Советский Бриллиант

Взлет и падение красного червонца

В истории российских финансов есть крайне интересный период, который при всей своей кажущейся известности изучен явно недостаточно. Речь о введении золотого червонца в 1924 году. О том, кто подготовил эту реформу, остановившую гиперинфляцию и возродившую российскую экономику, сейчас практически не вспоминают.

«В Народном комиссариате финансов постоянная большая статья расходов — закупка новых лампочек. У населения острая недостача электрических лампочек, и сотрудники наркомата их вывинчивают и уносят домой. Нарком Сокольников находит гениальный выход: заводу, поставляющему лампочки, предписано гравировать на каждой лампочке: "украдено в Наркомфине"», — вспоминал бывший секретарь Сталина Борис Бажанов. Кто же этот человек, столь остроумно решивший извечную российскую проблему?

Гирш Янкелевич Бриллиант (он же Григорий Яковлевич Сокольников) появился на свет в городе Ромны Полтавской губернии в 1888 году в семье врача Либаво-Роменской железной дороги, коллежского советника Янкеля Моисеевича Бриллианта. Вскоре после рождения сына семья переезжает в Москву, отец приобретает аптеку на Трубной площади (это здание сохранилось до сих пор). Гирш-Григорий оканчивает с отличием 5-ю Московскую гимназию (в одном с ним классе учится Осип Брик, а двумя классами младше — Борис Пастернак) и поступает на юридический факультет Московского университета. Однако получить высшее образование в России ему не удалось.

В 1905 году Григорий вступает в Российскую социал-демократическую рабочую партию (РСДРП), ведет подпольную работу в Москве, принимает активное участие в Декабрьском восстании. Несмотря на юный возраст (ему всего 17 лет) становится членом Сокольнического ревкома партии и берет себе партийный псевдоним Сокольников. Осенью 1907 года он арестован и через полтора года следствия по приговору Московской судебной палаты сослан в Сибирь на вечное поселение. В селе Рыбном Енисейской губернии Сокольников задержался ненадолго. Через шесть недель после прибытия на поселение он бежит за границу и уже осенью 1909 года приезжает во Францию.

Помимо партийной деятельности, в эмиграции Сокольников не забывает и об образовании. Поступив на юридический факультет Сорбонны, он оканчивает его в 1914 году и начинает научную работу в докторантуре факультета экономики. В апреле 1917 года бывший Бриллиант вместе с бывшим Ульяновым прибывает в Петроград.

Сразу после Октябрьского переворота, в ноябре-декабре 1917 года 29-летний Сокольников руководит национализацией и реорганизацией частных банков, с 30 декабря 1917-го возглавляет Комиссариат бывших частных банков, вскоре вошедший в состав Народного комиссариата финансов (Наркомфина). Участвует в переговорах с Германией — его подпись стоит под Брестским мирным договором. Заслуга, скажем прямо, сомнительная. В годы Гражданской — член Реввоенсоветов разных уровней, командующий 8-й армией, командующий Туркестанским фронтом.

Именно Сокольников был одним из инициаторов привлечения к работе в рядах Красной армии так называемых военспецов — офицеров старой императорской армии. Он же резко выступал против «расказачивания». В Туркестане весной 1921 года Сокольников, боровшийся не только с басмачами, но и с экономическими проблемами в крае, принял решение полностью вывести из оборота местные денежные знаки (так называемые туркбоны), обменяв их по курсу 10 к 1 на советские рубли (совзнаки). Таким образом не только была достигнута унификация денежного обращения, но и серьезно сокращен объем ничем не обеспеченной денежной массы в Туркестане.

Осенью 1921 года Сокольников назначен членом коллегии Наркомфина, весной 1922-го — заместителем народного комиссара финансов, осенью того же года — наркомом финансов РСФСР, а в июле 1923-го после образования Наркомфина СССР он возглавил это учреждение. Ситуация в стране была крайне тяжелой, рубль к осени 1921 года по сравнению с 1914-м обесценился в десятки тысяч раз. Советское правительство привлекло к решению возникших проблем целый ряд финансистов и экономистов, имевших опыт работы в финучреждениях дореволюционной России. Однако эта мера оказалась сильно запоздавшей — из-за неурожая 1921 года поступление продовольствия на рынок резко сократилось. Как следствие — цены с октября 1921-го по май 1922-го выросли в 50 раз.

