Спецпроект Ленты.ру
 

«Меня не надо агитировать, у меня оба деда погибли»

Музыкант Валерий Кипелов о своем отношении к войне, победе и патриотизму

Волховский фронт, 1943 год
Волховский фронт, 1943 год
Фото: Анатолий Гаранин / РИА Новости

К 70-летию окончания Великой Отечественной «Лента.ру» начинает проект «Победа». В нем каждый может рассказать о своих ветеранах и тем самым добавить собственный кусочек в мозаику лиц победы. Параллельно мы публикуем воспоминания и размышления о войне тех, кому, на наш взгляд, действительно есть о чем рассказать. Сегодня о своем отношении к войне, победе и патриотизму рассказывает музыкант Валерий Кипелов.

Великая Отечественная оставила след в каждой семье. Для меня это не просто слова. У меня на этой войне погибли оба моих деда. Дед по линии матери, Иван Федотович, погиб под Москвой в районе Клина, второй, Семен Петрович Кипелов, — под Великим Новгородом.

О Семене Петровиче мы долго не имели никаких сведений, но благодаря ребятам-поисковикам недавно смогли узнать о его судьбе. По архивам удалось установить, что дед пал в бою в районе Новгорода и похоронен в братской могиле в городе Боровичи. В 1942 году там была наступательная операция Красной армии — о ней редко говорят, поскольку оказалась неудачной. Дед воевал на Волховском фронте, служил на бронепоезде. Была попытка прорыва советских войск на северо-западном направлении. Тогда много наших солдат полегло, генерал Власов именно в то время сдался в плен… Это была не самая славная страница этой войны, но о ней надо помнить.

Что касается деда по линии матери, Ивана Федотовича, то он долгое время считался пропавшим без вести. Призывался на фронт он из поселка Дзержинского — это под Капотней. Попал в пехоту, участвовал в обороне Москвы, погиб в районе города Клина в 1941 году. Долгое время мои родные не знали подробностей — делали запросы в военкомат, но внятного ответа не было… Вообще, к пропавшим без вести, сами знаете, тогда относились не слишком хорошо — как и к тем, кто попадал в плен. К счастью, нашелся сослуживец, демобилизовавшийся в середине войны после ранения. Он указал точное место гибели моего деда, поскольку был очевидцем его смерти…

Мои родители много рассказывали о военном времени. Когда началась война, они были подростками — маме было 14 лет, а отцу не было и 12. Это было тяжелейшее время — из их рассказов я знаю, какой ценой добыта победа. Именно поэтому эта тема мне близка и понятна.

Тогда все подростки работали — каждый хотел помочь фронту. Время было голодное. Но работающим давали продуктовые карточки, были какие-то льготы… Мама трудилась на заводе в Капотне — сначала на его строительстве, потом и на производстве — стояла у станка. Было много бомбежек — немцы особенно целили в нефтеперерабатывающий завод. Наши ПВО защищали завод всеми силами, и в итоге ни одна бомба в него не попала. Но в Капотне родители показывали мне места, где бомбы все же оставили свои следы — их было множество.

Мой отец родился и жил в подмосковном Орехово-Зуеве. С 11 лет, как началась война, пошел работать в колхоз — собирали картошку, возили в госпитали для раненых. Орехово-Зуево находилось восточнее линии фронта, поэтому госпиталей здесь было много, раненых подвозили постоянно. Там же находились и лагеря для военнопленных… Было очень много диверсионных групп — немцы засылали их регулярно. Отец все время пытался записаться в истребительный батальон, но его не брали по возрасту — хотя он приписывал себе лишний год.

На меня произвело впечатление, что родители рассказывали о тяготах войны без жалоб. Более того — они всегда повторяли: «Мы никогда не верили, что нас могут победить». Настрой всех людей был потрясающий: ни у кого не возникало сомнений в нашем превосходстве. Стойкость и мужество были нормой. Полагаю, именно поэтому к нам пришла победа.

Я никогда не видел ни одного ни другого своего деда. Но знаю и помню о них. И день Победы в Великой Отечественной — для меня на самом деле великий праздник, ни с чем не сравнимый. Говорят, что время сейчас не то, все стирается из памяти… Нет. Для нормальных людей такое из памяти никогда не сотрется и всегда будет настоящим праздником.

Понимаете, для меня все это… не просто пафосные речи. Я вспоминаю детство — оно у меня проходило под песни военных лет. Именно под военные песни! Собирались гости, пели. Эти же песни я слушал на пластинках… По сути, мое первое знакомство с музыкой началось именно с песен, посвященных войне. «Темная ночь» Марка Бернеса, «Землянка» — мне это очень близко.

У меня давно есть такая идея: на своих концертах исполнять военные песни. Мы с группой иногда это делали раньше — когда были юбилеи Сталинградской битвы, Курской дуги. Изредка я пою народные песни — мне думается, что во время войны они тоже исполнялись.

К 70-летию Победы мы обязательно сделаем что-то особенное. Возможно, напишем собственные композиции, посвященные Великой Отечественной. Знаете, меня очень волнует и трогает тема блокадного Ленинграда. Хотелось бы посвятить песню именно этой теме.

Мне частенько приходится слышать, что все это — наши конъюнктурные соображения, что мы хотим кому-то понравиться. Дескать, мы находимся под влиянием пропаганды… Да какая пропаганда, если у меня оба деда погибли! Я все это знаю, это все было в моей семье, я это чувствую. Меня не надо агитировать. Мне трудно объяснить это людям, которые таких вещей не понимают. Я и не собираюсь этого делать.

Скажу об одном: помнить войну — мой долг. И это на самом деле — часть моей души.

подписатьсяОбсудить
15:12 6 мая 2015

«День Победы — великий праздник, но война не закончилась…»

Актер Александр Михайлов о войне, вере, Победе и русском предназначении
08:01 25 апреля 2015
4 января 1945 года. Бойцы Сопротивления в горах на Севере Италии

Песни, с которыми можно идти на смерть

Доцент Генуэзского университета Наталья Осис о войне, Победе, итальянском Сопротивлении, «Катюше» и «Белла чао»
08:01 31 марта 2015

«Слова "я русский солдат" для меня святые»

О своем отношении к Великой Отечественной войне и Победе рассказывает народная артистка России Ирина Алферова
Распаднические настроения
С чем останется Украина после интеграции в нее Евросоюза
A man lights a candle by a portrait of Pavel Sheremet surrounded with flowers and candles at a place of his death in Kiev, Ukraine, Wednesday, July 20, 2016. A prominent journalist was killed in a car bombing in Ukraine's capital, Kiev, on Wednesday, sending shockwaves through the Ukrainian journalist community that was shaped by the gruesome killing of the publication's founder 16 years ago. (AP Photo/Sergei Chusavkov)Ищите женщину?
Убийство Павла Шеремета: целенаправленная охота или роковая случайность
Часть изображения была размыта, чтобы не нарушать законодательство Российской Федерации«"Правый сектор" — это современный СС»
Исповедь американского наемника о службе в рядах украинских радикалов
Как купить мушкет
Где приобретают «старинное» оружие и как из него стреляют
Обыски в офисе Главного следственного управления Следственного комитета РоссииСлед Шакро
Как перестрелка у московского кафе привела к задержанию высокопоставленных чинов
Policemen walking down stairs and securing the area in the underground station Karlsplatz (Stachus) after a shootout in Munich, Germany, 22 July 2016. After a shootout in the Olympia shopping centre in Munich, injuries and possible deaths were reported by the police. The situation is still unclear. PHOTO: ANDREAS GEBERT/dpaКТО стучится в дверь ко мне
Какие выводы стоит сделать из полицейской операции в Мюнхене
Сокрытое в волнах
Сколько ядерных бомб потеряно в Мировом океане
Чудаки пришли к успеху
10 самых необычных аккаунтов в Instagram
Потей с Кайлой
Чем автор фитнес-программы Bikini Body Guide привлекла пять миллионов фанатов
Убить за селфи
История «пакистанской Ким Кардашьян», которую задушил родной брат
«Она определенно сошла с ума»
Мужья любительниц Instagram поделились своей болью
Гран-при Венгрии
Онлайн-трансляция самой экваториальной гонки Формулы-1
Советский форсаж
Более 100 раритетов на Красной площади: видеотрансляция
Немаленький домик
Длительный тест MINI Cooper S Clubman: итоги, выводы и три цилиндра
Метры у метро
Московские новостройки, рядом с которыми скоро откроют станции подземки
Тиснули на славу
Как выглядит первое в мире здание, напечатанное на 3D-принтере
Вот это номер!
«Тайный арендатор» в многофункциональном комплексе «Ханой-Москва»
Жить стало веселее
Новая редакция «сталинского рая» на ВДНХ
Любовь по залету
Аэропорты мира, которые не захочется посещать добровольно
Rolling Acres Огайо, СШАЗакрыто навсегда
Как выглядят торговые центры-«призраки», потерявшие покупателей