Алмаз в короне воздушно-космической обороны

Почему на смену ПВО пришла ВКО и кто за этим может стоять

Зенитно-ракетная система С-400
Зенитно-ракетная система С-400
Фото: Сергей Михеев / «Коммерсантъ»

Президент Владимир Путин 5 февраля подписал указ о создании на базе концерна ПВО «Алмаз-Антей» концерна воздушно-космической обороны (ВКО) с аналогичным названием и передаче в него ряда предприятий. Это решение готовилось более года. В чем его суть и с чем оно связано, разбиралась «Лента.ру».

Что такое «Алмаз-Антей»?

Концерн ПВО «Алмаз-Антей» появился в 2002 году. Это горизонтальный холдинг (отраслевая монополия), объединивший основных производителей зенитных ракетных и радиолокационных систем в стране.

Сейчас в концерн входят около 60 предприятий, среди которых крупнейшие разработчики профильной техники: НПО «Алмаз» (С-25, С-75, С-125, С-200, С-300П/ПМ, «Редут», С-350, С-400, С-500), НИЭМИ (С-300В, «Тор», «Оса», «Круг»), МНИИРЭ «Альтаир» (морские ЗРК «Ураган», «Кинжал», С-300Ф), «НИИ радиоприборостроения» (системы ПРО Москвы А-35, А-135), «НИИ приборостроения имени Тихомирова» (ЗРК «Куб», «Бук», бортовые РЛС истребителей). Также концерн выпускает радиолокационные станции и является головным разработчиком систем управления воздушным движением в стране.

Выручка концерна в 2013 году превысила 272 миллиарда рублей (12-е место в рейтинге крупнейших оборонных корпораций планеты), чистая прибыль достигла 12,7 миллиарда рублей.

Это просто переименование?

Нет, дело не только в изменении названия. Тем же указом в состав «Алмаз-Антея» переданы Корпорация космических систем специального назначения «Комета», «Центральный научно-исследовательский радиотехнический институт имени академика А.И. Берга», а также ОАО «Завод "Навигатор"». Все три предприятия занимались космическим эшелоном информационных средств ВКО (разведка, целеуказание, мониторинг, спутниковая навигация).

Переход от ПВО к ВКО как к единой системе наметился давно, с развитием средств поражения и освещения обстановки, а также их интеграцией в единое боевое информационное пространство. Несколько лет назад в России были созданы Войска воздушно-космической обороны, собравшие под своей крышей ПВО и космические войска с их ПРО, системой предупреждения о ракетном нападении (СПРН) и системой контроля космического пространства (СККП). Теперь к ним присоединятся и ВВС, и все это переименовывается в воздушно-космические силы.

В чем суть преобразований?

Изначальная причина — в той самой интеграции. В январе 2014 года это подробно объяснил вице-премьер Дмитрий Рогозин, отвечающий за оборонную промышленность.

«Алмаз-Антей» преимущественно собрал производителей средств поражения и в значительной степени — радарщиков. Однако такой важный компонент, как наземные радиолокационные средства СПРН, очутился совсем в другой структуре — концерне «РТИ Системы», принадлежащем группе АФК «Система» Владимира Евтушенкова. Космический же эшелон информационных средств ВКО находился и вовсе в корпорации «Комета» и в институте Берга.

Логика понятна: собрать под одной управленческой крышей всех, кто решает задачу формирования единой системы ВКО — от обнаружения цели до ее поражения, причем как аэродинамической цели, так и баллистической, как в пределах атмосферы, так и за ее пределами.

«Комету» концерну отдали росчерком пера — она и так государственная, а вот с «РТИ Системами» придется немного повозиться. Национализация крупнейшего частного оборонного концерна страны (выручка за 2013 год — 26,2 миллиарда рублей, чистая прибыль — 2,4 миллиарда рублей, 80-е место в мировом рейтинге) — задачка посложнее.

Что решают кадры?

«Алмаз-Антей» с момента создания находился под плотным контролем со стороны ближнего окружения Владимира Путина, в особенности — Сергея Иванова, который в этом окружении курировал военно-технические вопросы.

Так, после кадровой чехарды первого года концерна, закончившейся в 2003-м убийством и.о. гендиректора Игоря Климова, структуру возглавил генерал-майор госбезопасности Владислав Меньщиков и оставался на этом посту более 10 лет, до марта 2014 года. Советом директоров руководили аппаратные «тяжеловесы»: сперва влиятельный помощник президента по кадрам Виктор Иванов (ныне — глава Госнаркоконтроля), потом замглавы администрации президента Александр Беглов (ныне полпред в ЦФО). С 2011 года во главе совета — Владимир Медовников (работал в советских внешторговских организациях, с 2005 года — советник Сергея Иванова).

А в октябре 2014-го на пост председателя совета директоров концерна пришел «сверхтяжеловес» из ближнего окружения президента — глава госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов, в прошлом многолетний руководитель «Рособоронэкспорта» (ныне принадлежащего «Ростеху»).

Какой во всем этом смысл?

Приход Чемезова в «Алмаз-Антей», о высокой вероятности которого заговорили еще летом 2014 года, источники связывали с необходимостью отладить работу концерна ВКО, в том числе обеспечить передачу туда некоторых радиоэлектронных предприятий «Ростеха».

Эта трактовка, безусловно, имеет под собой основание, как и недавнее заявление о том, что смена руководства «Объединенной авиастроительной корпорации» должна привести к улучшению координации между авиастроителями и холдингами «Ростеха», поставляющими оборудование для авиапрома. Однако не великовата ли фигура создателя и руководителя сверхгиганта с объемом выручки свыше триллиона рублей (по сути, теневого министерства оборонной и не очень оборонной промышленности) для того, чтобы обеспечить передачу «некоторых» предприятий?

Похоже, что все обстоит как раз наоборот. «Алмаз-Антей», одна из первых в России оборонных монополий, отныне втянута в орбиту влияния госкорпорации «Ростех» за счет «личной унии» с ее руководителем Чемезовым. На иной результат было бы странно рассчитывать при столь серьезном кадровом назначении.

Обсудить
«Этот разговор чудовищно безнравственный»
О праве церкви на Исаакий, ее взглядах на искусство и влиянии на государство
Один на всех
В Новгороде пьяный пациент избил санитарку, медсестру, охранника больницы
Тюбик за триста
Чем и почем кормят депутатов Госдумы
«Религиозность нашего социума сильно переоценена»
Почему передача Исаакиевского собора РПЦ стала проблемой для церкви и общества
TEHRAN, Nov. 19, 2015 (Xinhua) -- Iranian engineers work at the South Pars gas field at the southern Iranian port of Assalouyeh, Iran, Nov. 19, 2015. The South Pars/North Dome field is a natural gas condensate field located in the Persian Gulf. The South Pars or North Dome field is a natural gas condensate field located in the Persian Gulf. It is one of the world's largest gas fields, shared between Iran and Qatar. (Xinhua/Ahmad Halabisaz) (Credit Image: Global Look Press via ZUMA Press)
Photographer: © Ahmad HalabisazПризрачная угроза
Сможет ли иранский газ бросить вызов интересам России?
Real estate magnate Donald Trump waves as he leaves a Greater Nashua Chamber of Commerce business expo at the Radisson Hotel in Nashua, New Hampshire, May 11, 2011. Trump suggested Wednesday it's not much fun flirting with the idea of running for president in the face of relentless attacks and ridicule. REUTERS/Don Himsel/Pool (UNITED STATES - Tags: POLITICS)Прощание с иллюзией
Почему Трамп не мог оправдать надежд на нормализацию отношений с Россией
Желтую расу — в лагеря
Жизнь японцев, интернированных в США во время войны
Самый лучший президент
Американские историки составили список наиболее успешных руководителей страны
Допрос обвиняемого - митрополита Петроградского Вениамина на судебном процессе по делу об изъятии церковных ценностей, проходившем в зале филармонииСидеть!
Как молодая советская власть карала своих граждан
Старые кирпичи, новые цены
Воскресший Nokia 3310 и таинственный Samsung: новинки Mobile World Congress
Ястреб сбит, ястреб сбит!
Пушка-ловушка, орлы и другие неожиданные способы уничтожить беспилотник
После большевистской попытки захвата власти 3-4 июля 1917 года в Петрограде«События в столице застали Ильича врасплох»
Как Сталин, Ленин и Троцкий провели «жаркий» июль 1917 года
Они сражались за «Оскары»
Главные кадры 89-й церемонии вручения наград Американской киноакадемии
Pierre et Gilles, Sainte Marie MacKillop (Kylie Minogue), 1995, Collection privée (c) Pierre et GillesГолубо-розовое
Транссексуалы, проститутки и панки в латексе на снимках гей-пары Пьера и Жиля
Говоря «да»
Молодые и красивые обитатели Бруклина на снимках вундеркинда Гарольда Файнстайна
twen, Nr. 6, 1969, Фотография: Гвидо Мангольд, графика: Вилли Флекхаус«Опаснее тысячи порножурналов»
Король книжного и журнального дизайна Вилли Флекхаус
Чемодан не долетел
Что делать, если авиакомпания потеряла ваш багаж
Страна оленья
Почему Якутия — главное направление для путешествий в этом году
A view of the cathedral in Naumburg/Saale, Germany, 21 Janaury 2016. After the first application in summer 0215 failed, a second attempt is being made to register Naumburg Cathedral as a UNESCO world heritage site. Саксония с замками и вином
«Лента.ру» открывает неизвестные россиянам уголки Германии
В отпуск с кошкой
Как правильно организовать путешествие с домашними животными
Мимимиметр сломался
Азиатский бум на умилительных собак пришел в Instagram
«Местные со мной два года не здоровались»
История программистки из Москвы, переехавшей в итальянские Альпы
Я не знаю, как она это делает
Личный опыт: быть фитнес-звездой Instagram и многодетной матерью одновременно
Натянуть уши на нос
Шесть необычных поводов для обращения к пластическому хирургу
Ружье и палатка: уникальные автомобильные опции
Инструменты, ружье, пылесос и другие необычные вещи в комплекте с машиной
Автомобили, заслужившие «Оскар»
Машины, которым стоило бы вручить самую престижную кинопремию
Ferrari для чемпиона
На аукционе продадут Ferrari Майка Тайсона
Летают, но низенько-низенько
11 машин, способные ехать по любой поверхности. Точнее, даже не ехать
Бог простит
В церкви нашли квартиру с красной мебелью и портретами в стиле поп-арт
Дворянское гнездо
Один из самых шикарных в мире домов нашли в диком лесу
«Пусть меня захоронят в отравленную, но родную землю»
Почему люди отказываются покидать чернобыльскую зону: реальные истории
Поставили баком
Англичане сделали идеальный дом из резервуара для воды