Новости партнеров

«Мы советуем выключить телевизор»

Интервью с Шурой и Левой «Би-2» в преддверии весеннего концерта

«Би-2»
Фото: Валерий Латыпов

Они легко собирают полные залы в России и за рубежом. Группа «Би-2», пожалуй, стала последней суперзвездной командой российской рок-сцены. Все «нулевые» хиты Левы&Шуры звучали из каждого плеера и автомобиля, музыканты давно и оправданно заслужили статус культовых. Они могли бы прекратить запись новых альбомов, собирая стадионы и завлекая публику проверенными временем хитами. Однако музыканты продолжают экспериментировать, постоянно удивляя как музыкальных критиков, так и поклонников. В преддверии апрельского концерта в Stadium Live основатели коллектива рассказали, чем вызвана эта вечная «погоня за синей птицей».

«Лента.ру»: В прошлом году вы презентовали новый альбом «#16+». На концерте в «Крокусе» весь зал подпевал новым песням. Какие впечатления остались у вас, довольны ли тем, как слушатели приняли пластинку?

Шура Би-2: Скажу тебе больше: перед концертом в «Крокусе» у нас были гастроли по Средней полосе России и шесть-восемь концертов в Германии. Обычно в Германию новые пластинки доходят через год-два, но теперь весь зал пел новые песни. Быстрый интернет делает свое дело. Выходит новый альбом, и через 20 минут его уже все знают.

Это хорошо или плохо для музыканта и продюсера?

С точки зрения финансов это, конечно, не очень хорошо, ведь процесс записи и сведения пластинки группы «Би-2» — недешевое удовольствие. А что поделать?

Поэтому активно прибегаете к краудфандингу, который запустил ваш басист Макс Лакмус при вашем участии. Насколько вы удовлетворены этими проектами?

Лева Би-2: Это прекрасная практика, но, к сожалению, она не покрывает всех расходов. Но, тем не менее, большая, существенная помощь.

Шура Би-2: Краудфандинг покрывает около 20 процентов нашего нового альбома. Мы стали прибегать к этой практике в 2011 году, когда создали Planeta.ru, но нам потребовалось года полтора, чтобы объяснить поклонникам: нужно убрать среднее звено — рекорд-компании — и выйти на прямой путь. Помимо того что вы напрямую помогаете группе, также получаете эксклюзивные приятности: первыми слушаете синглы, вместе с музыкантами можете услышать только что записанную пластинку, получаете цифровые автографы. Но будем откровенны: краудфандинг не покрывает нам всех расходов.

Тогда какие источники дохода остаются у музыкантов?

Шура Би-2: Концерты. В России так было всегда и везде. Но замечу, что и в Англии, и в Америке сегодня многие группы тоже пришли к этому. И если в 1980-90-е годы было время дисков, publishing история, то теперь в Англии, чтобы получить «золотой диск», достаточно продать 20 тысяч пластинок. Это смешно.

Лидер «Несчастного случая» Алексей Кортнев в разговоре заметил, что «Би-2» (вместе с Земфирой и «Мумий Троллем») была последней группой, попавшей на кассеты и ставшей суперзвездами. А сегодня возможно появление суперзвезд такого же масштаба и популярности?

Лева Би-2: Возможно, я приведу мнение ретрограда, но всегда все решают песни, и не важно, на каком носителе они распространяются. Я достаточно скромно отношусь к нашим заслугам, и мне сложно говорить, суперзвезды мы или нет.

Шура Би-2: Приятно, что такое сказал Леша Кортнев. В последнее Рождество мы, музыканты, вместе собрались (как-никак, кризис, обычно у всех концерты, а здесь смогли повидаться) и он поставил свой последний альбом, просто потрясающий.

Однажды я спросил Горана Бреговича, что он считает главным признанием для музыканта: «Грэмми», другие награды или еще что-то. Брегович ответил: «Когда мои песни поют на свадьбах». А что вы считаете показателем признания музыканта?

Лева Би-2: Когда ты выходишь на сцену и видишь полный зал.

Шура Би-2: Да, глаза и лица наших поклонников. К слову, мы заметили, что с выходом каждого очередного номерного альбома портрет аудитории, самая активная публика, пополняется новыми 15-16-17-летними слушателями, и это приятно. Значит, мы стучимся в правильные двери, значит, еще актуальны.

Насколько российские музыканты сегодня востребованы за рубежом?

