СБился с курса

Как пошел на дно Судостроительный банк

Леонид Тюхтяев
Фото: Василий Шапошников / «Коммерсантъ»

16 февраля ЦБ отозвал лицензию у Судостроительного банка. То, что у банка отзовут лицензию или отправят его на санацию, не вызывало сомнения уже с конца января. Ведь с начала года он перестал проводить клиентские платежи и возвращать вклады. В последней декаде месяца рейтинговые агентства принялись дружно снижать рейтинги банка: 22 января Standard & Poor’s — с «B-» до «ССС», 27 января Moody’s — с «Caa1» до «Ca». К ним присоединились и российские рейтинговые агентства «Эксперт РА» и НРА. 26 января ЦБ отключил банк от БЭСП — системы банковских электронных срочных платежей.

Больше всего интересовало то, какое решение примет регулятор. От этого зависела судьба денег, зависших в банке у его кредиторов. В том числе, кстати, и у вкладчиков-превышенцев. То есть тех, чьи депозиты свыше 1 миллиона 400 тысяч рублей. Кредиторы обращались к ЦБ с петицией о санации банка. Однако спасать, видимо, было нечего. Скоро мы узнаем размер дыры в капитале банка. По-видимому, речь идет о десятках миллиардов рублей. ЦБ так и не нашел «спасателя», хотя к банку «принюхивались», по данным прессы, «Бинбанк» и «Югра». Агентство по страхованию вкладов (АСВ), в свою очередь, санировать банк самостоятельно отказалось.

О том, что дела в банке плохи, было видно и по рыночным котировкам его облигаций, обрушившихся во второй половине января. Минимальная цена в 8,52 процента от номинала была достигнута 3 февраля. Но затем началась мощная коррекция, достигшая 11 февраля 39,44 процента. Вероятно, кто-то поставил на санацию. После отзыва лицензии облигации вновь рухнули. Теперь надеяться уже не на что. Ведь деньги банка давно улетели на воздушном шаре.

25 января председатель совета директоров банка и его крупный собственник Леонид Тюхтяев вместо того, чтобы спасать банк, отправился покорять мировой рекорд по дальности полета на воздушном шаре. Рекорд он покорил, банк потерял.

Отзыв лицензии у Судостроительного банка пробьет еще одну солидную брешь в фонде обязательного страхования вкладов АСВ. На 2 февраля 2015 года его размер за вычетом сформированного резерва для выплат по наступившим страховым случаям составлял всего 63,7 миллиарда рублей, сократившись почти в четыре раза по сравнению с уровнем 1 октября 2013-го — 232,4 миллиарда рублей. С учетом того, что ответственность АСВ перед вкладчиками банка и индивидуальными предпринимателями может достичь 20 миллиардов рублей, скоро в этом фонде останутся только мыши и ЦБ придется выделять АСВ кредит.

Как Судостроительный банк дошел до жизни такой? Он пал жертвой набега кредиторов, возникшего в результате валютного кризиса. Такому набегу, кстати, подверглись многие кредитные учреждения. В том числе банк «Траст», отправленный на санацию 22 декабря 2014 года. Многие банки спасались повышением процентных ставок по депозитам. Причем с массовым нарушением ограничения ставок по вкладам. Однако Судостроительный банк не мог этим воспользоваться из-за предписания ЦБ о запрете на прием новых вкладов.

Отток средств розничных и корпоративных клиентов вызвал дефицит ликвидности. За декабрь средства предприятий и организаций в банке сократились на 2,5 миллиардов рублей, или на 11,9 процента, вклады населения — на 570,4 миллиона рублей, или на 2,6 процента. Из-за оттока средств в декабре 2014 года банк допустил просрочку по межбанковскому кредиту на 200 миллионов рублей. Кроме того, банк не исполнил в срок распоряжения клиентов на сумму 395,5 миллионов рублей из-за недостатка денег на корреспондентском счете. Дефицит ликвидности отразился и в напряженном нормативе мгновенной ликвидности Н2: на 1 января он находился на уровне 15,05 процента (первое место в антирэнкинге среди банков, не нарушавших этот норматив) при минимуме 15 процентов.

Кстати, с 2012 года в совет директоров Судостроительного банка входит автор «Вредных советов» Григорий Остер. Его книжка полна неоценимыми советами владельцам и топ-менеджерам Судостроительного банка:

Не бери чужое, если
На тебя глядят чужие.
Пусть они глаза закроют
Или выйдут на часок.
А своих чего бояться!
Про своих свои не скажут.
Пусть глядят. Хватай чужое
И тащи его к своим.

Если ты в своем кармане
Ни копейки не нашел,
Загляни в карман к соседу —
Очевидно, деньги там.

Сейчас, уже после отзыва лицензии, наиболее актуален другой совет:

Если гонится за вами
Слишком много человек,
Расспросите их подробно,
Чем они огорчены?
Постарайтесь всех утешить.
Дайте каждому совет,
Но снижать при этом скорость
Совершенно ни к чему.

Есть замечательный совет и председателю совета директоров банка Леониду Тюхтяеву, российскому, так сказать, Ричарду Брэнсону. В чем-то они, определенно, коллеги — оба летают на воздушных шарах. Но, похоже, Тюхтяев решил сделать полеты на воздушных шарах главным делом своей жизни. И теперь ему очень пригодится такой совет Остера:

Главным делом жизни вашей
Может стать любой пустяк.
Надо только твердо верить,
Что важнее дела нет.
И тогда не помешает
Вам ни холод, ни жара,
Задыхаясь от восторга,
Заниматься чепухой.

Печально известен еще один банкир-воздухоплаватель — Константин Томенчук, экс-председатель правления тульского банка «Первый экспресс». У его банка лицензию отозвали в 2013 году. А весной 2014-го было возбуждено уголовное дело по факту хищения денежных средств банка в размере 5,6 миллиарда рублей. Может, запретить банкирам летать на воздушных шарах? Дело это какое-то подозрительное, вдруг улетят в стратосферу с деньгами клиентов?

Впрочем, у Тюхтяева полеты на воздушных шарах не единственное увлечение родом из детства. Он и его жена Ирина Тюхтяева — авторы детской книжки «Зоки и бада. Пособие для детей по воспитанию родителей». Кстати, это обстоятельство объясняет присутствие Остера в совете директоров Судостроительного банка.

В книжке супругов Тюхтяевых описываются сказочные существа — зоки, которые заводятся сами собой в банках. Правда, в книжке банки не коммерческие, а стеклянные, с медом. После того как в банке завелся зоки, очень быстро там ничего не остается, кроме этого изрядно растолстевшего персонажа.

Экономика10:1115 июня

«Требуйте везде оленину!»

От развития оленеводства зависит жизнь коренных народов Севера