«У нас мало рычагов давления на Россию...»

Чем Грузия может ответить на сближение Абхазии и РФ

Митинг в Тбилиси, 1 сентября 2008 года
Фото: Irakli Gedenidze / Reuters

Договор об укреплении союзнических отношений, предложенный Абхазии Россией, вызвал крайнее недовольство в Тбилиси. Парламент Грузии расценил его как «попытку аннексии», а глава правительства Ираклий Гарибашвили поручил министерствам и ведомствам разработать план ответных мероприятий. Оппозиция тем временем советует увязать на международном уровне темы Абхазии и Крыма, а также поддержать санкции против России. «Лента.ру» попросила грузинских экспертов пояснить, чем именно на российско-абхазский договор может ответить Тбилиси.

Леван Бердзенишвили, первый заместитель председателя комитета по евроинтеграции парламента Грузии, один из лидеров Республиканской партии Грузии

«Грузия ожидает, что наши абхазские братья разберутся и не будут слепо подписывать предложенное Россией соглашение. Мы очень на это надеемся. Если же абхазская сторона все же подпишется под этим документом, то следующим нашим шагом станут действия по международной огласке, обращение к нашим друзьям в Европе и США. Вы сами понимаете, что у нас, к сожалению, мало рычагов давления на Россию. Мы маленькая страна. Мы видим, что акты агрессии, к сожалению, остаются ненаказанными. Что говорить о Грузии, когда такая крупная страна, как Украина, пострадала в этом отношении. Это сложный вопрос...

Мы сильно надеемся, что в самой Абхазии есть люди, которые не одобряют это соглашение, а такие имеются и в абхазском истеблишменте. Там есть люди, которые хотели бы независимости Абхазии, не только от Грузии, но и от России. А это соглашение делает Абхазию частью России. То есть мы надеемся на абхазов и на мировое сообщество. Других рычагов давления у нас нет. Вы понимаете, что когда главный дипломат России говорит о том, что никто не в силах помешать России (возможно, политик имел в виду недавнее высказывание официального представителя российского МИДа Александра Лукашевича, заявившего, что «никто не вправе (да и не в силах) помешать России и Абхазии совершенствовать свои межгосударственные отношения на новом этапе современного развития» — прим. «Ленты.ру»), это указывает на то, что страна потеряла контроль и ее руководство, видимо, чувствует себя безнаказанным по отношению ко всему остальному миру. Но я думаю, что история найдет ответы на все эти вопросы, не сегодня завтра, это точно...» .

Сосо Цискаришвили, президент «Независимого клуба экспертов»

«Я думаю, что в первую очередь, власти Грузии, как предыдущие, так и нынешние, должны признать свои собственные ошибки и постараться направить усилия на создание общения, прямых контактов с абхазами. К сожалению, все последние годы никаких реальных шагов для того, чтобы между нами была коммуникация, не было сделано. Грузии прямые контакты с абхазами необходимы. Я думаю, что не надо стараться все валить на Россию, сегодняшняя политика России не сегодня, так завтра все равно себя дискредитирует в глазах абхазов. Только абхазы могут решить, хотят они быть в едином государстве с Грузией или нет. И поэтому меня удивляет, что вся активность наших политиков заключается в желании направить все «стрелы» на Москву. Я не думаю, что Москва, которая находится под серьезным нажимом со стороны всего цивилизованного мира, будет как-то реагировать на заявления со стороны Грузии.

То есть главное, что должна делать сейчас Грузия, — предпринимать активные усилия по достижению прямого диалога с абхазами, обращаться к населению Абхазии. Потому что в абхазском обществе нет реальной общности вокруг нынешнего де-факто руководства. Есть вероятность, что ситуация там может накалиться, что в любом случае не может быть в интересах Грузии. Наоборот, только мир в Абхазии может породить какой-либо оптимизм в отношении прямых связей с населением Абхазии. Что касается международного сообщества, то оно должно понять искусственность и безрезультатность Женевского процесса (имеются в виду Женевские дискуссии по Закавказью, в которых участвуют представители Грузии, России, Абхазии и Южной Осетии — прим. «Ленты.ру»). В такого рода переговорах всегда выигрывает Россия, потому что формат дает ей такую возможность».

Петре Мамрадзе, руководитель Института стратегии управления

«Никаких действенных мер руководство Грузии по этому договору принять не сможет. Следует понимать, что шум, который вокруг российско-абхазского договора подняли «националы» (представители бывшей правящей, ныне оппозиционной партии «Единое национальное движение» — прим. «Ленты.ру»), преследует очень простую цель — они пытаются свалить нарушения территориальной целостности Грузии на теперешнее правительство. И надо сказать, что многие представители «Грузинской мечты» (находящейся у власти политической силы — прим. «Ленты.ру») клюнули на это, когда стали говорить об аннексии со стороны России, как будто это все только сейчас началось. И практически никто, за исключением премьера Ираклия Гарибашвили, не сказал о том, что Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии после военно-политической авантюры Михаила Саакашвили в августе 2008 года. Тогда Россия заключила с Абхазией и Южной Осетией соглашения, и я считаю, что новый отдельный договор ничего не меняет. Хотя, конечно, реагирование на уровне сдержанного заявления со стороны Грузии необходимо. И в этой ситуации нужно сохранить диалог с Россией в формате спецпредставителей Зураба Абашидзе и Григория Карасина. Как правильно заметил Абашидзе, правительство Грузии может в любой момент отменить этот формат переговоров, но потом, спустя время, Грузии придется опять возобновлять подобный формат, но уже в худших условиях».

Гия Хухашвили, руководитель Института исследований развития Грузии

«Я не вижу шансов, чтобы грузинские власти смогли предпринять что-то эффективное и действенное в этом направлении. Единственное, что мы можем сделать, — обратить на эту проблему внимание западной общественности, наших партнеров и задействовать некие механизмы для осуждения данного процесса. Шансов того, что удастся этот процесс приостановить, очень мало, практически нет. К сожалению, такова ситуация. Конечно, существуют протестные настроения по отношению к данному договору со стороны части абхазского общества, но они не настолько сильны, чтобы как-то повлиять на судьбу соглашения. Парламент Абхазии за него все же проголосует. Данный договор юридически фиксирует де-факто ситуацию в Абхазии, и его главная опасность заключается в том, что он легализует уже сложившуюся в Абхазии ситуацию. Но давайте посмотрим на этот процесс в динамике. Я не думаю, что после этого договора процесс получает необратимый характер. Считаю, что это еще не конец, потому что меняются настроения в Абхазии, у нас остаются некие инструменты, чтобы найти дорогу друг к другу, поэтому я бы не слишком драматизировал ситуацию, не считал, что на этом все заканчивается. Это далеко не так...».

Бывший СССР00:01Сегодня

Маленькая революционная страна

Армяне прогнали старую власть и выбрали новую. Но остались с прежними проблемами