Удорожание продовольствия вынудило правительство повысить уровень зарплат, а значит, включить печатный станок. Избыточная эмиссия совзнаков привела к резкому росту инфляции, которая ставила крест на восстановлении экономики после Гражданской войны. На эти панические действия советской власти Сокольников реагировал крайне жестко: «Если у нас возле Иверской часовни на стене написано: "Религия — опиум для народа", то я бы предложил возле ВСНХ повесить вывеску: "Эмиссия — опиум для народного хозяйства"».

Осенью 1921 года декретами Совета народных комиссаров (СНК) и Всероссийского центрального исполнительного комитета (ВЦИК) был учрежден Госбанк РСФСР, еще без эмиссионного права. В Наркомфине состоялось первое крупное совещание по регулированию денежного обращения с участием привлеченных специалистов. Большинство из них смотрели на перспективы рубля весьма скептически, полагая, что устойчивая валюта может появиться только в результате восстановления экономики. К примеру, член коллегии Наркомфина Отто Юльевич Шмидт (впоследствии известный полярник) считал, что к этому вопросу следует вернуться не ранее, чем через десять лет. Сокольников же, оставаясь в меньшинстве, говорил о том, что при падающем совзнаке восстановить экономику невозможно, а потому надо искать способы создания устойчивой валюты.

Бывший банкир и бывший миллионер, а ныне простой совслужащий Владимир Тарновский предложил Наркомфину жесткий, но крайне эффективный ход. Эмиссию стремительно обесценивающихся совзнаков, покрывающую бюджетный дефицит, не прекращать. Однако параллельно выпустить банкноты, обеспеченные золотом и инвалютой — они и запустят коммерческий оборот. С одной стороны, финансовая система стабилизируется — людей не ограничивали в совзнаках и никаких конфискационных мер правительством не предпринималось. С другой — формировался стимул для открытой коммерции и фактически демонтировался черный рынок.

Сокольников считал, что Госбанку необходимо предоставить право выпуска своих бумажных денег, называемых в отличие от государственных денежных знаков (совзнаков) «кредитными билетами Государственного банка». Билеты Госбанка должны обеспечиваться принадлежащими банку и заложенными у него золотом, благородными металлами, иностранной валютой и другими ценностями и товарами, а равно векселями и обязательствами. Камнем преткновения стало то, что Тарновский мыслил крайне масштабно и полагал, что золотой советский рубль следует вводить не как временный, а как постоянный финансовый инструмент и, кроме того, изначально позиционировать его как мировую валюту.

Сокольников всецело выступал на стороне Тарновского и в кратчайшие сроки смог преодолеть сопротивление профессиональных революционеров, считавших деньги пережитком капиталистического прошлого и инструментом эксплуатации трудящихся. Однако катастрофическая ситуация, сложившаяся в РСФСР, доходчиво объясняла различие между марксистской теорией и практикой.

25 июля 1922 года был принят декрет Совнаркома «О предоставлении Государственному банку права выпуска в обращение банковских билетов». В октябре того же года Совнарком издал декрет «О предоставлении Госбанку права выпуска банковских билетов». В декабре советские червонцы появились в обращении. По поводу названия новой валюты также велась жаркая дискуссия. Пламенные революционеры хотели назвать ее «федералом». Имелись и старорежимные предложения: целковый, гривна и червонец. Целковый у населения ассоциировался с серебряным рублем, гривна была скомпрометирована в период существования УНР, а под червонцами все понимали золотую монету, выпущенную в царствование Николая II, так что разночтений тут быть не могло.

