«Все эти запреты — детсадовская чушь»

Режиссеры объяснили просьбу вернуть мат в кино

Кадр из фильма «Левиафан»

Закон о запрете нецензурной брани на экране продолжает будоражить кинообщественность. Вчера к Дмитрию Медведеву с просьбой отменить ограничение на использование мата в кино обратились шесть ведущих российских режиссеров, включая Федора Бондарчука, Никиту Михалкова и Карена Шахназарова. «Лента.ру» поговорила с одним из авторов письма, его коллегами по профессии и сыгравшим в «Левиафане» Романом Мадяновым и выяснила, что единого отношения к использованию ненормативной лексики нет даже среди подписавших письмо премьер-министру.

Режиссер Карен Шахназаров («Курьер», «Город Зеро», «Мы из джаза»)

Инициатором этого письма был Федор Бондарчук. Я в свою очередь, считаю, что можно обходиться и без мата, кроме каких-то исключительных случаев. Почему бы не разрешить ночью показывать такое кино для тех любителей, которые действительно хотят его видеть? На это, поскольку многие мои коллеги к этой теме болезненно относятся, я могу согласиться.

А так, я много раз говорил: я сам никогда не пользовался матом и считаю, что он не обязателен. Не считаю, что мат возможен в широком прокате. Если Достоевский и Толстой его не использовали, то и мы можем вполне без него обойтись. Но я повторяю: учитывая, что кинообщественность негодует, можно найти какой-то компромисс — разрешать мат на ночных сеансах. Те, кто ценит искусство, могут посмотреть ожидаемое кино и ночью. Во многих странах подобные компромиссы найдены, например я знаю, что где-то если фильм вызывает какие-то сомнения с точки зрения морали, то его разрешают показывать только после 23:00. Если речь действительно идет об искусстве, зритель придет все равно, а если не придет — то в следующий раз автор уже задумается о необходимости нецензурной лексики.

Поэтому в целом я не назову себя сторонником отмены запрета, но в случае каких-то исключений, ночью, для любителей, наверное, можно его смягчить. Хотя я не думаю, что такое решение примут.

Актер Роман Мадянов («Левиафан», «Легенда №17», «Поддубный»)

Я ничего не слышал об этом письме. Думаю, что мат — это плохо, если он звучит просто так. Если мы добиваемся какой-то достоверности в кино, в художественном произведении, как, например, в «Левиафане», то мат имеет право на существование.

Я сам матерщинник, но мат просто так терпеть не могу, особенно в театре. Я абсолютно поддерживаю этот закон о запрещении нецензурной лексики, но здесь надо разбираться очень серьезно, серьезным людям, которые делают кино, мастерам. Прислушиваться и слушать. В конце концов, этого же можно избежать только одним — повесить маркировку не 18+, а 22+ или 25+. Но уничтожить и запретить полностью — это бред.

Необходимо отдельно рассматривать каждый случай. В комиссии должны быть именно художники, режиссеры, актеры, продюсеры, которые решат — обоснован мат или нет, ведь бывают же картины, где его можно избежать. Но не чиновники, которые услышат слово «бл***» и говорят сразу: «давайте запикивайте». Никогда нельзя об этом говорить категорично. А почему мы с вами терпим на телеэкране сплошные факи в американском кино? Это, мол, на другом языке. Давайте тогда на монгольском будем материться. У нас мат гораздо разнообразнее. Материться можно так, что даже записать не помешает.

Поэтому тут нужен индивидуальный подход.

Я предлагал Звягинцеву сделать вариант без ненормативной лексики, но он принципиально настаивал ее сохранить для моего героя.

Режиссер Борис Хлебников («Долгая счастливая жизнь», «Свободное плавание», «Сумасшедшая помощь»)

Конечно, этот закон о цензуре — чушь. Но мне кажется, что это пройденная вещь. С цензурой у нас сейчас гораздо больше других проблем, поэтому надо начинать общаться с правительством с этого, а не с какой ерунды. Например, с высказывания Мединского о том, кого из кинематографистов он собирается поддержать, а кого нет. Или с церковной цензуры. Это более глобальные вопросы. Тот же «Левиафан», к примеру, — власть просто не понимает, как вести себя в данном случае. Тут вопросы намного серьезнее, чем мат.
Что касается ненормативной лексики… Да, конечно, она нужна. Это часть языка и часть характеристики ситуации и героев.

Если это необходимо, то режиссер или писатель обязан использовать мат. А все эти запреты — детсадовская чушь. Другое дело, что не у всех получается ругаться матом хорошо. Но это все равно не повод выпускать эти идиотские законы, не повод запрещать талантливое.

Режиссер Владимир Бортко («Собачье сердце», «Идиот», «Мастер и Маргарита»)

Я согласен с режиссерами. Принципиально считаю, что ограничивать нужно прокат, а не вырезать кадры из фильма. Нельзя нарушать целостность того произведения искусства, которое создал художник. Это исключительно его дело. Тем более что люди все-таки платят деньги за то, чтобы посмотреть картину в полном виде. А вот кому показать — это мы можем выбрать. Можно просто ввести возрастное ограничение 18+ и демонстрировать эти фильмы в ночное время, вот и все.

Обсудить
«Религиозность нашего социума сильно переоценена»
Почему передача Исаакиевского собора РПЦ стала проблемой для церкви и общества
Валентина ТерешковаПо космическим законам
Как Терешкова принесла соревнование с американцами из космоса в политику
«У молодых вообще нет собственной позиции»
Почему современные студенты инфантильны, аполитичны и боятся протестов
Казус Чудновец
Чем закончится дело жительницы Катайска, осужденной за репост. Репортаж
Желтую расу — в лагеря
Жизнь японцев, интернированных в США во время войны
Real estate magnate Donald Trump waves as he leaves a Greater Nashua Chamber of Commerce business expo at the Radisson Hotel in Nashua, New Hampshire, May 11, 2011. Trump suggested Wednesday it's not much fun flirting with the idea of running for president in the face of relentless attacks and ridicule. REUTERS/Don Himsel/Pool (UNITED STATES - Tags: POLITICS)Прощание с иллюзией
Почему Трамп не мог оправдать надежд на нормализацию отношений с Россией
Самый лучший президент
Американские историки составили список наиболее успешных руководителей страны
Мило ДжукановичИнтриги Черной Горы
Зачем Подгорица обвиняет Москву в попытке переворота
Без ствола
Российские власти сокращают число владельцев гражданского оружия
Мне хардбольно
Как играют в самую травмоопасную военно-спортивную игру
Недостаток ресурсов при избытке амбиций
Что не так с индийской системой закупок оружия
Тир во время чумы
Как тренировка в стрелковом клубе обернулась смертью инструктора и ученика
Допрос обвиняемого - митрополита Петроградского Вениамина на судебном процессе по делу об изъятии церковных ценностей, проходившем в зале филармонииСидеть!
Как молодая советская власть карала своих граждан
Стрелять, Карл!
Подстреленный Гитлер и отпуск в фашистской Италии: обзор Sniper Elite 4
Ястреб сбит, ястреб сбит!
Пушка-ловушка, орлы и другие неожиданные способы уничтожить беспилотник
twen, Nr. 6, 1969, Фотография: Гвидо Мангольд, графика: Вилли Флекхаус«Опаснее тысячи порножурналов»
Король книжного и журнального дизайна Вилли Флекхаус
Pierre et Gilles, Sainte Marie MacKillop (Kylie Minogue), 1995, Collection privée (c) Pierre et GillesГолубо-розовое
Транссексуалы, проститутки и панки в латексе на снимках гей-пары Пьера и Жиля
Белая вдова
Кино недели с Денисом Рузаевым: от «Джеки» до «Тони Эрдманна»
Орхан Памук«Ни одна жизнь не достойна романа»
Орхан Памук о современной Турции и противостоянии Востока и Запада
Смерть вождя
Роли, по которым мы запомним Алексея Петренко
Летают, но низенько-низенько
11 машин, способные ехать по любой поверхности. Точнее, даже не ехать
20 роскошных авто. В камуфляже
Маскировка, которая нужна, чтобы стать заметным
Лучшее от Italdesign за 10 лет
Девять проектов Italdesign Giugiaro, которые не оставят равнодушными
6 самых необычных военных машин
Военная техника, от которой волосы встают дыбом
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Дворянское гнездо
Один из самых шикарных в мире домов нашли в диком лесу
«Пусть меня захоронят в отравленную, но родную землю»
Почему люди отказываются покидать чернобыльскую зону: реальные истории
Поставили баком
Англичане сделали идеальный дом из резервуара для воды