Ответные меры

Грузия решила активизировать борьбу за Абхазию

Вид на Сухум
Вид на Сухум
Фото: Михаил Мокрушин / РИА Новости

В Тбилиси решают, как отреагировать на союзный договор, предложенный Абхазии Россией. Соглашение, направленное в абхазский парламент, грузинские власти уже назвали «попыткой аннексии» и «угрозой для абхазской нации». Премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили поручил разработать план ответных действий, а министр обороны Ираклий Аласания анонсировал «агрессивные внешнеполитические шаги».

План действий, как сообщил секретарь Совета безопасности Миндия Джанелидзе, должен быть представлен уже в ближайшие дни. «Я не могу конкретно рассказать вам об этом плане, так как формат Совбеза закрытый, однако, в общем, могу сказать, что все те механизмы, которые доступны стране, будут использованы для защиты интересов, суверенитета и территориальной целостности Грузии», — заверил он после заседания совета, состоявшегося 18 октября.

В реализацию плана, по данным грузинских СМИ, будут вовлечены все ветви власти. В Тбилиси рассчитывают, что консолидированный подход принесет результаты.

Реакция

Что именно собирается предпринять грузинская власть — если не считать формальных протестов и осуждения России — пока неясно. Местная пресса отмечает, что речь идет о «консолидации международной общественности».

До этого Грузия неоднократно поднимала тему утраченных территорий — Абхазии и Южной Осетии, которые она по-прежнему считает своими — на международном уровне, но изменить существующего положения дел так и не смогла. Впрочем, в Тбилиси, возможно, рассчитывают на то, что теперь — на фоне событий на Украине, обвинений в аннексии, адресованных России в связи с присоединением Крыма, и введенных против нее санкций — международная реакция на абхазский конфликт будет иной.

«Власти Грузии должны привязать это к вопросу Крыма и суметь организовать Запад, поскольку единственный рычаг, которым обладает Грузия — это поддержка и вовлеченность Запада, — рассуждает грузинский эксперт-международник Георгий Рухадзе. — Со стороны грузинского руководства может пойти инициатива дополнительных санкций».

Нечто подобное предлагала и грузинская оппозиция — бывшая правящая партия «Единое национальное движение». В проекте резолюции, которую она направила в парламент, шла речь о том, чтобы «привязать вопрос о деоккупации Грузии (в Грузии действует закон, по которому Абхазия и Южная Осетия считаются «оккупированными Россией» — прим. «Ленты.ру») к вопросу о деоккупации Украины на международной повестке дня». Тот же документ предлагал поддержать международные санкции против России.

В руководстве Грузии, похоже, единого мнения о том, какую позицию занять в отношении России, пока нет. Споры, в частности, вызвало то, следует ли продолжать встречи между спецпредставителем правительства Зурабом Абашидзе и замминистра иностранных дел РФ Григорием Карасиным (такие встречи проводятся в течение нескольких лет, на них обсуждаются двусторонние отношения). Против того, чтобы Абашидзе участвовал в очередном раунде консультаций, выступил глава парламентского комитета по внешним связям, представитель правящей «Грузинской мечты» Тедо Джапаридзе.

С призывами противостоять предполагаемой угрозе со стороны России на этом фоне выступил министр по евроинтеграции Алекси Петриашвили. Он заявил, что необходима «полная мобилизация сил на международном фронте, особенно в организациях с целью принятия решений и резолюций в поддержку Грузии, консолидация широкой общественности… выдвижением на передний план угрозы аннексии». Россию министр при этом назвал агрессором и добавил, что «аннексия Абхазии (имеется в виду то, как оценили нынешнее российско-абхазское соглашение в Тбилиси) является продолжением аннексии Крыма».

Подобная позиция — если в грузинском руководстве она возобладает — будет означать, что грузинским властям придется пересмотреть прежний курс на улучшение отношений с Россией. Курс, которому они следовали в течение последних нескольких лет, противопоставляя его политике прежнего руководства во главе с Михаилом Саакашвили, обеспечил определенные результаты (грузинские вина и сельхозпродукция, в частности, были возвращены на российский рынок). Совместить это с установкой о «российской агрессии» и лоббировании новых санкций против РФ едва ли удастся.

Соглашение

Проект соглашения с Абхазией (Договора о союзничестве и интеграции) был подготовлен российской стороной. Он поступил в республику по дипломатическим каналам, а затем был направлен на рассмотрение парламента. Президент Рауль Хаджимба пообещал, что обсуждение документа будет проходить «в атмосфере открытости и с учетом интересов народа Абхазии».

Аналогичный договор (Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи) был заключен в 2008 году, после официального признания Абхазии со стороны России. Он, в частности, предусматривал оказание взаимной военной помощи, отказ каждой из сторон от участия в блоках, направленных против союзника, помощь России в охране абхазских границ (об этом позднее было подписано отдельное соглашение).

Новый договор обозначает сотрудничество более подробно — как и взаимные обязательства сторон. Так, планируются создание общей оборонной инфраструктуры, объединенной группировки российско-абхазских войск (при этом отмечено, что в случае «угрозы агрессии» командующего этой группировкой назначает Россия) и унификация военных стандартов (финансирование соответствующих расходов Абхазии обещает обеспечить российская сторона).

В перспективе предусмотрено также открытие российско-абхазской границы. Находящихся там пограничников планируется передислоцировать на границу Абхазии с Грузией (в грузинских СМИ, обсуждающих тему «аннексии», в связи с этим появилось мнение, что Россия «переносит свою государственную границу на Ингури» — реку на границе Грузии и Абхазии).

Абхазия, согласно договору, должна будет привести свое бюджетное и налоговое законодательство в соответствие с нормами РФ, а таможенное — еще и с нормами Евразийского экономического союза. Она также должна будет повышать пенсии и зарплаты бюджетникам. Россия, со своей стороны, поможет с финансированием.

По поводу того, зачем соглашение о более тесных отношениях (в том числе военных) с Абхазией понадобилось России, высказывались разные мнения. Некоторые сочли это ответом на недавний саммит НАТО, где обсуждалась тема военного присутствия в черноморском регионе. Другие — средством для того, чтобы не допустить гипотетического «грузинского реванша». Третьи — страховкой от возможного выхода Абхазии из сферы влияния России («Мы готовы вам дать что угодно, но не хотим играть с вами в геополитические игры, — писала «Кавказская политика» о возможной интерпретации договора. — Мы хотим быть у вас настолько плотно, чтобы когда-нибудь послезавтра вы нам не сказали, что рассматриваете возможность обсудить договор об ассоциации с ЕС»). Кто-то увидел в демонстративном сближении с Абхазией попытку компенсировать негативный эффект от недавних событий на Украине.

В самой Абхазии тема дальнейшего сближения с Россией вызывает неоднозначную реакцию. Еще весной там обсуждали неофициальное предложение (с ним выступил президент Международной ассоциации абхазо-абазинского народа Тарас Шамба) об установлении ассоциированных отношений с Россией. Против тогда выступили как власти, так и оппозиция. Однако вскоре после этого оппозиционеры, начавшие антиправительственную кампанию (которая в итоге завершилась сменой власти), сами заявили, что с Россией следует подписать новый договор, «который выведет стратегическое партнерство на качественно новый уровень».

Уже после того, как проект договора поступил в парламент, его раскритиковал спикер Валерий Бганба, заявивший, что «во многих местах речь идет о потере суверенитета». Реакция депутатов, по его словам, была если не негативной, то близкой к этому — вне зависимости от их политической ориентации. С критикой некоторых положений договора выступило и местное объединение ветеранов, а партия «Амцахара» («Родовые огни») объявила, что проект вообще не имеет перспектив. Она предупредила, что готова созвать по этому поводу всенародный сход.

Для Грузии новый договор мало что меняет. С договором или без него Абхазия остается неподконтрольной Тбилиси территорией, где размещены российские войска, значительную часть бюджета составляет финансовая помощь из РФ, а большинство граждан имеют российские паспорта. С другой стороны, дальнейшее сближение России и Абхазии нарушает определенный баланс в отношениях Москвы и Тбилиси. Нынешнее руководство Грузии в последние несколько лет воздерживалось от резких движений в отношении утраченных территорий, пытаясь при этом наладить отношения с Россией. В отношениях РФ с Абхазией и Южной Осетией при этом в целом сохранялся статус-кво, процесс их международного признания был приостановлен (в новом соглашении, между тем, указано, что Россия «будет всемерно способствовать укреплению международных связей Республики Абхазия, включая расширение круга официально признавших ее государств и созданию предпосылок для ее вступления в международные организации»). Теперь, однако, у грузинской стороны появился повод для каких-то ответных мер.

Определенные сигналы Тбилиси посылает и абхазской стороне. Так, грузинский премьер, комментируя российско-абхазский договор, упомянул «борьбу абхазского народа за самоопределение» (позднее, после критики со стороны оппозиции, в грузинском руководстве пояснили, что имели в виду «самооопределение в составе Грузии»). Он также сообщил, что рассматривает некую «идею» в отношении Абхазии, которую намерен обсудить с правящей командой. В чем именно она заключается, глава правительства пока не пояснил.

Обсудить
Бывший СССР00:05 4 декабря

Вошла во вкус

Она любит роскошь, критикует Россию и учит латышей жизни
«Если тебе не на работу — пей»
Почему русские рабочие не могут жить счастливо
Борис Ельцин«Это было время, когда делились огромные богатства»
Чем запомнился россиянам первый президентский срок Бориса Ельцина
Смеяться грешно
Кто надрывает животы на концертах Петросяна: беспощадный репортаж из преисподней
Вета Усольцева «Это лекарство — ее единственный шанс»
Раньше Вета мечтала стать певицей, теперь — просто вернуться домой
Дональд ТрампСвоих не бросаем
План Трампа: спасти богатых и сэкономить на бедных
Домашние заготовки
Почему российской строительной сфере не обойтись без отечественных алюминиевых панелей
Выплюнь бяку
Личинки, тараканы и ДНК человека — на что можно нарваться в батоне колбасы
Тест-драйв лучшей BMW M5
Знакомимся с первой полноприводной «эмкой» на серпантинах Португалии
Самые редкие версии BMW M5
Эксклюзивные M5 для пуристов, арабских шейхов и просто прогулок с ветерком
Невероятные стартапы, которые изменят жизнь водителей
Автомат по продаже машин, встроенный алкотестер и так далее
Самые необычные фары в истории
Головная оптика, от которой можно офонареть
«Меня не убили, просто развели»
Россиянка влюбилась по уши и лишилась жилья
Что-то встало за окном
Строения, вызывающие самые пошлые ассоциации
С собой не увезешь
Как живут российские олигархи за границей
Его ворсейшество
Бессмертные ковры возвращаются на стены российских квартир