Шура Би-2: По большому счету, не востребованы. Прожив достаточное время в Австралии и США, понимаешь: никто не хочет пускать тебя на свой рынок. За исключением инди-музыки, но она существует в клубах. А вот так, чтобы выстрелила, как t.A.T.u., — нет, такого не будет. Хотя Лагутенко пытается выйти за рубеж.

Лева Би-2: Он переключился на Китай и, кажется, правильно сделал.

К слову, про Илью. В России довольно много фестивалей, но это привычный перечень — «Нашествие» и иже с ним в Центральной России. А вот Лагутенко проводит другой большой фестиваль V-Rox. Планируете поехать?

Шура Би-2: У нас в апреле запланирован традиционный большой тур по Дальнему Востоку, но на V-Rox приглашения пока не получали.

Лева БИ-2: Но во Владивосток мы приедем.

Шура БИ-2: Мы больше любим сольные концерты, и в этом году сделаем перерыв на «Нашествии», а вот в следующем поедем. На концертах все-таки присутствует личная драматургия.

Вы выходцы из Белоруссии. Буквально вчера я встречался с Корнеем (Владимир Корниенко), который родился на Украине, и у меня возник вопрос: а осталось ли единое музыкальное постсоветское пространство?

Шура Би-2: Да, оно сохранилось. Мы постоянно выступаем в Прибалтике, Белоруссии, Казахстане, впервые за 15 лет у нас в программе появились Баку и Ереван: мы с удивлением узнали, что и там популярны. И в Германии после перерыва оказалось, что мы востребованы, пускай и среди эмигрантов.

Но, судя по последним тенденциям, с годами ваших слушателей на Западе будет все больше. А что бы вы пожелали начинающим музыкантам?

Шура БИ-2: Сейчас проще донести свое творчество: записать песню можно уже на кухонной звукозаписывающей студии, потом выложить на свою страницу, показывать родным и знакомым. Музыки стало в разы больше, в этом огромном пространстве труднее найти что-то интересное, поэтому нельзя отчаиваться, нужно продолжать работать и репетировать.

Несмотря на то что музыки стало очень много, Макс Покровский из «Ногу свело!» уверен, что радиостанции отстали от слушателей лет на 15-20, и это будет комплимент. Вы согласны с таким мнением?

Шура БИ-2: Радиостанции гонятся за рейтингом. В Европе ты можешь поставить интернет-радио Pandora, и тебе предложат сразу 20 радиоканалов. В России такая история тоже помогла бы. Но FM-радиостанции борются за рейтинг…

Лева БИ-2: Они не идут на эксперименты, потому что это рискованно. Сегодня никто не занимается воспитанием хорошего музыкального вкуса, никто не ввязывается в это из-за больших рисков. И телевидение себя загубило на корню, отказавшись от любой просветительской работы. Если показывать Леонтьева 20 лет, то постепенно начнут привыкать, и такой консерватизм губителен.

У Макса Лакмуса сложилось ощущение, что застой на телевидении вызван тем, что никому и ничего там не нужно.

Лева БИ-2: Да, у нас сложилась своеобразная монополия (не будем вдаваться в подробности, чтобы никого не обидеть), и этот застой — результат монополии. Мы советуем выключить телевизор и сами его не смотрим.

Какой вы видите группу «Би-2» через 15 лет?

Шура БИ-2: Поживем — увидим!

Лева БИ-2: Уж не знаю, во что я буду одет…Есть много замечательных примеров того, как можно красиво и благородно стареть на сцене. Когда Маккартни выпускает актуальные и красивые пластинки — можно с оптимизмом смотреть в будущее. Самое главное — продолжать что-то делать. Печально смотреть на музыкантов, которые только ошиваются на сцене и ничего нового не создают, это горький опыт.

Ваш последний альбом удивил многих поклонников, вы по-прежнему радуете экспериментами. А не страшно начинать все заново, с чистого листа?

Шура БИ-2: Эти эксперименты идут на протяжении многих лет, и, думаю, наши поклонники уже привыкли, что от нас всегда стоит ожидать чего-то подобного, а потому никто не испугался.

Лева БИ-2: С нашей стороны это бесконечная погоня за совершенной песней.

И как, охота на синюю птицу еще не закончилась?

Лева БИ-2: Нет, это как стремиться к горизонту.

Культура00:0821 сентября

Сажайте — и вырастет

Кино недели: ужасы тайской зоны, католичества и женской дружбы