«Все эти запреты — детсадовская чушь»

Режиссеры объяснили просьбу вернуть мат в кино

Кадр из фильма «Левиафан»

Закон о запрете нецензурной брани на экране продолжает будоражить кинообщественность. Вчера к Дмитрию Медведеву с просьбой отменить ограничение на использование мата в кино обратились шесть ведущих российских режиссеров, включая Федора Бондарчука, Никиту Михалкова и Карена Шахназарова. «Лента.ру» поговорила с одним из авторов письма, его коллегами по профессии и сыгравшим в «Левиафане» Романом Мадяновым и выяснила, что единого отношения к использованию ненормативной лексики нет даже среди подписавших письмо премьер-министру.

Режиссер Карен Шахназаров («Курьер», «Город Зеро», «Мы из джаза»)

Инициатором этого письма был Федор Бондарчук. Я в свою очередь, считаю, что можно обходиться и без мата, кроме каких-то исключительных случаев. Почему бы не разрешить ночью показывать такое кино для тех любителей, которые действительно хотят его видеть? На это, поскольку многие мои коллеги к этой теме болезненно относятся, я могу согласиться.

А так, я много раз говорил: я сам никогда не пользовался матом и считаю, что он не обязателен. Не считаю, что мат возможен в широком прокате. Если Достоевский и Толстой его не использовали, то и мы можем вполне без него обойтись. Но я повторяю: учитывая, что кинообщественность негодует, можно найти какой-то компромисс — разрешать мат на ночных сеансах. Те, кто ценит искусство, могут посмотреть ожидаемое кино и ночью. Во многих странах подобные компромиссы найдены, например я знаю, что где-то если фильм вызывает какие-то сомнения с точки зрения морали, то его разрешают показывать только после 23:00. Если речь действительно идет об искусстве, зритель придет все равно, а если не придет — то в следующий раз автор уже задумается о необходимости нецензурной лексики.

Поэтому в целом я не назову себя сторонником отмены запрета, но в случае каких-то исключений, ночью, для любителей, наверное, можно его смягчить. Хотя я не думаю, что такое решение примут.

Актер Роман Мадянов («Левиафан», «Легенда №17», «Поддубный»)

Я ничего не слышал об этом письме. Думаю, что мат — это плохо, если он звучит просто так. Если мы добиваемся какой-то достоверности в кино, в художественном произведении, как, например, в «Левиафане», то мат имеет право на существование.

Я сам матерщинник, но мат просто так терпеть не могу, особенно в театре. Я абсолютно поддерживаю этот закон о запрещении нецензурной лексики, но здесь надо разбираться очень серьезно, серьезным людям, которые делают кино, мастерам. Прислушиваться и слушать. В конце концов, этого же можно избежать только одним — повесить маркировку не 18+, а 22+ или 25+. Но уничтожить и запретить полностью — это бред.

Необходимо отдельно рассматривать каждый случай. В комиссии должны быть именно художники, режиссеры, актеры, продюсеры, которые решат — обоснован мат или нет, ведь бывают же картины, где его можно избежать. Но не чиновники, которые услышат слово «бл***» и говорят сразу: «давайте запикивайте». Никогда нельзя об этом говорить категорично. А почему мы с вами терпим на телеэкране сплошные факи в американском кино? Это, мол, на другом языке. Давайте тогда на монгольском будем материться. У нас мат гораздо разнообразнее. Материться можно так, что даже записать не помешает.

Поэтому тут нужен индивидуальный подход.

Я предлагал Звягинцеву сделать вариант без ненормативной лексики, но он принципиально настаивал ее сохранить для моего героя.

Режиссер Борис Хлебников («Долгая счастливая жизнь», «Свободное плавание», «Сумасшедшая помощь»)

Конечно, этот закон о цензуре — чушь. Но мне кажется, что это пройденная вещь. С цензурой у нас сейчас гораздо больше других проблем, поэтому надо начинать общаться с правительством с этого, а не с какой ерунды. Например, с высказывания Мединского о том, кого из кинематографистов он собирается поддержать, а кого нет. Или с церковной цензуры. Это более глобальные вопросы. Тот же «Левиафан», к примеру, — власть просто не понимает, как вести себя в данном случае. Тут вопросы намного серьезнее, чем мат.
Что касается ненормативной лексики… Да, конечно, она нужна. Это часть языка и часть характеристики ситуации и героев.

Если это необходимо, то режиссер или писатель обязан использовать мат. А все эти запреты — детсадовская чушь. Другое дело, что не у всех получается ругаться матом хорошо. Но это все равно не повод выпускать эти идиотские законы, не повод запрещать талантливое.

Режиссер Владимир Бортко («Собачье сердце», «Идиот», «Мастер и Маргарита»)

Я согласен с режиссерами. Принципиально считаю, что ограничивать нужно прокат, а не вырезать кадры из фильма. Нельзя нарушать целостность того произведения искусства, которое создал художник. Это исключительно его дело. Тем более что люди все-таки платят деньги за то, чтобы посмотреть картину в полном виде. А вот кому показать — это мы можем выбрать. Можно просто ввести возрастное ограничение 18+ и демонстрировать эти фильмы в ночное время, вот и все.

подписатьсяОбсудить
Празднование итогов референдума. Симферополь, 16 марта 2014 года«Чем ярче эйфория, тем тяжелее отходняк»
Кумовство, коррупция и бездорожье — что говорят крымчане о жизни на полуострове
Праздничный мальчик
Срочная кардиологическая операция спасет семимесячного Илюшу
Дом в Чевакино
и другие заповедные места Тверской области, где побывали добровольцы из Торжка
Кандидат в депутаты на руках своего пресс-секретаря рядом с избиркомом Костромской области«Кот поддерживает только Путина»
Пушистый кандидат рассказал «Ленте.ру» о планах пойти в Госдуму
Иван Васильевич меняет прописку
Как губернатор Вадим Потомский стал властелином времени и звездой интернета
Как купить мушкет
Где приобретают «старинное» оружие и как из него стреляют
Бунт в хакасской колонии №35Бунт во славу пророка
Кто стоит за тюремными беспорядками с исламистским подтекстом
В прицеле — юг
Как российская армия отреагирует на дестабилизацию ближайших соседей
Policemen walking down stairs and securing the area in the underground station Karlsplatz (Stachus) after a shootout in Munich, Germany, 22 July 2016. After a shootout in the Olympia shopping centre in Munich, injuries and possible deaths were reported by the police. The situation is still unclear. PHOTO: ANDREAS GEBERT/dpaКТО стучится в дверь ко мне
Какие выводы стоит сделать из полицейской операции в Мюнхене
Планета Х напоминает НептунАнтихристы с Нибиру
Как Планета Х наклоняет Солнце и вызывает катаклизмы на Земле
Палач всея Руси
Кровавые и бесчеловечные убийства, совершенные Иваном Грозным
Турецкий бардак
Тайны и прелести Османской империи: фески, котики и шаурма
Рюриковичи мы!
Что скрывается за образом основателя великой Руси
Так любил, что почти убил
Фотоистория о женщинах, изуродованных «во имя чести»
Игорь Ротарь на входе в индейскую резервацию. Надпись на плакате: «Незаконно проникающие нарушители будут застрелены. Выжившие будут застрелены еще раз». «Быть застреленным копами тут проще, чем в России»
Рассуждения россиянина, живущего в Сан-Диего, о свободе в США и РФ
Потей с Кайлой
Чем автор фитнес-программы Bikini Body Guide привлекла пять миллионов фанатов
«Она определенно сошла с ума»
Мужья любительниц Instagram поделились своей болью
Бу-дэб-пешт
Новый танец Хэмилтона и другие события гонки Формулы-1 Венгрии
Навсегда в прошлом
Современные спорткары с очаровательным ретро-дизайном
Советский форсаж
Более 100 раритетов на Красной площади: видеотрансляция
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей