«Просто люблю я пшенную с тыквой»

Депутат Госдумы объяснил, почему его так волнуют цены на кашу

Фото: Виталий Аньков / РИА Новости

В Госдуме всерьез задумались о последствиях кризиса. Народные избранники уже успели ощутить на себе его последствия. На прошедшем 28 января заседании они обсуждали рост цен на кашу в думской столовой. За последний месяц тарелка пшенной подорожала в 2,5 раза — с 20 до 53 рублей. Член фракции ЛДПР Сергей Иванов, выступая в рамках «часа заявлений», призвал коллег разобраться с данной проблемой. Почему его заинтересовала эта тема? Стоит ли вводить в стране «индекс каши»? И как регулирование цен в думской столовой может помочь населению? На эти и другие вопросы парламентарий ответил в интервью «Ленте.ру».

«Лента.ру»: Что же с ценами происходит?

Иванов: Растут. Растут цены. По непонятным лично мне причинам.

Подорожание думской каши — это первое повышение цен, которое вы заметили, или каша имеет для вас особое значение?

Просто люблю я пшенную кашу с тыквой. Часто ее беру. Раньше она стоила 20 рублей с копейками, а теперь та же тарелка стоит 53 рубля. Это как? Из-за доллара или из-за санкций такая фигня происходит.

А как в целом отреагировала думская столовая на экономическую ситуацию в стране?

Неадекватно, на мой взгляд. Проблема не только в каше. Щи тоже подорожали. А щи да каша, как известно, — пища наша.

Дорого теперь стало поесть?

Ну дороже, конечно.

Ваши коллеги тоже это заметили?

Мои знакомые, по крайней мере, заметили. Все видят повышение цен.

Вам по карману?

Да. Я же все это не потому начал, что такой вот бедный, нищий депутат, последний хрен без соли доедаю, не могу себе кашу купить. У депутатов высокая зарплата. Но вы не забывайте, что помимо 450 депутатов в Госдуме работают еще две тысячи сотрудников аппарата. И для людей действительно большая проблема, что цены так выросли. Считайте, что в два раза повысилась стоимость обеда. Почему за этим никто не следит? Почему рост цен никто не контролирует?

В Думе?

В масштабах страны все это растет, а мы тут у себя ничего не делаем. Да, и не в каше дело. Основная тема — это борьба с ростом цен. Прокуратура уже начала проверки с нашей подачи. В законе о торговле четко прописано, что в случае повышения цен на социально значимые товары в течение месяца более чем на 30 процентов государство имеет право вводить свои цены. Почему это не используется, почему не действует?

Ну ведь, кризис, санкции…

Какие там санкции? Большинство и знать не знают, что это за санкции такие. Как эти санкции могут повлиять на стоимость пшенной каши? У нас что, пшенки своей нет? Мы ее, что ли, за валюту покупаем? Это жадность обычная. И так по всей стране. На некоторые товары цены выросли на 500 процентов! Спрашиваешь у людей, почему они цены поднимают, а они отвечают, потому что везде все дорожает.

Это не аргумент?

Нет. Не аргумент. Да, ситуация сложная. Да, есть внешние враги. Но внешние враги внешними врагами, а нам главное — чтобы у нас внутри все было сыто и нормально.

Что же мешает?

Жадность. Ушел, например, конкурент с рынка, хотя бы и по причине контрсанкций. А наш предприниматель вместо того, чтобы увеличить производство товара, поднимает цены, чтобы получать большую прибыль при том же обороте. Я их понимаю. С какого я буду печь больше булок, если можно просто поднять цены? Все равно все купят.

Так это же рынок. При чем тут предприниматель? Претензии надо предъявлять тем, кто предоставил нашим производителям такую возможность, убрав конкурентов.

Согласен. Но это справедливо в отношении отдельной группы товаров. Но каша-то тут при чем?! Это же не лосось и не сыр! Совести у них нет! Это просто спекуляция самая настоящая, сговор. Все цены растут, а государство не реагирует на это. Только после наших обращений прокуратура начала действовать.

На вашем личном бюджете всеобщее подорожание как-то отразилось?

У депутатов, как я уже говорил, достаточно высокая зарплата. Депутатам грех жаловаться. К тому же я никогда не жил на широкую ногу, не делал дорогих покупок. Машина у нас в семье 1999 года. По ресторанам мы не ходим, готовим дома. Продукты подорожали — это заметно.

Можно сказать, что при нынешнем уровне цен качество вашей жизни не изменится?

Моей, наверное, нет. А вот для людей, особенно в регионах, многое изменится в худшую сторону. Пенсии там, сами знаете, какие — менее пяти тысяч. С этим действительно надо что-то делать. У нас и так внешнеполитические сложности, давайте хотя бы народ не будем злить тем, что цены кругом растут, а мы ничего не делаем.

Что же делать-то?

Регулировать.

Все?

Все не надо. Подорожание билета в баню не станет шоком для населения. А вот топливо или основные группы продовольственных товаров — это важно. Надо устанавливать даже не стоимость, а предельный размер наценки на эти товары. У нас же цены устанавливают исходя из того, сколько люди могут платить. Я вот еду на машине в Курск и отмечаю, что бензин по мере удаления от Москвы становится дешевле. Они и цены на продукты так же устанавливают.

Как же их регулировать?

Не знаю. Эффективность работы производителей разная. Условия производства — тоже. Как тут определить среднюю стоимость?

«Бигмаки», говорят, по всей Америке стоят одинаково. Хотя и регионы там отличаются по благосостоянию, и говядину с овощами для них растят не на одной ферме. Может, и мы сможем привести стоимость нашей каши к единому значению?

Да, «Бигмак» везде стоит одинаково. Это еще Ильф и Петров отмечали во время своей командировки по Америке. Я не против, чтобы установить какой-то индекс. Хоть «индекс гречки», хоть пирожка с капустой.

30 рублей за тарелку, и не дороже!

Пока не знаю, как это реализовать. Сам ищу, что тут можно сделать. Много всяких «но» и «если». Надо эту тему реально изучить.

Обсудить
Пекин«Все меньше остается от старого Пекина»
Как меняется жизнь китайской столицы при Си Цзиньпине
Ради денег и справедливости
Взлет и падение создателя величайшей наркоимперии
ALANYA, TURKEY - DECEMBER 1, 2016: Russia's Foreign Minister Sergei Lavrov (L) and his Turkish counterpart Mevlut Cavusoglu at a ceremony to sign joint documents following a meeting of the Russian-Turkish Joint Strategic Planning Group (JSPG) at the Rubi Platinum Hotel. Alexander Shcherbak/TASSКурортный роман
О чем на берегу Средиземного моря договорились главы МИД России и Турции
Франсуа ФийонПравый друг
«Пророссийский кандидат» Франсуа Фийон — фаворит президентской гонки во Франции
В Россию вернулся «Прогресс»
Кто виноват в падении «Прогресса» и почему это — приговор космической отрасли
Карающее воспитание
За что здоровых детей отправляли в сумасшедший дом
Четыре мужика в одной палатке
Какие прелести таит продолжение японской культовой ролевой игры Final Fantasy XV
Чужими молитвами
В Лос-Анджелесе наградили лучшие видеоигры и показали будущие бестселлеры
Не просто терминал
Самые красивые аэропорты мира
Дешево, но не сердито
Как выглядят лучшие хостелы России
Характер нордический
В Эстонию за салакой, немецкой стариной и наследием Российской империи
Вот так фокус
Победители народного выбора фотоконкурса Wildlife Photographer of the Year
«Вы приехали»
Длительный тест Toyota Camry с «Яндекс.Навигатором»
Безумные трюки грузовиков Volvo
Самые необычные видеоролики с грузовиками Volvo
Выбираем лучший компактный седан
Длительный тест Octavia, Elantra, Corolla и Mazda3
Как полиция перехватывает машины
Полицейские лайфхаки или 8 инновационных способов остановить преступника
Конец близок
Уходящий 2016 год может стать последним для ипотеки
Лестница в ад
Неприглядная правда об интеллигентных обитателях центра Москвы
Да он упоротый просто
Самые странные дома мира в фотографиях из Instagram
Худо будет
Москвичи тратят миллионы на квартиры, в которых невозможно жить