Конфеты к ликеру

Выборы усилили Порошенко и зафиксировали разделение Донбасса

Петр Порошенко
Фото: Валентин Огиренко / Reuters

В воскресенье на Украине прошли досрочные выборы в Верховную Раду. На утро понедельника, 27 октября, Центральная избирательная комиссия успела обработать 22,63 процента бюллетеней, по итогам подсчета которых лидирует «Народный фронт» премьер-министра Арсения Яценюка (21,71 процента голосов), за ним следует «Блок Петра Порошенко». В тройке лидеров оказалась и «Самопомощь» мэра Львова Андрея Садового (10,49 процента). Также в парламент пройдут «Оппозиционный блок» Юрия Бойко, «Радикальная партия» Олега Ляшко и «Батькивщина» Юлии Тимошенко. Шансы преодолеть пятипроцентный барьер есть и у националистической партии «Свобода». В то же время власть не смогла организовать голосование в районах, подконтрольных ополченцам Донбасса. Теперь сторонники самопровозглашенных республик готовятся провести там собственные выборы.

Получить некоторые представления о настроениях украинцев желающие смогли еще до завершения голосования и появления результатов эксит-поллов (публиковать их разрешено лишь после закрытия избирательных участков). На прошлых выборах об этом позаботился журналист «Украинской правды» Мустафа Найем, опубликовавший данные об «алкогольных предпочтениях» соотечественников (первым по популярности оказался «шоколадный ликер»), на нынешних — его коллега Павел Шеремет.

В его посте речь шла о выборе подарков. Наиболее популярными оказались «конфеты», второе и третье места заняли «щиты» и «львы». Далее следовали «черноморские вышки», «грабли», «косы» и «сiчовики». Как и в прошлый раз, символы были довольно просты, для их понимания достаточно было минимальных познаний в украинской политике.

Выборы

Формально полномочия Верховной Рады, избранной всего за полтора года до свержения Виктора Януковича, должны были завершиться лишь в 2017 году. Тем не менее с политической точки зрения назначение новых выборов после «революции» было вполне логично. Новая власть стремилась укрепить позиции, «майдановские» партии — зафиксировать рейтинги и перераспределить в свою пользу места, которые до этого занимали представители бывшей правящей Партии регионов и их союзники (можно было предсказать, что большинство из них в новый парламент не попадут).

Все это сопровождалось привычными лозунгами и обещаниями. О том, что новый парламент будет «проукраинским, антикоррупционным и проевропейским». Что с его избранием завершится перезагрузка власти. Что там появится новое большинство, готовое к реформам, «конечный результат которых каждый человек почувствует своим кошельком».

Основная часть населения при этом, если верить социологам, были настроены скептически. По данным недавнего исследования, проведенного фондом «Демократические инициативы» и Киевским международным институтом социологии, в то, что избрание новой Рады поможет улучшить ситуацию на Украине, поверили менее половины населения (примерно 40 процентов). Около трети считают, что ничего не изменится, 7 процентов предсказывали, что выборы только ухудшат положение дел в стране.

Если руководствоваться другим исследованием (его результаты были опубликованы компанией USS Research в начале сентября), доля оптимистов составляла около 20 процентов. Большинство респондентов, опрошенных этой группой социологов, заявили, что ничего не изменится, либо затруднились с ответом.

Донбасс

Выборы проводились в условиях неурегулированного конфликта на востоке страны. Фоном для них стали боевые действия (хотя их интенсивность и снизилась после перемирия, заключенного в начале сентября) и закрепление на территории Донбасса неподконтрольной Киеву территории с неясным статусом.

Вопрос не только в том, стоило ли вообще устраивать избирательную кампанию в таких условиях. Выборы без части Донбасса (а также Крыма, который в Киеве по-прежнему считают украинским), по сути, способствовали дальнейшему обособлению этих территорий от Украины, замораживанию конфликта на востоке — то есть процессу, который ранее пыталась остановить сама же украинская власть.

«Мы должны понимать, что проведение выборов 26 октября — это первый шаг к легитимизации именно на этой территории другого субъекта власти. Почему? Потому что они не будут принимать участия в выборах Верховной Рады. И они спокойно на выборах 2 ноября (на этот день в ДНР и ЛНР назначили собственные выборы — прим. «Ленты.ру») будут проводить свою избирательную кампанию», — предупреждал политолог Виталий Бала. «Если после украинских парламентских выборов пройдут какие-то выборы на территории ЛНР, ДНР, то сразу это гибрид Приднестровья, — рассуждал председатель Комитета экономистов Украины Андрей Новак. — Далее они выберут свой парламент, президента, и Приднестровье-2 нам гарантировано».

