Алмаз в короне воздушно-космической обороны

Почему на смену ПВО пришла ВКО и кто за этим может стоять

Зенитно-ракетная система С-400
Зенитно-ракетная система С-400
Фото: Сергей Михеев / «Коммерсантъ»

Президент Владимир Путин 5 февраля подписал указ о создании на базе концерна ПВО «Алмаз-Антей» концерна воздушно-космической обороны (ВКО) с аналогичным названием и передаче в него ряда предприятий. Это решение готовилось более года. В чем его суть и с чем оно связано, разбиралась «Лента.ру».

Что такое «Алмаз-Антей»?

Концерн ПВО «Алмаз-Антей» появился в 2002 году. Это горизонтальный холдинг (отраслевая монополия), объединивший основных производителей зенитных ракетных и радиолокационных систем в стране.

Сейчас в концерн входят около 60 предприятий, среди которых крупнейшие разработчики профильной техники: НПО «Алмаз» (С-25, С-75, С-125, С-200, С-300П/ПМ, «Редут», С-350, С-400, С-500), НИЭМИ (С-300В, «Тор», «Оса», «Круг»), МНИИРЭ «Альтаир» (морские ЗРК «Ураган», «Кинжал», С-300Ф), «НИИ радиоприборостроения» (системы ПРО Москвы А-35, А-135), «НИИ приборостроения имени Тихомирова» (ЗРК «Куб», «Бук», бортовые РЛС истребителей). Также концерн выпускает радиолокационные станции и является головным разработчиком систем управления воздушным движением в стране.

Выручка концерна в 2013 году превысила 272 миллиарда рублей (12-е место в рейтинге крупнейших оборонных корпораций планеты), чистая прибыль достигла 12,7 миллиарда рублей.

Это просто переименование?

Нет, дело не только в изменении названия. Тем же указом в состав «Алмаз-Антея» переданы Корпорация космических систем специального назначения «Комета», «Центральный научно-исследовательский радиотехнический институт имени академика А.И. Берга», а также ОАО «Завод "Навигатор"». Все три предприятия занимались космическим эшелоном информационных средств ВКО (разведка, целеуказание, мониторинг, спутниковая навигация).

Переход от ПВО к ВКО как к единой системе наметился давно, с развитием средств поражения и освещения обстановки, а также их интеграцией в единое боевое информационное пространство. Несколько лет назад в России были созданы Войска воздушно-космической обороны, собравшие под своей крышей ПВО и космические войска с их ПРО, системой предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и системой контроля космического пространства (СККП). Теперь к ним присоединятся и ВВС, и все это переименовывается в воздушно-космические силы.

В чем суть преобразований?

Изначальная причина — в той самой интеграции. В январе 2014 года это подробно объяснил вице-премьер Дмитрий Рогозин, отвечающий за оборонную промышленность.

«Алмаз-Антей» преимущественно собрал производителей средств поражения и в значительной степени — радарщиков. Однако такой важный компонент, как наземные радиолокационные средства СПРН, очутился совсем в другой структуре — концерне «РТИ Системы», принадлежащем группе АФК «Система» Владимира Евтушенкова. Космический же эшелон информационных средств ВКО находился и вовсе в корпорации «Комета» и в институте Берга.

Логика понятна: собрать под одной управленческой крышей всех, кто решает задачу формирования единой системы ВКО — от обнаружения цели до ее поражения, причем как аэродинамической цели, так и баллистической, как в пределах атмосферы, так и за ее пределами.

«Комету» концерну отдали росчерком пера — она и так государственная, а вот с «РТИ Системами» придется немного повозиться. Национализация крупнейшего частного оборонного концерна страны (выручка за 2013 год — 26,2 миллиарда рублей, чистая прибыль — 2,4 миллиарда рублей, 80-е место в мировом рейтинге) — задачка посложнее.

Что решают кадры?

«Алмаз-Антей» с момента создания находился под плотным контролем со стороны ближнего окружения Владимира Путина, в особенности — Сергея Иванова, который в этом окружении курировал военно-технические вопросы.

Так, после кадровой чехарды первого года концерна, закончившейся в 2003-м убийством и.о. гендиректора Игоря Климова, структуру возглавил генерал-майор госбезопасности Владислав Меньщиков и оставался на этом посту более 10 лет, до марта 2014 года. Советом директоров руководили аппаратные «тяжеловесы»: сперва влиятельный помощник президента по кадрам Виктор Иванов (ныне — глава Госнаркоконтроля), потом замглавы администрации президента Александр Беглов (ныне полпред в ЦФО). С 2011 года во главе совета — Владимир Медовников (работал в советских внешторговских организациях, с 2005 года — советник Сергея Иванова).

А в октябре 2014-го на пост председателя совета директоров концерна пришел «сверхтяжеловес» из ближнего окружения президента — глава госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов, в прошлом многолетний руководитель «Рособоронэкспорта» (ныне принадлежащего «Ростеху»).

Какой во всем этом смысл?

Приход Чемезова в «Алмаз-Антей», о высокой вероятности которого заговорили еще летом 2014 года, источники связывали с необходимостью отладить работу концерна ВКО, в том числе обеспечить передачу туда некоторых радиоэлектронных предприятий «Ростеха».

Эта трактовка, безусловно, имеет под собой основание, как и недавнее заявление о том, что смена руководства «Объединенной авиастроительной корпорации» должна привести к улучшению координации между авиастроителями и холдингами «Ростеха», поставляющими оборудование для авиапрома. Однако не великовата ли фигура создателя и руководителя сверхгиганта с объемом выручки свыше триллиона рублей (по сути, теневого министерства оборонной и не очень оборонной промышленности) для того, чтобы обеспечить передачу «некоторых» предприятий?

Похоже, что все обстоит как раз наоборот. «Алмаз-Антей», одна из первых в России оборонных монополий, отныне втянута в орбиту влияния госкорпорации «Ростех» за счет «личной унии» с ее руководителем Чемезовым. На иной результат было бы странно рассчитывать при столь серьезном кадровом назначении.

подписатьсяОбсудить
Владимир Путин и Си Цзиньпин с супругойПоход на Восток
Почему главными темами для Путина станут Сирия, Донбасс и Курилы
«Будет мир, только часть народа будет убита»
Участники первой чеченской кампании о штурме Грозного, Кадырове и кошмарах
Голосование на избирательном участке в посольстве России во ФранцииСорвали голос
Провокации на Украине и другие помехи для выборов в Госдуму за рубежом
Ника борется за жизнь
Чудом выжившую девочку спасет внутривенное питание
Военнослужащие армии КазахстанаПрофилактика хаоса
Каковы цели российского военного планирования в Центральной Азии
Шальная «Императрица»
Будни российских проституток
Отборные кадры
Как в России подыскивают присяжных для суда
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
Скука, тестостерон и дешевый бензин
В чем смысл «арабского дрифта» и зачем его легализовали
Я вас не слышу
Чего не хватает новому Chevrolet Camaro: первый тест
Не отпускать и не сдаваться
Что происходило на одном из самых сумасшедших Гран-при сезона
Северный олень
Сохранил ли новый Mitsubishi Pajero Sport свою суровость и страшно ли на нем заезжать в глушь
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон