Взять и удержать

Белгородские налоговые новации всерьез напугали россиян

Фото: Михаил Мордасов / РИА Новости

В конце октября внимание региональной прессы и юристов страны привлекла практика белгородского управления Федеральной налоговой службы. С прошлого года налоговики подают в суд на тех, кто совершает подозрительно крупные покупки, и выигрывают дела о доначислении подоходного налога. Эксперты разошлись во мнениях относительно как законности происходящего, так и степени социальной опасности столь пристального внимания государства к расходам граждан.

«Согласно сведениям, предоставленным регистрирующими органами», — с такой формулировки начинаются судебные решения, подводящие итог очередного спора жителей региона с инспекцией Федеральной налоговой службы (ИФНС) по г. Белгороду. Росреестр — о земельных участках, ГИБДД — об автомобилях… Похоже, цепочка взаимодействия «регистрация — налоговая — суд» в области налажена отлично. К вящему неудовольствию местных жителей. Особенно тех, кто совершил крупную покупку, а в течение трех лет до этого указывал в налоговых декларациях не столь значительные суммы.

Дело «Налоговая против Натальи Линник» — как раз автомобильное. В 2013 году ИФНС озаботилась покупкой двухлетней давности и потребовала в суде разъяснений о доходах. Линник, жительница Белгорода, представила данные о работе на фирму с головным офисом в Москве: трудовую, справки о зарплате за предшествующие годы и о декретном отпуске. Однако выяснилось, что фирма не известила столичных налоговых инспекторов о доходах своих работников. Стало быть, решил суд, в неуплате налогов виновата не московская фирма, а ее белгородская сотрудница.

«Утверждение ответчицы и ее представителя о том, что в данном случае налоговый агент обязан исполнять свои обязанности и ее вины нет, неубедительны, поскольку в силу подпункта 4 пункта 1 статьи 228 Налогового кодекса РФ обязанность по исчислению и уплате налога в случае, если он не был удержан налоговым агентом, возлагается на самих налогоплательщиков — физических лиц», — гласит судебное решение, которое, надо полагать, каждому гражданину России следует распечатать и положить в бумажник, чтобы каждый месяц заходить с ним в бухгалтерию и осведомляться, точно ли там перевели подоходный куда надо. Во всяком случае, у Натальи Линник — как и у других попавших под белгородскую налогово-судебную практику — по суду изъяли именно 13 процентов от стоимости автомобиля плюс пени за просрочку. Проводив формулировкой: «Сам факт приобретения в 2011 году имущества на данную сумму свидетельствует о получении ею дохода в указанном размере». О сбережениях за предыдущие годы, как видим, в белгородском суде слышать не хотят.

Разъяснение юриста Юрия Мирзоева на специализированном юридическом форуме zakon.ru выдержано в стилистике, далекой от присущей его профессии сдержанности и выверенности формулировок: «Налоговые органы Белгородской области придумали ЧУДОВИЩНО НЕЗАКОННУЮ схему отъема денежных средств у налогоплательщиков — физических лиц — в пользу бюджета, а суды общей юрисдикции их поддержали». Мирзоев — не единственный специалист, обеспокоенный подобным подходом. В октябре 2014 года в профильном бухгалтерском журнале «Главная книга» опубликована статья А.В. Зацепина «Живете не по средствам? ИФНС идет к вам!». Автор критикует опыт белгородских налоговиков и предостерегает от его распространения на другие регионы страны.

А газета «Известия» заинтересовалась делом белгородца Олега Андропова, прикупившего себе несколько соток земли. Скорее всего, сотрудники ИФНС решили проверить покупателя после регистрации участка в Росреестре. Проверка выявила, что Андропов несколько лет не декларировал доходы и не работал легально. Соответственно, прочие аргументы — например, наличие тех же сбережений за минувшие годы — в расчет приняты не были. Районный и областной суды приняли сторону инспекторов. Итог — выплата 13 процентов от стоимости участка в виде доначисления по подоходному налогу.

«В данном деле у налоговиков была сильная позиция, поскольку человек купил земельный участок, однако никаких доходов не декларировал и не смог доказать, что купил этот участок не за свои деньги, а, например, с помощью кредита», — приводит газета мнение Дмитрия Липатова, партнера компании «Налоговик». Однако более углубленный анализ белгородской правоприменительной практики показывает, что при судебных спорах с региональными налоговиками не помогут ни ссылки на взятое взаймы, ни справка о банковском кредите, ни свидетельства родни об оказании денежной помощи.

Пример тому — апелляционное определение по делу «Инспекция ФНС России по г. Белгороду против Ч.И. и Ч.Э.» (женщины, купившей автомобиль в личное пользование, и ее мужа, также не сумевших доказать свою добросовестность в качестве налогоплательщиков):

«Вопреки положениям статьям 6, 12, 56, 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ответчики не представили суду сведения о доходах займодавца М. с целью доказывания наличия у него реальной возможности передать денежные средства в долг в размере <…>.