В ходе подготовки реформы один из основных сторонников введения золотого обращения экономист Леонид Юровский был назначен заместителем начальника валютного управления, причем в сферу его деятельности входило регулирование всей денежной политики и разработка мер по оздоровлению денежного обращения. Слово секретарю Сталина Борису Бажанову: «Народный комиссар финансов Сокольников, проводящий денежную реформу, представляет на утверждение Политбюро назначение членом коллегии Наркомфина и начальником валютного управления профессора Юровского. Юровский — не коммунист, Политбюро его не знает. Кто-то из членов Политбюро спрашивает: "Надеюсь, он марксист?" — "Что вы, что вы, — торопится ответить Сокольников, — валютное управление, там надо не языком болтать, а уметь дело делать"».

Через 12 дней после назначения 22 августа Юровского поместили под домашний арест. Вместе со своими друзьями Николаем Бердяевым и Семеном Франком он должен был покинуть страну, и лишь заступничество Сокольникова спасло его от депортации. Что же послужило причиной ареста? Дело в том, что Юровский в своей статье в журнале «Экономическое возрождение» предложил для уменьшения бюджетного дефицита сократить военные расходы. Разумеется, бдительный товарищ Владимир Сарабьянов расценил это как призыв к ликвидации Красной армии с понятными последствиями для Юровского. В 1938 году Юровский был расстрелян на полигоне «Коммунарка». Сарабьянов умер своей смертью в 1952 году и похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Благодаря усилиям Сокольникова в октябре 1922 года Юровского назначили представителем Наркомфина в Совете по эмиссионным делам при Госбанке. Он стал «глазами» Григория Яковлевича, следившими за денежным станком. В декабре 1922 года Юровский пишет Сокольникову: «К вновь заработавшему печатному станку протянется много рук и отчасти рук очень сильных». Угрозу для денежной реформы по-прежнему представляла эмиссия совзнаков. В первом полугодии 1923 года около трети бюджетных расходов финансировалось за счет эмиссии. Взбешенный Сокольников на заседании ВЦИК предложил расстреливать руководителей ведомств и предприятий, требовавших допэмиссии для покрытия долгов по заработной плате и контрактам. Советские олигархи отделались лишь легким испугом. Тем не менее летом 1923 года ВЦИК принял постановление, согласно которому с 1 января 1924 года СССР эмиссия для покрытия дефицита прекращалась.

К сожалению, реализовать это постановление не удалось, потому что к осени из-за надежд на скорую социалистическую революцию в Германии многократно возросли военные расходы. Их рост скрывался от специалистов, бреши закрывали допэмиссией. Реформа забуксовала. Однако процесс формирования валютного рынка уже был запущен. В феврале 1924 года советское правительство все же остановило эмиссию и приступило к обмену совзнаков на бумажные рубли. Первоначальный курс был установлен на уровне полмиллиона совзнаков 1923 года (или 500 миллиардов старых рублей) за один золотой червонец или 10 рублей. Из-за острой нехватки мелких купюр в ряде регионов курс был на 20-30 процентов выше. В апреле 1924 года совзнаки прекратили хождение. Формально новые рубли не были привязаны к червонцу, но фактически установленный курс в 10 рублей за червонец более не менялся, и две параллельно существовавшие в стране валюты объединились в одну.

Червонец Сокольникова-Юровского-Тарновского соответствовал дореволюционному червонцу и обеспечивался на четверть стоимости золотом, драгоценными металлами и иностранной валютой, а на 75 процентов — товарами и краткосрочными обязательствами. В 1925 году советский червонец официально котировался на биржах ряда стран Европы и Азии, а операции с ним проводились в Великобритании, Германии, США и многих других странах. На тот момент это была одна из самых сильных мировых валют, ценившаяся выше британского фунта и стоившая более 5 долларов США. В мае 1924 года Зиновьев жаловался на XIII съезде партии: «На внешней торговле накопили сто миллионов иностранной валюты — не знаем, куда деть».

Любопытно, что червонец как золотая монета, отчеканенная в 1922 году одновременно с эмиссией бумажного червонца, первоначально потерпел фиаско на мировом рынке. Иностранцы категорически не хотели работать с монетами, украшенными советской символикой. Сокольников со страшным скандалом продавливает изменение дизайна монет и… на Запад идут отчеканенные в СССР золотые монеты с двуглавым орлом и профилем последнего царя.

