лекции, и круглые столы, и встречи с писателями. Они очень разные — от курсов компьютерной грамотности для пожилых людей до бесплатных курсов эсперанто.

Библиотеку посещают в среднем 280 человек в день. На абонементе выдают порядка 200 книг в день. Это хороший показатель даже для финских библиотек.

Мы говорим сейчас про одну библиотеку, но основной смысл этих пилотных проектов — показать, что изменения возможны. Самая главная заслуга в том, что в библиотеки стали больше ходить, о них стали больше говорить, в библиотеках стали по-другому общаться с посетителями, стали доказывать, что и в библиотеках есть жизнь.

В Москве очень много очень хороших популярных любимых библиотек. И то, что мы продемонстрировали, что из места, куда ходит 10 человек, библиотека может превратиться в место, куда ходит 280 человек — это важно.

На сколько библиотек сейчас распространился этот проект?

На все 440. Возможно, где-то изменения начались не с капитального ремонта, но поменялся порядок работы, правила расстановки фондов. Через несколько дней должна открыться библиотека в Новой Москве. Это необыкновенного качества библиотека, которая находится очень далеко от центра.

В обновленных библиотеках работают старые сотрудники или вы набираете новые креативные кадры?

И старые, и новые. Старые сотрудники изменений хотят не меньше, чем новые. Они понимают, что работать в библиотеке, куда никто не ходит, неинтересно, скучно и, главное, унизительно.

Помимо квартир еще одно место, где «живут» горожане, — это торговые центры. Не стоит ли там открывать такие библиотечные культурные центры?

Это спорный момент. За границей был опыт открытия библиотек в торговых центрах, и это получилось не очень удачно. Люди в торговом центре настраиваются на жизнь, ритм торгового центра. Библиотека — это все-таки место, где человек может побыть один, наедине с книгой, пообщаться с товарищами, решить какие-то проблемы, но это не такое коммерческое предприятие, как книжный магазин. Хотя в Юго-Западном округе в торговых центрах есть буккроссинги, которые пользуются большой популярностью.

Недавно сообщалось, что популярные библиотеки могут стать круглосуточными.

Нет, не круглосуточными. В библиотеке Достоевского в качестве эксперимента будет запущен платный ночной коворкинг, посмотрим, насколько это будет интересно горожанам. Вы сможете прийти туда, взять книгу с полки, воспользоваться читальным залом. Но в библиотеке очень много и других важных услуг, которые, конечно, круглосуточными не будут.

А как обстоят дела вне Москвы и будет ли на них распространен этот эксперимент?

Я не могу об этом сказать. Я занимаюсь библиотеками Москвы, но знаю, что и в Московской области, и во Владивостоке, и в Петербурге библиотеки меняются. Процесс идет во всем мире, мы немножко опоздали, но опоздали не фатально. Раньше всего перемены начались в Скандинавии — еще 15 лет назад, потом прошли в Англии, в Америке. Реформа была и в Прибалтике, в Казахстане сейчас проходит. Это совершенно естественно, и мы сейчас активно ею занимаемся.

Догнать еще успеем?

Перегнать еще успеем и учесть те ошибки, которые были допущены теми, кто ступил на этот путь раньше.

Какие ошибки?

Например, в Англии в библиотеках стали уничтожать бумажные книги, цель была — сделать из библиотек культурные центры общения и коммуникации. Но, когда исчезли книги, люди туда ходить перестали, и потом в северном Лондоне несколько центров снова переделали в библиотеки, закупив книги.

А где-нибудь в мире существует эталонная библиотека, у которой все получилось без ошибок?

Библиотек очень много, и они очень разные. Если говорить о библиотеке, которая мне очень нравится, — это фантастическая по своей красоте и устройству небольшая библиотека города Выборга архитектора Аалто. Там организация процесса очень удобная, комфортная для людей, там не унижают человеческое достоинство, наоборот, возвышают человека, там организованы разные формы общения человека с текстом и людей между собой.

По данным недавнего опроса ВЦИОМа, треть россиян сейчас совсем не читает книг, и за последние пять лет их число увеличилось. Согласны?

Да, согласен. Более того, ВЦИОМ говорит даже о завышенных данных по читающим.

А что с этим можно сделать?

Восстанавливать чтение как практику, как некоторое действие. Если рассматривать книгу как один из элементов досуга, она не конкурентоспособна. Но книга — это не только досуг, и функции библиотеки — это не только предоставление книг, а в первую очередь просвещение. Если мы будем относиться к книге как к развлечению и как к товару, то проиграем, и читать будет еще меньше людей.

А как можно привить интерес к чтению, например, школьнику?

Моему сыну почти одиннадцать лет, у него есть доступ ко всевозможным гаджетам, но он читает, и читает много. Прежде всего¸ культура чтения должна прививаться в семье, но и, конечно, в школе тоже. Нужно понять, что чтение — это чтение, а не просто складывание букв в слова, это работа над текстом.

Обсудить
От ковбоя до рака легких
Сложная история отношений американцев и табачной продукции
Маттео РенциNo, синьор Ренци!
Итальянские избиратели не поддержали реформы премьер-министра
Бирманские солдаты на руинах сожженного дома в столице штата РакхайнВас здесь не стояло
Из-за чего власти Мьянмы конфликтуют с мусульманами-рохинджа
Пекин«Все меньше остается от старого Пекина»
Как меняется жизнь китайской столицы при Си Цзиньпине
«Зеленый профессор Саша»
Ультраправых в Австрии одолел потомок беженцев из России
Мой воображаемый друг
Возвращение Андре Мальро в Пушкинский музей
Актеры Анастасия Марчук (Государыня Арина Абрамовна) и Виктор Раков (Комяга) в спектакле "День опричника" по произведениям Владимира Сорокина в постановке Марка Захарова в театре "Ленком". Артем Геодакян/ТАССТы меня на рассвете разбудишь
Как старшее поколение спорит с антиутопическими прогнозами в «Дне опричника»
Иван Дорн «У меня выработались антитела к политике»
Иван Дорн о перевоплощении и проверке себя
«Женские ноги должны быть длинными»
11 лучших книг года о войне, зависти и любви
Ленинаканский пробор
История парикмахерской, пережившей землетрясение в Гюмри
Дженис ЙостимаСама себе модель
История успеха девушки из провинции с миллионом подписчиков в сети
Анастасия Белокопытова «Не считала, сколько трачу в месяц»
История уроженки Рязани, переехавшей в Австрию
Мохаммед, похититель Рождества
Елки и Санта-Клаусы в Европе оказались в опале
В угол за угон
Когда детям становится скучно, они угоняют настоящие машины
Пикник на обочине
Испытываем «арктические» пикапы Toyota Hilux, у которых 10 колес на двоих
Тест: у каких малолитражек суперкары воруют фонари
Сможете ли вы узнать автомобиль по задней светотехнике
Тест нового корейского бизнес-седана
Длительный тест Kia Optima нового поколения
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями
Горите в аду
Получить имущество по наследству становится все труднее
Конец близок
Уходящий 2016 год может стать последним для ипотеки
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи