Хотите видеть только хорошие новости?

Бюджетная инвалидность

Почему правительство решилось секвестировать социальные расходы

Фото: Дмитрий Коротаев / «Коммерсантъ»

Кабинет министров внес в Государственную Думу законопроект, меняющий правила ежегодной индексации социальных пособий и зарплат бюджетников. Теперь это собираются делать единоразово, а не в соответствии с фактической инфляцией. Изменения коснутся чернобыльцев, инвалидов, ветеранов, Героев Советского Союза и РФ, Героев Социалистического Труда, почетных доноров, граждан, имеющих детей, учащихся средних специальных заведений на каждом уровне профессионального образования. Если нижняя палата Федерального собрания одобрит закон, индексация выплат этим категориям граждан в текущем году будет произведена не на прогнозный уровень инфляции, а разово. В каком размере — правительство решит дополнительно.

На всех не хватит

Это, кстати, не первый раз, когда российское правительство принимает подобные решения. Похожий законопроект, например, прошел в 2012 году. Однако касался он куда меньшего количества граждан, чем сейчас. Теперь, помимо выше перечисленных категорий, речь идет о выплатах в случае гибели или ранения военнослужащих или сотрудников полиции, компенсации расходов на похороны, материнском капитале, накопительных взносах в накопительно-ипотечной системе, жилищном обеспечении военнослужащих.

Наконец, законопроект затрагивает денежное довольствие военных, зарплаты госслужащих, членов Совета Федерации, депутатов Госдумы, судей и сотрудников МВД. Три года назад государство проиндексировало социальные выплаты на уровне даже не прогнозной, а фактической инфляции. Теперь это весьма затруднительно. Во-первых, разница между соответствующими показателями тогда составляла десятые доли процента. А во-вторых, ситуация с доходами самого федерального бюджета была на порядок лучше, чем сегодня.

Интересно, что и официальных заявлений о том, в каком объеме проиндексируются социальные выплаты из Белого дома пока не слышно. В пояснительной записке к внесенному законопроекту содержится достаточно расплывчатая формулировка: «В 2015 году указанная индексация осуществляется в размере, установленном Федеральным законом от 1 декабря 2014 года №384-ФЗ "О федеральном бюджете на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов"». А в самом законе о бюджете указана лишь общая сумма, выделяемая на эти цели. Из чего можно сделать вывод, что при определении размера индексации выплат каждой категории льготников чиновники будут исходить из собственных представлений о том, кому следует добавить больше, а кому меньше. Тем более что и сам закон о бюджете на этот год подвергнется пересмотру.

Министр финансов Антон Силуанов уже сообщил о необходимости урезать бюджетные расходы более чем на 10 процентов. А как заявила его заместитель Татьяна Нестеренко на недавнем заседании коллегии Федерального казначейства, все ассигнования в текущем году будут сокращены на 1 триллион 700 миллиардов рублей. И этот процесс затронет практически все расходные статьи бюджета.

Всем не объяснить

Вынужденное сокращение социальных расходов, на которое приходится теперь идти правительству, — главное отличие нынешнего кризиса от кризиса 2008-2009 годов. Тогда, напомним, кабинет министров имел возможность не только сохранить траты на «социалку» на запланированном уровне, но и, наоборот, нарастить их. На сей раз Белому дому приходится объяснять населению, почему вдруг закончились деньги. И такие объяснения, хотя и не бесспорны, проводятся со знанием дела. Чего хотя бы стоит аргумент из серии «у них и так денег много» при обсуждении идеи не платить пенсии работающим пенсионерам с доходом, превышающим 1 миллион рублей в год.

Между тем экономия на соцрасходах — затея в принципе весьма рискованная и политически очень уязвимая. А на фоне растущей инфляции — тем более. Только в январе минимальный продуктовый набор подорожал более чем на 8 процентов. В Москве и Санкт-Петербурге стоимость самой бюджетной продовольственной корзины вообще выросла на 9 процентов.

Неудивительно, что, затевая «социальный» секвестр, правительство пытается любыми средствами сдержать рост цен. 25 февраля стало известно, что крупнейшие российские розничные продуктовые сети приняли совместное решение заморозить на два месяца цены примерно на 20 социально значимых товаров первой необходимости.

Судя по реакции чиновников, такое «самопожертвование» бизнесменов не было для них сюрпризом. В тот же день вице-премьер Аркадий Дворкович заметил, что «в нынешней ситуации это конструктивный подход». А 26 февраля Федеральная антимонопольная служба, рассмотрев соответствующую инициативу Ассоциации компаний розничной торговли (АКОРТ), сочла подобные действия допустимыми.

В условиях, когда ретейлеры кредитуются главным образом в госбанках, правительству не представляет особого труда добиться ценовых уступок. А прокурорские проверки и скандалы, подобные тому, что разразился вокруг «Магнита», должны были еще больше убедить розничные сети в необходимости пойти навстречу властям.

3 марта по итогам заседания антикризисной комиссии под председательством первого вице-премьера Игоря Шувалова двухмесячная фиксация цен на 20 социально-значимых товаров в крупнейших розничных сетях была подтверждена.

Однако возникает вопрос: распространится ли это ценовое «замораживание» дальше, или свои доходы ограничат лишь ретейлеры? Ведь если умерить аппетиты, правительству придется всем, вплоть до производителей-аграриев, рано или поздно увеличивать расходы на поддержку сельского хозяйства. А это нивелирует все гипотетические бюджетные выгоды.

Правда, Аркадий Дворкович предполагает, что ретейлеры «чуть больше поднимут цены на товары, не относящиеся к категории социально значимых», и таким образом компенсируют падение своей прибыли. Грубо говоря, в конечном итоге за то, что государство экономит на помощи бедным, заплатят их более состоятельные сограждане.

Это вполне логичное и жизнеспособное решение бюджетных проблем. Но в таком случае неизбежно сокращение частных сбережений и платежеспособного спроса на товары не первой необходимости. И следовательно — исчезновение одного из ключевых драйверов экономического роста.

Обсудить
00:01 3 января 2017
A woman pays for her groceries at the Tagansky supermarket in Moscow on Dec. 19, 1990 as a man waits behind her holding a load of bread. Food is more plentiful at farmers’ markets than at state-run stores such as this, but prices are much higher.

До основанья, а затем...

25 лет назад началась «шоковая терапия» — реформы команды Ельцина-Гайдара
«Горло себе перережу»
Реституция по-ставропольски: как РПЦ выживает из дома семью ветерана
Сергей Халюта в заповеднике «Херсонес Таврический»Монастырь раздора
Крымские церковнослужители требуют передать им 24 здания музея «Херсонес»
«Китайцы многое маскируют»
Почему России нельзя расслабляться на фоне появления ракет КНР возле границы
«Эта опасность на первый взгляд не видна»
Адвокат Шота Горгадзе о негативных последствиях декриминализации семейных побоев
Лё седан
Длительный тест обновленного седана Citroen C4: часть первая
3 президентских лимузина, никогда не возивших президентов
Президентские автомобили США, СССР и РФ, которые не дождались своих владельцев
Тест: угадай машину по ручке двери
Щелкали наши предыдущие тесты как орешки? Попробуйте этот!
Топ-25 внедорожников в России
Какие кроссоверы и внедорожники продавались в 2016 году лучше остальных
«Мы начали решать свои проблемы, как в 90-х»
За потребительские кредиты смогут отбирать квартиры
Развели тут бордель
Экскурсия по самому большому публичному дому Южного полушария
Война дворцам
Каких домов лишились в 2016 году звезды Голливуда
«Теперь она бомж и живет в закутке под лестницей»
История преподавательницы, лишившейся трех квартир в Москве