На XIV съезде Всесоюзной коммунистической партии (большевиков), ВКП(б), в 1925 году Сокольников был единственным, кто выступил за снятие Сталина с поста генерального секретаря партии. Его поддержка Зиновьева, Каменева и (на тот момент) Крупской стоила ему поста наркома финансов и членства в Политбюро. Прощаясь с коллегами в Наркомфине, он сказал: «Только благодаря тому, что комиссариат и общественное мнение сотрудников в достаточной степени давали возможность развернуться работе специалистов финансовой науки и финансовой практики, только благодаря этому и были возможны те плюсы, которые достигла строительская работа НКфина». Григорий Яковлевич получил почетную отставку в виде поста зампреда Госплана СССР. Через два года, на XV съезде партии, Сокольников выступает против политики коллективизации и в поддержку развития промышленности в рамках НЭПа.

Дальнейшая судьба его была предрешена. 26 июля 1936 года Сокольников был арестован по делу «Параллельного антисоветского троцкистского центра», исключен из партии, 30 января 1937 года приговорен к 10 годам тюрьмы и по официальной версии 21 мая 1939-го убит заключенными в Верхнеуральском политизоляторе. По иным данным, в тот день его застрелили сотрудники НКВД в Тобольской тюрьме. 12 июня 1988 года Григорий Яковлевич Сокольников-Бриллиант был посмертно реабилитирован Пленумом Верховного суда СССР, а 16 декабря того же года восстановлен в КПСС.

Золотой червонец в дизайне 1923 года вновь был выпущен в 1975 году и чеканился вплоть до 1982 года (всего выпущено 3 350 000 монет). Сейчас червонец Сокольникова — законное платежное средство на территории России, одна из основных инвестиционных монет Банка России. Его цена по состоянию на начало декабря 2014 года составляет около 22 тысяч рублей. Это самое лучшее подтверждение того, что реформа 1922-1924 годов была верным, хотя и крайне жестким решением.

Обсудить
00:01 8 декабря 2016
Владимир Путин проводит совещание с постоянными членами Совета безопасности РФ в Кремле

За свой счет

Владимир Путин и Совбез нашли точку опоры для российской экономики
Сергей Лавров и Джон Керри, архивВ центре внимания
Почему Лавров стал самым популярным политиком на СМИД ОБСЕ в Гамбурге
«Верните наше будущее!»
О чем мечтают альтернативные правые — друзья Трампа и враги политкорретности
От ковбоя до рака легких
Сложная история отношений американцев и табачной продукции
Ради денег и справедливости
Взлет и падение создателя величайшей наркоимперии
Дженис ЙостимаСама себе модель
История успеха девушки из провинции с миллионом подписчиков в сети
Кровавая пенсия
Чем занимаются знаменитые преступники, ушедшие на покой
Мохаммед, похититель Рождества
Елки и Санта-Клаусы в Европе оказались в опале
Ленинаканский пробор
История парикмахерской, пережившей землетрясение в Гюмри
Видео: Самый быстрый «МАЗ»
Дакаровский «МАЗ», десантный корабль на воздушной подушке и заброшенная авиабаза
Кёрлинг по-крупному
Массовые аварии и другие скользкие видео в честь прихода зимы
Самые продаваемые автомобили в России
25 самых популярных автомобилей ноября 2016 года
Чех, два японца и кореец: выбираем лучший компактный седан
Длительный тест четырех компактных седанов. Часть 3
От роддома до могилы
Тайны фамильных особняков, в которых живут поколения фермеров и журналистов
Извращенные вкусы
Откровения риелторов о клиентах-геях, богеме, политиках и шизофрениках
Пассажиры в зале ожидания в аэропорту СочиКвартирный вопрос их испортил
Как обманывают приезжих нечистоплотные москвичи
Халявщики и партнеры
Застройщики и банки шокируют заемщиков ипотечными условиями