Документ дня: Противовес «Исламскому государству»

Шиитские ополченцы Организации Бадр — главные противники джихадистов в Ираке

Бойцы Организации Бадр
Бойцы Организации Бадр
Фото: Hadi Mizban / AP

Организация Бадр — иракская политическая партия и одновременно вооруженное ополчение, состоящее из шиитов. Лидер Бадра Хади аль-Амири в прошлом опытный полевой командир, а сегодня — политик-тяжеловес, чье влияние стремительно растет. «Лента.ру» предлагает читателям перевод статьи из Foreign Policy, рассказывающей о связях шиитских ополченцев с Ираном и об их противостоянии суннитским джихадистам.

Перед вами Хади аль-Амири, глава одного из самых боеспособных шиитских ополчений Ирака, открыто поддерживающий Иран. Его кровожадные бойцы, пожалуй, единственные, кто может остановить радикалов из «Исламского государства» (ИГ).

За последние тридцать лет Амири прошел путь от партизана, сражавшегося на стороне Ирана против родного Ирака, до известного полевого командира, управляющего «эскадроном смерти», и члена парламента в Багдаде, где его считают ключевой фигурой в борьбе с ИГ. «Иракцы ценят в людях смелость», — так Амири объясняет свои достижения.

Наша встреча проходит в саду его особняка, находящегося в хорошо защищенном и укрепленном районе Багдада, так называемой «зеленой зоне». Амири сменил военную форму, которая была на нем во время недавнего посещения пограничных с ИГ территорий, на костюм в тонкую полоску; воротник рубашки расстегнут. Он производит впечатление человека серьезного, под его взглядом становится не по себе, однако он с радостью готов обсудить свои последние политические и военные успехи.

Амири возглавляет Организацию Бадр, в прошлом — шиитское вооруженное формирование, прославившееся во время гражданской войны в Ираке своей жестокостью. Сегодня Организация Бадр — политическая партия, поддерживающая военное крыло Верховного исламского совета Ирака. Хотя Амири принимал участие в политической жизни Ирака с 2003 года, в заметную фигуру он превратился лишь недавно, когда правительству пришлось привлечь ополченцев-шиитов для войны против ИГ.

Глядя на стремительный взлет Амири, понимаешь, как борьба с джихадистами преобразует иракскую политику. Проирански настроенный Амири больше заинтересован в том, чтобы создать сеть из соратников-шиитов, чем в налаживании отношений с суннитами. При этом себя он склонен позиционировать скорее как полевого командира, чем как политика. «Я четыре года трудился не покладая рук, но никто не обращал на это внимания. И вот каких-то четыре месяца, и мое имя у всех на слуху, — говорит Амири. — Это потому что люди любят тех, кто их защищает».

Этим летом правительственные силы Ирака были деморализованы, и шиитская армия Амири оказалась незаменимой в борьбе с ИГ. После падения Мосула Амири со своими людьми отправился в провинцию Далия на северо-восток от Багдада и одержал ряд быстрых побед над боевиками. Тогдашний премьер-министр Нури Аль-Малик, воодушевленный успехами Бадра, не только продолжил оказывать поддержку этой организации, но и перевел правительственные войска в регионе под командование Амири.

Задачей нового иракского правительства, возглавляемого Хайдером аль-Абади, было провозглашено налаживание отношений между тремя главными этно-конфессиональными силами Ирака: суннитами, шиитами и курдами. Однако влияние Амири после смены состава кабмина лишь усилилось. Лидер Бадра прекрасно понимает, что без его поддержки новый премьер попадет в крайне затруднительное положение. «Я предложил как-то Абади: мы сдаем все оружие и расходимся по домам. Но когда боевики ИГ возьмут Багдад, это уже будет не нашей проблемой», — делится Амири забавной историей, которая тут же вызывает смешки среди его помощников.

Абади не только оставил область Дияла под контролем Амири, но еще и доверил ему ключевой для безопасности Ирака пост. Изначально новый премьер-министр предполагал, что возглавит Министерство внутренних дел сам Амири. Однако многие законодатели сочли, что подобное назначение вызовет недовольство суннитов. С другой стороны, представители Бадра утверждают, что главной помехой стали американцы, решившие, что назначение Амири нарушит обещание Абади включить в состав правительства больше суннитов. Но Амири в любом случае в выигрыше: пост главы МВД в итоге достался его подчиненному из Бадра. Министерство внутренних дел — главный государственный орган, ответственный за безопасность. Под его контролем и полиция, и службы разведки, причем на закупку вооружения МВД тратит даже больше, чем Министерство обороны.

Но это не значит, что Амири остановится на достигнутом. Его теперешняя война с ИГ — всего лишь звено в цепи кампаний, начавшейся, когда 20 лет назад он отправился воевать против Саддама Хусейна. Борьба с иракским диктатором определила всю последующую судьбу Амири, накрепко связав его с Ираном. «Я кое-что поясню для вас: если я и могу чем-то гордиться, так это участием в сопротивлении режиму Саддама Хусейна», — говорит Амири, откидываясь на спинку стула.

На первых порах он старался подорвать режим Хусейна изнутри. Затем сражался на стороне Тегерана в ирано-иракской войне (тогда Амири освоил навыки повстанческой борьбы, в том числе изготовление взрывчатки, убийства и киднеппинг). Бадр был создан в тот период и впоследствии участвовал в восстаниях против саддамовского режима в начале 1990-х, атакуя цели на юге Ирака. В те годы Амири, по его собственным словам, понял, что быть вместе с соратниками на поле боя гораздо важнее, чем руководить сражением издалека.

«Иранцы поддерживали нас тогда, поддерживают и сейчас. Если бы не они, Багдад бы уже давно был во власти ИГ», — вспоминает Амири.

Организация Бадр вновь оказалась в центре всеобщего внимания уже в пост-саддамовский период, зарекомендовав себя как наиболее грозное шиитское ополчение в стране. Численность бойцов этой структуры достигает десяти тысяч человек. А в арсенале, помимо легкого вооружения, есть и ракетные комплексы с танками. Сейчас организация ведет бои не только в провинции Далия, но и в регионе Бабиль, что к югу от Багдада, а также на окраинах столицы.

Недавно Амири записал себе на счет еще одну победу: объединенные силы Организации Бадр при поддержке других шиитских формирований и правительственных войск освободили от боевиков ИГ находящийся неподалеку от Багдада город Джурф аль-Сахар. Операцию провели в преддверии дня поминовения имама Хусейна (Ашуры), чтобы защитить паломников-шиитов, чей маршрут пролегал в опасной близости от города, занятого суннитскими радикалами. Кроме того, по словам Амири, освобождение города обеспечило безопасность столицы. «Теперь ИГ уже не может угрожать Багдаду», — заявил он.

Сторонники Амири стараются, чтобы все узнали о его победах: во время атаки на Джурф аль-Сахар в прессе появилось множество фотографий, на которых Амири, склонившись над картами, будто бы планирует боевую операцию. На других снимках, сделанных неподалеку от города, Амири запечатлен вместе с генералом иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР) Касемом Сулеймани, руководителем элитного подразделения этой структуры — Кодс. Два командира не впервые сражаются плечом к плечу — не так давно они уже участвовали в совместной операции по освобождению города Амерли. Тогда их тоже сфотографировали вместе — во время молитвы.

Сам Амири охарактеризовал Сулеймани как «друга, хорошего человека и бойца», добавив, что его организация «гордится» союзом с Тегераном. «Здесь нечего скрывать, — сказал он. — У нас граница с Ираном протяженностью 1400 километров, мы соседи, что нам еще делать? Мы не временные гости в Ираке, чтобы просто взять и уехать отсюда».

Хотя команда Амири и Сулеймани добилась успеха в борьбе с ИГ, победы даются ей ужасной ценой. После взятия Джурф аль-Сахара шиитских ополченцев обвинили в военных преступлениях. Источники в иракском правительстве и западных спецслужбах утверждают, что шииты пытали и казнили некоторых пленных бойцов ИГ, а также суннитов, подозреваемых в симпатиях к этой группировке.

Эксперт Human Rights Watch Эрин Эверс заявила, что Организация Бадр виновна в «систематических» проявлениях жестокости. «Бригада Бадр обвиняется в похищениях и казнях без суда и следствия, мародерстве и сжигании домов суннитов, а иногда и разорении целых деревень», — рассказала она.

По мнению Амири, все это — не более, чем перегибы на местах. «Конечно, мы совершали ошибки, — признался он. — И я уверен, что до сих пор их допускаем». Но, по его словам, преступления совершаются добровольцами, не прошедшими должного инструктажа, а не регулярными подразделениями Бадра, находящимися под его командованием.

Амири рассказал, что, когда после падения Мосула многие шииты взялись за оружие, Организация Бадр помогла упорядочить их отряды. Наблюдавшиеся нарушения, по его мнению, не отличаются от того, что совершается в Соединенных Штатах. «Каждый день мы смотрим американские фильмы о гангстерах и ворах. Это же американская действительность, не так ли? — уточнил он  — Так вот, она ничем не отличается от иракской».

По мнению же Эвер, если учесть кровавую историю Организации Бадр, это объяснение не выглядит убедительным. Из сообщения американского посольства в Ираке от 2009 года, опубликованном на сайте WikiLeaks, известно, что члены Бадра внедрились в иракскую службу безопасности. Используя свое положение, они массово казнили и пытали суннитов. В сообщении также говорится, что Амири лично приговорил около двух тысяч суннитов к смерти. «Одним из его излюбленных методов казни, как утверждают, было просверливание черепа электрической дрелью», — утверждается в донесении.

По мнению Эверс, при Амири на посту главы МВД Ирака подобных злоупотреблений может стать еще больше. «Мы внимательно следим за тем, как шиитские ополченцы приходят к власти в Ираке», — отметила она.

Амири, естественно, смотрит на это иначе. Он считает шиитских боевиков — Амири называет их «добровольцами» — не угрозой, а козырем в войне с «Исламским государством». В то время как иракская армия дрогнула перед натиском ИГ, командир Организации Бадр, возглавив шиитское ополчение, очистил от джихадистов часть провинции Дияла, и лишь потом позвал туда военных, чтобы те защищали эту территорию.

«Главная проблема иракской армии — низкий боевой дух, — объяснил он причину целого ряда поражений военных в западной провинции Анбар. — У тех, кто идет на войну добровольно, боевой дух всегда выше».

Возвышение Амири — это та цена, которую Багдад платит за войну с ИГ. Даже если иракскому правительству удастся отразить натиск джихадистской группировки, в результате противостояния может произойти усиление шиитов, что чревато еще более серьезным конфликтом в будущем.

Амири, по мнению чиновников и политологов, всегда рассматривал государственные посты, как способ обогатить себя и своих сторонников, а не как возможность послужить государству. Пост министра транспорта, который он занял в 2010 году, казалось, не соответствовал его реальному политическому весу, но Амири был удовлетворен. «Это министерство не представляет особой значимости, если вы, конечно, по совместительству не лидер ополчения», — полагает Кирк Соуэлл, эксперт по политическим рискам и издатель информационного бюллетеня Inside Iraqi Politics. По его мнению, Амири использовал власть, чтобы усилить связи с Ираном и обогатить свою организацию за счет министерских денег, которые он переводил в подставные организации, связанные с Организацией Бадр.

Как сообщается, Амири на посту министра транспорта разрешил Ирану использовать воздушное пространство Ирака для доставки оружия сирийским войскам, сражающимся с преимущественно суннитской оппозицией. Пожалуй, самым показательным случаем использования министерских полномочий в своих целях был разворот иракского борта обратно в Бейрут по приказу Амири из-за того, что его сын опоздал на рейс.

«Я ненавидел этого человека!» — воскликнул представитель Iraqi Airways (национальный перевозчик, подчиняющийся министерству транспорта). Работник компании рассказал, что в министерстве при Амири процветало кумовство, а лояльность ценилась выше компетенции и квалификации. Повышение могли получить только члены Организации Бадр. «(Амири) работал в интересах своей организации, а не страны», — вспоминает он. Амири ставит грубую силу выше дипломатии, когда речь заходит о противоречиях между различными общинами в Ираке. «Нужно создавать больше “зеленых зон”, — ответил он на вопрос, чтобы он сделал для усиления безопасности в столице Ирака. — Если бы в течение последних 11 лет мы создавали в год по одной “зеленой зоне”, то сегодня весь Багдад был защищен».

Контроль на входе в укрепленную «зеленую зону», где живет Амири и другие представители иракской политической элиты, серьезнее, чем в некоторых американских аэропортах. Однако для Амири этого недостаточно. В идеале, считает он, каждый член парламента должен иметь собственный укрепрайон с личными телохранителями.

Амири — далеко не единственный иракский чиновник, использовавший свой пост в личных целях или пытавшийся вернуть стабильность в Ирак обреченными на провал методами. США скорее беспокоят его связи с Ираном, нежели его возможная коррупционная деятельность.

Один из соратников Амири в парламенте, лидер шиитского блока, лояльного имаму Муктаде ас-Садру, Дия аль-Асади признал, что не может отрицать сильного иранского влияния на Организацию Бадр. «Политически, Амири лоялен Ираку и иракскому правительству, — отметил Асади. — Но Иран останется для него ценностным ориентиром».

Хотя Амири считает, что помощь со стороны Ирана бесценна, по его словам, она ограничивается лишь инструктажем и советами. «Все патроны мы получали только от иракского правительства, — признался Амири. — Напрямую от Ирана не поступает никакого оружия, все приходит от государства».

«Кроме того, — добавил Амири, — мы не испытываем недостатка в оружии. Ведь мы — часть правительства Ирака».

Обсудить
Мир
 — 
00:14 23 марта 2017

Китайский интерес

Пекин желает смерти уйгурским боевикам в Сирии, но вмешиваться в войну не готов
Обреченный на разрушение
Как живется людям на исчезающем острове в городской черте Архангельска
Петр Лидов-Петровский: «Послужите! Людьми станете»
Стоит ли сегодня уклоняться от призыва в российскую армию
«Движуха, которой раньше не было»
Что стоит за протестной активностью юных россиян
Владимир Путин и Хасан РуханиНе союзники, но партнеры
Рухани привез в Москву соглашения на миллиарды долларов
Два года для развода
Сколько времени понадобится Британии, чтобы выйти из ЕС
Displaced people from the minority Yazidi sect, fleeing violence from forces loyal to the Islamic State in Sinjar town, walk towards the Syrian border, on the outskirts of Sinjar mountain, near the Syrian border town of Elierbeh of Al-Hasakah Governorate August 11, 2014. Islamic State militants have killed at least 500 members of Iraq's Yazidi ethnic minority during their offensive in the north, Iraq's human rights minister told Reuters on Sunday. The Islamic State, which has declared a caliphate in parts of Iraq and Syria, has prompted tens of thousands of Yazidis and Christians to flee for their lives during their push to within a 30-minute drive of the Kurdish regional capital Arbil. Picture taken August 11, 2014. REUTERS/Rodi Said (IRAQ - Tags: POLITICS CIVIL UNREST TPX IMAGES OF THE DAY) FOR BEST QUALITY IMAGE ALSO SEE: GM1EA8M1B4V01Дважды отверженные
Почему от женщин, вырвавшихся из плена боевиков, отворачивается общество
Больно, но полезно
Китай готовится к реформе госкорпораций, чреватой социальным взрывом
Participants attend a gay pride parade in central Istanbul June 30, 2013. Tens of thousands of anti-government protesters teamed up with a planned gay pride march in Istanbul. Crowds were stopped by riot police from entering Taksim, the centre of previous protests, but the atmosphere appeared peacefulОпасное интернет-проникновение
Грозит ли подъем геев-мусульман исламскому миру
Цель — premium
«Дочка» Hyundai — Genesis — презентовала новую модель
Мясо по-бразильски
Чем для российского рынка обернется скандал с некачественной южноамериканской говядиной
Диалектика «Платона»
Как система взимания платы становится инструментом борьбы с поборами на дорогах
Небо Индокитая
Что принесет России LIMA 2017
Как оформлялась сталь
Какие новшества готовит Росгвардия для российских владельцев стволов
Не уберегли
Как в изоляторах погибают ключевые свидетели по антикоррупционным процессам
Срисовали
Как разоблачили банду, охотившуюся на картины знаменитых художников
Красный — новый черный
Зачем люди скупают допотопные компьютеры и свитеры Apple
Фарту масти
Как простые русские парни становятся легендами киберспорта
Замороженная стволовая клетка человека Внутренние бомбы
Как клеточный суицид помогает против рака и старости
«Клетка»Приятного аппетита
Как балерины Большого театра убили и съели всех мужчин труппы
Глубины глубинки
Редкие картины русского авангарда на выставке «До востребования. Часть II»
Неиллюзорная красота
Как постичь тайны мироздания через женские формы
Михаил Айзенберг: Вне образа и подобия
Культура как способ существования
«Митинги обсуждают покруче, чем Диану Шурыгину»
Администратор «Двача» о нравах и протестных настроениях современных подростков
Поставщик мемов
Как психованный актер сражается с могущественной армией интернет-троллей
«Белые не хотят, чтобы мы размножались»
Почему чернокожие националисты хотят вернуть себе технологии пришельцев
Катя Клэп«Ты же девушка, сиди дома и вари борщи»
Как самые популярные женщины Рунета противостоят ненавидящим их школьникам
Первый тест премиального «корейца» Genesis
Смог ли обновленный Genesis G80 догнать «немецкую тройку»? Спойлер: нет
Тест: когда появились «поворотники» и ночное видение?
Непроходимый тест на знание истории… автомобиля!
Место, где живут мозги
Как выглядят штаб-квартиры известнейших автомобильных компаний
Невспаханная «Нива»
12 модификаций легендарного внедорожника, о которых вы не знали
Талант расправил плечи
Лучшие архитектурные проекты 2017 года: от города в пустыне до термальных ванн
Адская машина
Ученые и урбанисты придумали, что делать с заполонившими города автомобилями
«Если у тебя нет любовника, квартире взяться неоткуда»
Исповедь россиянки, ставшей ипотечницей в 20 лет
Тариф «Хватит»
За услуги ЖКХ можно платить в разы меньше