Поскольку автомобиль приобретен Ч.И. в период брака и является совместно нажитым имуществом супругов, суд обоснованно в соответствии с положениями абз. 2 ч. 3 ст. 40 ГПК привлек ее супруга — Ч.Э. к участию в деле. Ответчики не представили доказательств приобретения автомобиля за счет доходов, с которых был уплачен налог, и суд пришел к обоснованному выводу о взыскании недоимки по НДФЛ только с Ч.И., которая выступает приобретателем транспортного средства и плательщиком налога на доходы физических лиц. <…>

Кроме того, суд правильно указал, что получение Ч.Э. нецелевого кредита в Сбербанке в размере 328000 рублей также не свидетельствует о внесении данных денежных средств в счет оплаты стоимости автомобиля».

В управлении ФНС по Белгородской области не располагают точной статистикой по количеству дел о налоговых доначислениях. Однако и уже существующих, как принято говорить, кейсов хватило для широкой дискуссии в профессиональном сообществе. Многие, как и Юрий Мирзоев, тоже не стеснялись в выражениях. Так, суды общей юрисдикции (СОЮ) следует, по словам участников форума для юристов, «гнать... тряпками» от налоговых дел. Поскольку в тонкостях взаимоотношений сотрудников ФНС и граждан там — по мнению и сторонников и противников белгородского опыта — разбираются гораздо слабее, чем в арбитражах.

По поводу всего остального — разброс мнений. «Забавно, конечно. Мы тут все такие честные и борцы за справедливость, но черные зарплаты государство не вправе трогать своими грязными руками, взыскивая тринадцатипроцентный налог», — иронизирует московский юрист Святослав Пац. «Мне ближе —невиновен, если не доказано обратное, — парирует Сослан Каиров из юридической компании «Митра». — Недобросовестность должна быть установлена "на выходе" из суда, а не "на входе". Соответственно, в такой же логике должны выстраиваться любые публично-правовые отношения... Вряд ли основные российские проблемы обусловлены наличием серых зарплат. Голову змеи не надо рубить с хвоста, она вас еще не раз укусит». «Даже если налоговый орган докажет недобросовестность налогоплательщика, это не дает право налоговому органу доначислять налоги вне процедур установленных Налоговым кодексом РФ, — уточняет Мирзоев. — Более того, стандарт доказывания в налоговых делах, как и в уголовных, должен быть намного выше, чем в гражданских, поэтому одних косвенных фактов, указывающих на недобросовестность, явно недостаточно».

«Практически любой купец (предприниматель, занимающийся торговой деятельностью, — Прим. «Ленты.ру») или производственник может рассказать не одну историю о том, как доблестная налоговая сначала требует уплаты денег в бюджет, а только потом ищет к тому основания», — напоминает Максим Доценко из московской юридической фирмы «Михаил Архангел». Ему и другим коллегам возражает Алексей Артюх: «Да, позиция суда и инспекции несколько вызывающа и непривычна, но это лишь в нашей ментальности зарплат в конвертах и абсолютной тайны в вопросах соотношения расходов и доходов. Почему-то многие готовы поддержать того же Навального в его инициативе по ратификации [Россией] 20-й статьи Конвенции ООН против коррупции о незаконном обогащении чиновников, однако когда дело касается не госслужащих или, не дай бог, их самих — тут же прячутся в кусты. Непоследовательная и неконструктивная позиция получается».

Кого и куда нужно присылать вначале — двадцатую антикоррупционную статью к нечистым на руку чиновникам или российскую налоговую с судами к гражданам, скопившим на машину, квартиру либо участок, — вопрос и юридический, и экономический, и, конечно же, политический. В сентябре Верховный суд РФ отказал в передаче жалобы Натальи Линник для рассмотрения в судебном заседании. Считать ли это окончательной позицией высшего судебного органа страны по всем «белгородским делам» или же по другим жалобам последует более подробное разъяснение?

Хочется знать, чего ожидать в масштабах страны. Понимая, разумеется, что неожиданный поиск источников пополнения бюджета в карманах граждан — дело, освященное многовековой практикой.

Обсудить
Маттео РенциNo, синьор Ренци!
Итальянские избиратели не поддержали реформы премьер-министра
Ради денег и справедливости
Взлет и падение создателя величайшей наркоимперии
Пекин«Все меньше остается от старого Пекина»
Как меняется жизнь китайской столицы при Си Цзиньпине
Франсуа ФийонПравый друг
«Пророссийский кандидат» Франсуа Фийон — фаворит президентской гонки во Франции
Анастасия Белокопытова «Не считала, сколько трачу в месяц»
История уроженки Рязани, переехавшей в Австрию
Тренируйся, как ангел
Чем занимаются топ-модели в спортзале
Они так видят
Самые популярные фотографии Instagram за ноябрь
В двух экземплярах
Они знамениты тем, что похожи на знаменитостей
Длительный тест Kia Optima нового поколения
Первые впечатления от корейского конкурента Toyota Camry
Когда, кому и за что дарили автомобили?
Fiat для девушки Playboy, Hyundai для «Мисс Россия 2016» и Porsche для тренера по борьбе
«Вы приехали»
Длительный тест Toyota Camry с «Яндекс.Навигатором»
Безумные трюки грузовиков Volvo
Самые необычные видеоролики с грузовиками Volvo
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи
Конец близок
Уходящий 2016 год может стать последним для ипотеки
Лестница в ад
Неприглядная правда об интеллигентных обитателях центра Москвы
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить