«С Мурзилкой интересно жить»

За что Дмитрий Медведев дал правительственную премию детскому журналу

Фото: Александр Астафьев / РИА Новости

В середине января вся страна узнала, что некогда самый популярный детский журнал «Мурзилка» по-прежнему выходит и, более того, его выпуск не прекращается уже 90 лет. В День российской печати, 13 января, премьер-министр Дмитрий Медведев вручил коллективу журнала премию правительства, отметив большой вклад издания в воспитание подрастающего поколения. Спустя несколько дней о журнале вспомнил президент России Владимир Путин, который распорядился поощрить редакцию журнала «за достигнутые трудовые успехи». О чем рассказывает современным детям старейший детский журнал? Доверяют ли они тому, что говорит им странный желтый персонаж в красном берете? И почему на журнал вдруг обратили внимание первые лица страны? Об этом и многом другом «Лента.ру» поговорила с главным редактором «Мурзилки» Татьяной Андросенко.

«Лента.ру»: Жив «Мурзилка»?

Андросенко: Не только жив, но и по-прежнему популярен.

Даже в высоких кабинетах...

Да. Нас и раньше отмечали на высоком уровне. Журнал имеет много наград и поощрений от руководства страны и министерств. К 50-летию журнал был награжден орденом «Знак почета». На 85 лет выпуска получил почетную грамоту правительства. Есть высокая награда Общественной палаты — «Знак качества "Лучшее детям"». Были и другие награды. И у меня лично есть ордена и медали за эту работу.

Почему власть выделяет вас на фоне прочих детских изданий? Только ли за 90 лет непрерывного выпуска?

И 90 лет тоже. Нет другого издания с такой историей. И все эти годы журнал выполнял воспитательные и образовательные функции. Вся детская литература начиналась на страницах этого журнала. Знаменитые детские писатели начинали публиковаться в «Мурзилке». А сегодня это единственный в стране литературно-художественный журнал для детей. Все эти годы мы стараемся приобщать детей к чтению, отбирая для них лучшие образцы детской литературы. Читая наш журнал, они открывают для себя много интересного. А ведь в отдаленных регионах не так-то просто купить хорошую детскую книгу, да и дорого. Поэтому родители выбирают наш журнал. Думаю, именно этим объясняется такое внимание к нему со стороны правительства.

Но «Мурзилку» ценит не только российский премьер, но и дети. В рамках 90-летия журнала мы провели творческий марафон «С Мурзилкой интересно жить. С Мурзилкой весело дружить». Мероприятия прошли не только в областных центрах, но и в сельских библиотеках. Мы хотели напомнить, что есть такой журнал, который помогает приобщать детей к литературе и творчеству. Результаты нас порадовали — дети очень активно участвовали во всех наших конкурсах. Так что, да, дети знают и любят «Мурзилку».

В последнем номере у вас большой раздел посвящен Великой Отечественной войне. Как-то это диссонирует со сказками и раскрасками.

Скоро же 70-летие Победы. Учителя в школах, родители — все начнут сейчас искать какие-то источники, где информация подается доступным для детей языком. Этим мы и занимаемся.

План «Барбаросса» тут у вас, оборона Москвы. Недетские темы-то.

Да. Но написано это по-детски, чтобы и ребенку стало понятно.

Не слишком ли упрощенной получается такая история?

Более углубленно историю войны дети будут изучать в школе с учителями. Мы же стараемся максимально доступно рассказать им о главном. О том, что была такая война, что наш народ сражался с захватчиками и победил, заплатив за победу большую цену.

Все это сильно похоже не на воспитание патриотизма, а на госпропаганду?

Мы еще мало обсуждаем данный вопрос. Почему в других странах дети и гимн знают, и поют его, и не стесняются? Почему мы не должны знать наш гимн и флаг? Вы можете разделять или не разделять позицию нашего президента или премьер-министра. Но к самой должности президента, к его личности мы должны относиться с уважением, раз у нас такая политическая структура.

Но при чем тут дети? Так ли нужно ли прививать маленьким детям уважение к президенту и любовь к Родине?

Нужно, и с самого маленького возраста. Моей внучке еще нет пяти лет, но мы общаемся, и я понимаю, что с ней уже можно разговаривать об этих вещах. Без лишних подробностей, конечно. Зачем ребенку детство укорачивать? Но дети воспринимают то, о чем говорят с ними родители. Они способны понять, что живут в своей родной стране и что эта страна прекрасная.

Не возникнет ли у детей когнитивного диссонанса из-за того, что образ его прекрасной страны со страниц детского журнала не соответствует тому, что они могут почерпнуть из альтернативных источников информации?

Наш читатель еще слишком маленький, чтобы разъяснять ему какие-то альтернативные точки зрения.

Очень удобно...

Это уже дело родителей поговорить с ребенком и ответить на интересующие его вопросы. Но детские издания должны участвовать в патриотическом воспитании. У них большая роль. Патриотизм — прекрасное слово, и это должно быть в каждом из нас, и в сердце, и в душе. Мы не делаем этого в лоб, но своими материалами стараемся сделать так, чтобы ребенок становился чище, чтобы он любил свою страну, понимал, что хорошо, а что плохо.

Вижу тут у вас отсыл на серию книг о пионерах-героях.

Конечно. И не только к пионерам-героям мы обращаемся, но и к другим книжкам детских писателей, которые писали о войне. Чтобы дети и их тоже читали.

Какие еще есть темы для патриотического воспитания кроме войны?

Можно взять тему спорта. У нас большие достижения. Футбола лучше не касаться, но посмотрите, как успешно выступили наши спортсмены на Олимпиаде в Сочи. Какое устремление у этих людей, какая воля к победе. Страна гордится ими. Это прекрасный пример. Можно рассказать детям о наших красивых древних городах, об их богатой истории. Это тоже предмет для гордости.

В свое время была популярна тема ударного труда.

Она и сейчас не потеряла своей актуальности. Не надо слова «ударный». Но почему бы не рассказать о тяжелой работе врача или пожарного, которые каждый день спасают людей? Тем много. Надо их правильно подавать, чтобы дети пропускали это через себя и понимали, чем действительно надо гордиться.

Закрытые темы в «Мурзилке» есть?

Нет. Все темы открыты. Главное требование, чтобы эти произведения были хорошо написаны, красивым и понятным для детей языком. Чтобы они не разрушали детскую психику. Но острые темы мы стараемся не обходить. Надо, чтобы ребенок готовился к жизни.

Межнациональные отношения из их числа?

Мы не газета, чтобы широко освещать эту проблематику. Но мы пишем о детях разных национальностей. Об их культуре и обычаях. Публикуем сказки разных народностей.

А религиозная тематика как-то появляется в журнале? Праздники, Рождество?

Нет, стараемся глубоко в этом не копаться. Мы не сможем на одной страничке об этом рассказать. Мы пишем о колядках, о Масленице как-то писали, о Рождестве, но мягко, стараясь не углубляться в религиозные аспекты этих праздников и традиций. Как-то раз мы в течение года давали историческое повествование о жизни Иисуса Христа. Это было очень тяжело, и мы плавно от этого отошли, понимая, что так нельзя, что надо тогда писать обо всех религиях. Но маленькому ребенку на нескольких страничках невозможно раскрыть столь глубокую тему. Иначе придется выделять больше места, но мы все же светский журнал. Так что не лезем в это.

Есть у вас обратная связь с читателями?

Еще какая! Думаю, ни один журнал не может похвастаться такой обратной связью. Дети пишут письма, рассказывают о своих успехах, о каких-то интересных событиях. Один ребенок написал, как все лето собирал с бабушкой лечебные травы на даче, и прислал пакет чая с этими травами, чтобы Мурзилка и вся редакция не болели. Пишут о проблемах в школьных коллективах, о том, что никто не дружит, потому что толстый и в очках. Очень много писем о проблемах во взаимоотношениях со сверстниками. Письма очень трогательные, доверительные и откровенные.

Отвечаете?

Всем персонально ответить сложно, но стараемся, просим психологов и педагогов помочь нам. А вообще, мы собираем группы писем, в которых дети описывают какую-то общую проблему, и на страницах нашего журнала вместе со специалистами отвечаем им, советуем, как справиться с проблемой.

Бывают действительно серьезные проблемы?

Увы, да. Бывает, ребенок пишет, что папа пьет и просит помочь. Есть и такие письма.

Как поступаете в подобных случаях?

По обстоятельствам. Бывало, что связывались с местными компетентными органами, просили разобраться. Но дети есть дети. Случается и такое, что ребенок что-то нафантазирует из-за дефицита внимания и пишет о несуществующей проблеме.

Несмотря на это, наверное, легко и приятно работать в детском журнале?

И да, и нет. Вы знаете, у детского журнала, как и у любого печатного СМИ, возникают недетские проблемы. Мы, например, ограничены в финансировании, существуя за счет подписки и небольшой розницы. Правда, регулярно выигрываем гранты Федерального агентства по печати, но основное финансирование — подписка. Взрослые издания могут пополнять свой бюджет за счет рекламы, а нам приходится сложнее.

Разве вам нельзя брать рекламу?

Можно, но не в этом дело. Как ни странно, большинство рекламодателей не понимают, что подход к родителям надо искать через детей. В конце концов, целевая аудитория нашего журнала — дети от 6 до 12 лет, а с ними наши рекламодатели пока не научились работать. А во-вторых, мы не можем давать маленьким детям страницы рекламы. Они ждут журнал, чтобы прочитать в нем сказку, раскрасить картинку, поиграть в игру. Мы не можем жертвовать этим ради рекламы. Наш читатель нас не поймет.

Как у нас вообще обстоят дела с детской литературой?

Хорошо. Не верьте тем, кто говорит, что у нас нет хорошей детской литературы. Это не так. Есть хорошие писатели, есть издательства, которые их печатают. Зайдите в книжный магазин, и вы сами все поймете. Там Успенский, Остер, Москвина, Усачев, Боровицкая, Лунин, Лукашкина. Всех не перечислить. Единственное, о чем мы просим наших авторов, — чтобы они больше писали о сегодняшних детях. Чтобы дети видели себя в произведениях, ассоциировали себя с этими героями.

Встречаются такие образцы детской литературы, которые лучше бы не видеть?

Да, бывает. Нам порой авторы присылают ужасные вещи. Мы даже завели специальную папочку, куда складываем такие образчики. Это какая-то смесь пошлости с разрушительными идеями. И вы знаете, за последние пять лет количество таких произведений заметно увеличилось.

Что вы как главный редактор думаете о карикатурных скандалах?

Давайте я не буду отвечать. Об этом столько высказано разных мнений, что я, пожалуй, воздержусь.

Далеко это от нас.

Не в этом дело. Все когда-то было далеко. И война была далеко, а сейчас вот близко. Я сама с Украины, у меня там родня, дом, могилы, и я очень страдаю. Недавно разговаривала с родственниками, очень тяжелый был разговор. Было все где-то не у нас. Желали друг другу мира и здоровья как бы на автомате. А теперь вот эти пожелания стали для людей самыми важными. Чтобы наши дети и внуки жили в мире.

Им, детям, придется как-то это объяснять.

Объяснять наверняка придется. Но сейчас мы стараемся делать все, чтобы наш Мурзилка продлял детям их счастливое детство. Чтобы они почаще улыбались, чтобы у них было больше положительных эмоций. Но при этом чтобы умели сопереживать и сочувствовать. Чтобы они готовились к жизни.