Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Коренники

В России сегодня проживает несколько десятков малочисленных народов, нуждающихся в поддержке государства

Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

26 февраля в Салехарде началось выездное межсессионное заседание Постоянного форума ООН по вопросам коренных народов. В ямальскую столицу прибыли замминистра культуры России Александр Журавский, президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Григорий Ледков, председатель Постоянного форума Джейн Дороу (Аляска), делегаты из Ирана, Боливии, Филиппин, США, Кении и других стран, представители МИД и администрации президента.

Форум, основанный в 2000 году и посвященный вопросам защиты образа жизни и прав коренных малочисленных народов (КМН), впервые проводит свое заседание в России. Заметим, что именно наша страна первой создала Национальный комитет по проведению второго Международного десятилетия коренных народов. Учитывая, что на территории Российской Федерации, согласно утвержденному правительством перечню, проживает почти пять десятков коренных малочисленных народов (алеуты, вепсы, камчадалы, коряки, манси, нивхи, саамы, селькупы, тубалары, ханты, эвенки, чукчи, юкагиры и многие другие), активность государства в этой сфере вполне объяснима.

Ныне действующий закон от 30 апреля 1999 года №82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» дает такое определение: «проживающие на территориях традиционного расселения своих предков, сохраняющие традиционные образ жизни, хозяйствование и промыслы, насчитывающие… менее 50 тысяч человек и осознающие себя самостоятельными этническими общностями».

В большинстве своем эти народы обитают на арктических и дальневосточных территориях, отличающихся суровым климатом. В то же время ведется активное промышленное и экономическое освоение этих регионов: к примеру, на том же Ямале добывается почти четыре пятых всего российского газа. Губернатор ЯНАО Дмитрий Кобылкин на заседании форума подчеркнул, что развитие Арктики призвано повышать уровень жизни местного населения, но активность нефтегазовой отрасли не должна нарушать традиционную связь коренных народов с природой Севера.

К сожалению, нередки земельные споры между коренными народами и компаниями, ведущими бизнес в их регионах. В частности, опыт нефтепромышленного исследования американской Аляски и канадской долины Маккензи показывает, что общественно-политическая активность в этой сфере со стороны лидеров коренных народов может создать вполне ощутимые трудности в организации и разработке недропользовательских проектов. В России же, несмотря на то что общая численность малых народов не превышает четверти миллиона человек, ареал их распространения затрагивает 28 регионов страны — создавая таким образом весьма большой потенциал как для интенсификации, так и стагнации их экономического развития.

Демографическая ситуация у северных народов за последние годы стабилизировалась. Численность некоторых (например, ительмены или ороки) выросла почти вдвое. А главное, вырос уровень того самого осознания КМН как особой этнической общности. Соответственно, расширилось и взаимодействие государства с малыми народами в вопросах их развития и повышения уровня жизни. Так, в конце января 2015 года мурманский губернатор Марина Ковтун провела встречу с представителями Саамского собрания Самь Соббар, на которой, в частности, поручила местным предпринимателям наращивать уровень контактов с саамскими общинами, особенно «в свете реализации масштабных проектов в нашей области — освоения Арктики крупными нефтегазовыми компаниями».

А в Ленинградской области, где проживают сразу пять коренных народов (вепсы, водь, ижора, ингерманландские финны и тихвинские карелы), последние годы действует даже специализированная государственная подпрограмма по поддержке этнокультурной самобытности КМН. На ее реализацию из бюджета области комитетом по местному самоуправлению, межнациональным и межконфессиональным отношениям выделено по 15,3 миллиона рублей в этом и следующем годах, а глава региона Александр Дрозденко публично заявил о том, что «сохранение культуры и традиций малых коренных народов — важнейшая, сквозная задача».

С другой стороны, как отмечают эксперты, этот процесс не лишен и минусов. «Мы сталкиваемся с неким романтизмом энтузиастов, стремящихся к сохранению уникальных арктический цивилизаций — не трогать, оставить как есть, только сохранять. И делать меньше упор на развитие… Из-за миграции населения возникают демографические проблемы: чаще мигрируют девушки, чем мужчины, что создает гендерный дисбаланс… Выезд в город имеет определенные риски, связанные с социальными проблемами, прежде всего, с алкоголизмом и наркоманией. Представители коренных народов Севера более склонны к алкогольной зависимости, это бич всех арктических народов мира… Коренные народы не могут и не должны превратиться в некий уникальный изолированный цивилизационный комплекс. Они все же должны найти свое место в современной жизни, включая хозяйственное освоение арктических районов, занять нишу в производстве», — утверждает академик, директор Института этнологии и антропологии имени Н.Н. Миклухо-Маклая РАН Валерий Александрович Тишков. И эти обстоятельства, разумеется, тоже нельзя не учитывать.

Неизбежны в этой сфере и конфликты, возникающие у представителей тех или иных малых народов как с властью, так и между собой. Как известно, самый многонациональный и многоязычный регион России — Республика Дагестан, где официально признаны сразу 14 коренных народов: аварцы, агулы, кумыки, даргинцы, лакцы, таты, рутульцы, чеченцы-аккинцы и, как ни странно, русские. При этом так называемая титульная нация (то есть та, которая дала республике как государственному образованию официальное название) в Дагестане отсутствует, а ни один из дагестанских коренных народов не входит в вышеприведенный правительственный перечень.

Так вот, отдельные общественные организации этих народов довольно резко критикуют главу Дагестана Рамазана Абдулатипова. В частности, руководитель регионального движения «Союз патриотических сил Республики Дагестан» Магомед Ахмеднабиев считает, что именно Рамазан Гаджимурадович как представитель тляратинского клана (один из наиболее влиятельных аварских кланов в Дагестане, компактно проживающий в Тляратинском районе республики), несет ответственность за то, что в республике до сих пор не принят закон о языках. «О какой культуре тогда можно разговаривать?.. Дагестан не существует до тех пор, пока не будут обозначены этнотерритории народов, которые с середины первого тысячелетия до н.э. имели здесь свою государственность. А в настоящее время нас представили чуть ли не дикарями, дали в руки оружие, и мы друг с другом воюем», — говорит Ахмеднабиев. Солидарен с ним и главный редактор газеты «Ахвахцы-Ашвадо» Максуд Гаджиев: «Уже четверть века в республике не принимают законы о языках и о коренных малочисленных народах. На все наши обращения, подписанные этнографами, языковедами, отвечают отписками. Принятие этих важнейших документов, необходимых для сохранения языков, под разными предлогами откладывается».

В феврале 2014 года представители сразу 15 общественных объединений Дагестана обратились к президенту Владимиру Путину с требованием отставки Абдулатипова. Естественно, что требование это заведомо невыполнимо, особенно учитывая, что глава республики стабильно входит в первую двадцатку губернаторских рейтингов, а в рейтинге политической выживаемости губернаторов от Фонда «Петербургская политика» меньше «четверки» не получает. Но имеющихся проблем это, разумеется, не снимает.

Непростая ситуация и у главы Республики Алтай Александра Бердникова, замыкающего первую полусотню указанного рейтинга. Уже не первый месяц представители отдельных КМН находятся в достаточно остром, хотя и вялотекущем конфликте с губернатором. 7 февраля в Горно-Алтайске прошел седьмой съезд Ассоциации коренных малочисленных народов Республики Алтай, по итогам которого главой Ассоциации была избрана Елена Унучакова, представительница народа тубаларов. А незадолго до этого Унучакова была со скандалом смещена с поста главы Турочакского района республики (где, собственно, компактно проживают тубалары). Бердников же негласно, но вполне осязаемо поддерживает другую алтайскую ассоциацию КМН — «Звенящий кедр», созданную вице-президентом Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ Любовью Пешперовой и членами ее семьи. Среди коренных народов Алтая возник явный раскол, урегулировать который местная власть пока совершенно не в состоянии. Хотя, например, политолог Анатолий Савостин считает, что это скорее «вредит самим коренным малочисленным народам, а властям расколы в их среде скорее на руку».

В итоге Пешперова на состоявшейся несколько дней назад встрече с Бердниковым обратилась с просьбой ввести в республике должность уполномоченного по правам коренных малочисленных народов, и Александр Васильевич вполне ожидаемо поддержал эту инициативу, не забыв покритиковать оппонентов Пешперовой: «Недавно прошел съезд — не съезд… Не знаю, юристы еще не могут сказать, что это было… К тому же надо отдавать себе отчет в том, что денег по программе коренных малочисленных все равно не хватает, мы добавляем средства из республиканского бюджета, из федерального просим. Так что не все так просто, как может показаться».

Введение должности, так сказать, национального омбудсмена — это, впрочем, не только реализация алтайской стратегии «разделяй и властвуй», но и общероссийский тренд в этой сфере правового регулирования. Аналогичный законопроект рассматривается в настоящее время в Ханты-Мансийске, а в собрание депутатов НАО, как сообщает местная газета «Наръяна Вындер», на этот пост уже внесена кандидатура местного депутата-коммуниста Александра Белугина, возглавляющего Ассоциацию КМНС «Ясавэй». Учитывая то, что Белугин пользуется поддержкой фракции «Единой России» в ненецком парламенте, исход голосования вполне очевиден.

Но о каких бы коренных народах ни шла речь, будь то ленинградские вепсы, алтайские кумандинцы, сахалинские нивхи, кабардинские убыхи (чей этнос не превышает тридцати человек) или вот уже год как являющиеся гражданами России крымские татары и караимы, совершенно понятно, что каждый из них — это необходимый элемент в многонациональной карте России, позволяющей нашей стране оставаться уникальной. И государству необходимо заботиться не только о поддержании традиционного образа жизни малых народов, сохранении языковой и культурной самобытности, но и создавать необходимые условия для их развития, процветания и достойного участия в жизни российского общества ХХI века.