Рождественская сказка

Поучительное стихотворение о Родине, старике, старухе и добрых людях, заблудившихся ночью в сельской местности

Репродукция картины Василия Баюскина «За самоваром»

Ольга АРМАТЫНСКАЯ

Не в каком далеком царстве,
Не на небе — на земле,
В этом самом государстве,
На родимой стороне
Нынче в зиму, в январе,
Все и было... Верьте мне!
Если скажут: «Полно врать!» —
Я не стану горевать!

За огнями городскими
Вся в снегу моя Россия.
Дожили до Рождества —
Значит, все еще жива!
Что налево, что направо —
Бесконечная держава,
Звезды тихие горят,
Белые дороги спят...

***

Как под праздник-то морозит!
Месяц дремлет на березе...
Лес заснеженный молчит,
Даже филин не кричит...
А за лесом, на опушке
Приютилась деревушка.
Там и наши старики —
Вон, в избушке у реки.
Жили тихо, не тужили,
Кашу с молоком варили.
Дед под вечер топит печь,
Чтобы было где прилечь,
И не вздорят меж собой...
День пройдет — придет другой.

Но намедни дед взгрустнул,
Только за полночь уснул,
Да и спал совсем немножко,
А наутро сел к окошку,
Долго кашлял да курил,
А потом заговорил...

— Приклонились два цветочка
На некошеной меже…
Хошь не хошь, а мы, голуба,
Очень старые уже!
Молодой-то я бы вышел,
Дров на праздник нарубил
И крыльцо бы починил.
Вон в окошках-то бело —
Снегу сколько намело.
Помахать бы там лопатой —
Руки-ноги-то свело!
Видно, правду говорят:
Птицы-годики летят!
Вот они — и вот их нету,
Сколь ни кличешь — без ответу!
Помнишь ли, душа моя,
Как я встретил-то тебя?

У соседнего села
Тогда ярмарка была...
Ясно дело, Рождество —
Мир гуляет, всем светло!
Понаехало народу —
Ни проезду, ни проходу,
Шум да гам, да тарарам!
Все купи — я все продам!
А в калачном-то ряду,
Видно, парню на беду
Две подружки с калачами,
Колобками, пирогами...
И одна-то, стрекоза,
Мне как глянула в глаза.
Повернулась, улыбнулась,
Да тотчас и отвернулась!
Мне бы ноги унести
А они как приросли!

И подружка посмеялась:
«Рот раскрыл, а сам молчок!
Может, купишь колобок
Иль горячий пирожок?»
И купил ведь! Всю корзинку
Этих самых пирожков...
Дома батька-то мне всыпал
За растрату пятаков!
За вихры-то оттаскал,
Но за сватами послал.
Сколь годов с тех пор прошло,
Сколь воды-то утекло!..

— Полно, дедушка, вздыхать!
Что былое поминать?
Мы ль с тобою не пожили?
Мы ль детишек не взрастили?
Нам ли не дал бог заботы,
Пожалел какой работы?
Горе, радость ли — бывало...
Нам ли солнце не вставало!
Погоди, когда стемнеет,
Самовар у нас поспеет,
Встанет первая звезда,
И попразднуем тогда.
Сядем рядом вечерять,
Дальни годы вспоминать.
Что-то дети нам не пишут...
Все ли ладно? Ой, не слышу,
Что ворчишь ты там под нос
И при чем тут Дед Мороз?

— Вот проси, чтоб Дед Мороз
От них весточку принес.
Им самим не догадаться
Об родителях стараться.
Нету времени писать,
Успевают ли дышать?
Жить спешат, того гляди
Кто догонит позади!
Если б эти торопыги
Нас успели навестить,
Прежде чем похоронить!

— Не ворчи-ка, дед, послушай:
Кто на улице гудит?
У тебя получше уши.
Ветра нет, а кто шумит?
Вон подъехал вроде кто-то.
Так и есть — стучат в ворота.
В нашу глушь, скажи на милость!
Али что-то приключилось?
Открывай скорей запор,
Да смотри, возьми топор!

Бабка места не находит —
То в окошко поглядит,
То у двери постоит.
Чу, гремит ведро в сенях:
Дед вернулся при гостях...
Пока гости разувались
Старики посовещались.

— Вот что, мать, поставь-ка чай!
На дворе у нас не май!
Городские, до поселка —
Там у ребятишек елка.
А они там выступают,
Ребятишек забавляют!
И ведь надо же, решились —
На ночь глядя потащились.
А шофер-то, боже мой, —
Девка с длинною косой!
Что с косой-то хорошо,
Да шофер-то тот еще!
По полям-то не проедут —
Только к завтрему, к обеду,
Если ехать целу ночь
Прям не знаешь, чем помочь!

Тут вошла в избу девчонка
По коленочки дубленка,
Все по моде, все как надо:
Тушь, сережки и помада.
«Здрасьте! Ух, как жарко здесь».
Ну Снегурочка и есть!
А за ней старик седой,
Представительный такой:
Бородища, красный нос —
Настоящий Дед Мороз!