Предыдущие выборы — в мае, когда конфликт на востоке Украины еще разгорался, — украинские власти пытались провести на всей территории Донбасса. По большей части попытки провалились (голосование, среди прочего, не состоялось в обоих областных центрах: Донецке и Луганске). Уже после этого встал вопрос, в какой степени избранный президент Петр Порошенко представляет восток Украины, если там за него проголосовала сравнительно небольшая доля избирателей.

На выборах в парламент власти Украины поначалу собирались повторить прошлый опыт. Еще в конце сентября ЦИК уверял, что голосование пройдет «на всей территории Украины», за исключением Крыма и Севастополя. Источник в парламенте заявлял, что представители ДНР и ЛНР якобы позволят провести у себя эти выборы — в соответствии с договоренностями, достигнутыми на переговорах в Минске. Однако вскоре в Киеве признали, что голосование там провести не удастся.

Выборы в итоге официально не проводились примерно в половине округов Донбасса (9 из 21 — в Донецкой области, 6 из 11 — в Луганской). Помимо этого, в некоторых населенных пунктах, находящихся в «прифронтовой зоне» (и при этом подконтрольным украинским властям), голосование по соображениям безопасности также было отменено.

В общей сложности, как подсчитали перед выборами представители гражданской сети «Опора», возможности проголосовать были лишены около 50 процентов избирателей в Донецкой области и около 70 процентов — в Луганской. Схожие данные приводил и Комитет избирателей Украины. В абсолютных цифрах речь шла о нескольких миллионах человек.

Формально представительство неподконтрольных территорий в Верховной Раде все же было обозначено. В парламенте о них (части Донбасса и Крыме) будут напоминать несколько десятков пустых кресел. Выборы там планируется провести в будущем, когда, как надеется Киев, территории удастся вернуть под украинскую юрисдикцию.

Результаты

Победителями на выборах оказались, прежде всего, блок Петра Порошенко и «Народный фронт» премьер-министра Арсения Яценюка. Именно они, скорее всего, станут ядром новой правящей коалиции. В нее, как ожидается, войдет и открытие нынешних выборов — партия «Самопомощь» мэра Львова Андрея Садового, а также, возможно, националистическая «Свобода» (если ей удастся преодолеть пятипроцентный барьер). За бортом коалиции могут остаться «Батькивщина», которой так и не удалось вернуть прежнюю популярность, Радикальная партия Олега Ляшко и «Оппозиционный блок».

Можно ли считать все это перезагрузкой власти? Стоит вспомнить прежнюю Верховную Раду, одной из особенностей которой было наличие олигархических групп. Не являлось секретом, что помимо официальных фракций парламент делился на сообщества, близкие представителям бизнеса. Упоминались группы Рината Ахметова, Игоря Коломойского, Дмитрия Фирташа (с ним связывали, в частности, партию УДАР) и Сергея Левочкина.

В ходе нынешних выборов «проектом» Левочкина называли Радикальную партию (ее лидер это отрицал), с его именем связывали и «Оппозиционный блок». По сведениям «Украинской правды», в преддверии выборов он, будучи близким к президенту Порошенко, курировал сразу несколько проектов, способных обеспечить большинство в парламенте.

Коломойский, как писал Insider, вместо концентрации на какой-то одной политической силе предпочел «разложить яйца в разные корзины»: его люди баллотировались в мажоритарных округах в Днепропетровской области, шли также по спискам провластных блока Порошенко и «Народного фронта» и оппозицонной «Сильной Украины». Некоторые связывали с Коломойским и неплохо выступившую на выборах «Самопомощь».

Перечень олигархических проектов в политике (включая и проект «олигарха-президента Порошенко») в преддверии выборов опубликовал Олег Ляшко. Собственную партию, впрочем, он в этот список не включил, объявив ее «проектом Бога и украинского народа».

По итогам выборов, как отмечал накануне голосования политолог Кость Бондаренко, парламент может обновиться примерно наполовину, однако «те, кто задает тон в политике, и дальше будут его задавать». И наличие новых лиц в парламенте — например, командиров батальонов, которых партии перед выборами спешно включали в избирательные списки, — едва ли существенно повлияет на ситуацию. «Следующий парламент будет иметь красивую витрину из красивых новых имен, — считает львовский журналист Остап Дроздов. — Но на кассе будут стоять все те же знакомые лица».

Бывший СССР00:0519 июля
Петерис Спрогис

Ловушка дьявола

Епископ решил стать президентом Латвии. Ему помешала «рука Москвы»