— Я, хозяйка, наслежу,
Потому не прохожу!
Мы спешим, забот полно.
Уж на улице темно.
Мы к вам, значит, с порученьем,
С весточкой и поздравленьем!
Вдруг у гостя из кармана
Запиликал телефон.
«Извините», — молвит он.
Бороду отодвигает,
Трубку к уху прижимает:
«Слушаю вас! Дед Мороз!
Сколько-сколько? А развоз?
Пошлина? А сколько просят?
Забирайте все, что есть.
Чтоб наутро были здесь!
Я партнеру обещался.
Клаус-то поди, заждался!»
Дед вздохнул: «Везде найдут,
Не пройдет пяти минут!
Я вот "сотик" отключу —
Враз работать научу!»

Тут старуха спохватилась
И вокруг засуетилась:
— Ах, я старая тетеря.
Что ж держу-то вас у двери!
Милы гости, заходите,
У печурки посидите.
Дочка, милая, садись,
Отогрейся, отдышись,
Вон ручонки побелели,
Отморозишь, в самом деле!
Погоди-ка, погоди.
Нету варежек, поди!
По какой такой причине?
«Бабушка, мы на машине!
Мы к вам вот чего зашли:
С почты письма принесли...
Почтальон-то не дойдет
И дорог не разберет.
Это — от дочурки вашей,
Эти два — от сыновей,
Забирайте-ка скорей!»

Бабка в слезы: мы-то ждали!
Вот и руки задрожали…
Дед хотел благодарить,
Да не смог проговорить
Ни словечка. Кашлянул
И в сердцах рукой махнул!

Гости кланяются дружно:
«Не серчайте, ехать нужно
Что детишек огорчать,
Их без елки оставлять?
С Рождеством вас поздравляем.
До свиданья, уезжаем».
— И опять без рукавичек?
Все от городских привычек...
Не пущу в таку погоду.
Тоже, выдумали моду...
Ручки, ручки-то согреть,
Будут в старости болеть!
Ты, дочурка, не спеши —
Я от сердца, от души.
Вот возьми, сама вязала
Да совсем не надевала,
Мягонькие — козий пух, —
Легонькие словно дух!

Дед Мороз кивнул: «Бери
Да спасибо говори!
Только все-таки пора!»
Гости вышли со двора...

Их хозяин проводил
И в машину посадил,
Поглядел во тьму ночную,
Огоньки перекрестил,
Повернулся было к дому,
Да глаза-то опустил...
На сугробах ни следочка,
Нет ни черточки одной,
Будто гости пролетели
До машины над землей.
Сколь в затылке ни чесал,
Сколь следов ни примерял,
Кроме валенок его,
Не ходило никого!

Ну, а шины от машины,
Где машина-то прошла?
Да была ли тут она?
Перед дедом чисто поле,
Ровный-ровный белый снег.
Видно, в этом божья воля:
Удивляйся, человек!
Может, гости, в самом деле,
Тут по воздуху летели?..

Чудеса! Да в дом пора
Отправляться со двора.
Дров с собою прихватить,
Печку к ночи подтопить.
Только что это такое?
Кто же двор-то убирал,
Кто лопатою махал,
Кто сугробы разгребал,
Кто дорожки расчищал?..
А посереди двора
Дров березовых гора —
Не истопишь целый год.
Вот такой вот оборот!
Дед к крыльцу, а там настил
Кто-то ловко починил:
Три оструганных досочки
Вместо сломанных прибил.
Обмер дедушка, не знает,
Что и делать, что сказать.
Да и как про все про это
Теперь бабке объяснять?

Бабка за столом сидит.
— Погляди-ка, — говорит. —
Это Ванечки письмо,
Это — Анны, это — Гриши,
Это нам внучонок пишет.
Почерк ихний, мне ль не знать!
Здесь училися писать!
Слава богу, не больны,
В гости будут до весны,

Только непонятно мне,
Отчего же на письме
Ни на том, ни на другом
Не прописан даже дом.
Кто, куда послал, откуда...
Это что еще за чудо?
А у Вани день проставлен —
Нынче утром написал.
Как же он его послал?

Дед и отвечать не стал
Свою бабушку обнял:
— Знаешь, мать, поставь-ка чай
Да мне письма почитай!
Сядем рядом вечерять,
Дальни годы вспоминать...
Мы ль с тобою не пожили,
Мы ль детишек не взрастили
Али не дал бог заботы,
Пожалел какой работы?
Что бы с нами ни бывало,
Нам ли солнце не вставало...
Был и праздник, и печали...
Вот и Чудо повидали!

***

За огнями городскими
Вся в снегу моя Россия
Дожили до Рождества —
Значит, все-таки жива!
Что налево, что направо —
Бесконечная держава.
Звезды тихие горят
Белые дороги спят.

У окошек снег кружится...
Праздник. Люди за столом...
Если Чуда не случится,
Значит, мы не так живем...

Итог голосования: «+» 144, «-» 16

12:1019 августа 2016
Руслан Хасбулатов

«После ГКЧП произошла страшная вещь»

Руслан Хасбулатов о путче 1991 года
09:08 7 июня 2015

«Гитлер поднялся на противостоянии с коммунистами»

Историк Константин Залесский об истоках германского нацизма
00:0328 июля 2016
Мозаичное панно, изображающее дружбу русского и украинского народов, на станции «Киевская» Арбатско-Покровской линии московского метро

«Российская украинистика растет, формируется и зреет»

О чем спорят украинские и российские историки