Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Мозг гея, жизнь астронавта и звери в натуральную величину

Читаем в марте с Натальей Кочетковой

Иллюстрация: Blue Lantern Studio / Corbis / East News

Чем мозг гея отличается от мозга натурала, а мозг преступника от мозга верующего, рассказали Дик Свааб и Ян Паул Схюттен в книге для подростков «Ты — это твой мозг». Как работал разум Альберта Эйнштейна и что собой представляла его Вселенная, разъяснил Уолтер Айзексон в жизнеописании гениального физика. Почему быт астронавта на земле порой тяжелее, чем в космосе, поведал Крис Хэдфилд. «Животных в натуральную величину», а также «Кости и скелеты» нарисовал Стив Дженкинс.

Стив Дженкинс «Кости и скелеты», «Сравни! Животные в натуральную величину» (изд-во «Манн, Иванов и Фербер»)

Кажется, на тему детской научно-популярной литературы и вообще всякого просветительства авторы и издатели уже сплясали, как могли. И серьезное знание внутрь приключенческого романа запихивали. Еще в конце 1980-х на русский язык перевели повесть американской художницы Кэрол Доннер, специализирующейся на популяризации медицинской литературы, «Тайны анатомии», в которой мальчик, девочка и кот уменьшаются до микроскопических размеров и попадают внутрь человеческого тела. А уж в последние годы даже звезды вроде Стивена Хокинга выпускают детские книжки, чтобы в развлекательной форме рассказать юным читателям об устройстве Вселенной («Джордж и тайны Вселенной»).

И тематические книжки с веселыми (даже чуть провокационными) названиями издавали. Из последних совершенно прекрасны «Крутые факты о яйцах» и «Горячие факты про лед» Лены Шёберг. И даже целые архитектурные сооружения из бумаги проектировали, как например, американцы Роберт Сабуда и Мэтью Рейнхарт, которые даже не художники, а «инженеры-дизайнеры объемных книжных изображений», потому что если кто видел их трехтомник «Энциклопедия древностей», то помнят, что на каждом развороте и даже под каждым клапаном, стоит его раскрыть, встает трехмерная фигура из бумаги.

И все это не считая моря разливанного всяких энциклопедий и прочих Британник. Казалось бы, тема исчерпана. Однако не тут-то было. Еще один американец, художник Стив Дженкинс решил ничего особенного не выдумывать (если не считать, что его картинки — не картинки, а коллажи, но это кого этим сегодня удивишь?), а наоборот, взять буквализмом. «Сравни! Животные в натуральную величину» — так называется одна из его научно-познавательных книг для детей. Много ли животных в натуральную величину влезет на один альбомный разворот? Нет, конечно. Ну карликовая многозубка (мышка длиной 5 см) или карликовый бычок (рыбка меньше сантиметра). С трудом по диагонали поместился гигантский палочник (56 см). Но ведь важно показать масштаб. А значит, глаз гигантского кальмара (диаметр 30 см) или 5 зубов белой акулы (длина каждого — 10 см) вполне дадут ребенку представление о разнообразии размерного ряда представителей земной фауны. И некоторые факты о повадках и среде обитания тут тоже приведены.

Кстати и в книге «Кости и скелеты» Дженкинс не отступает от буквализма и если и изображает чей-то скелет в масштабе, то точно соблюдает пропорции и указывает во сколько раз уменьшена фигура. Скажем, скелет человека, за которым гонится скелет носорога, над которыми летит скелет вороны, изображены в 1/12 натуральной величины.

Дик Свааб и Ян Паул Схюттен «Ты — это твой мозг» («Издательство Ивана Лимбаха»)

Дик Свааб — всемирно известный нейробиолог. 30 лет он возглавлял Нидерландский институт мозга, а теперь руководит группой исследователей в Нидерландском институте нейробиологии. В 2010 году он написал бестселлер «Мы — это наш мозг. От матки до Альцгеймера» (на русском вышел в прошлом году), в котором для широкой аудитории рассказал, что происходит с главным органом человеческого тела от младенчества до старости, как на него влияет родительское поведение, половое созревание, от чего зависит гендерная идентичность, откуда берется религиозность и пр.

Ян Паул Схюттен — известный нидерландский популяризатор науки, автор более тридцати книг для детей о живой природе, истории, питании, искусстве и обладатель почти такого же количества литературных наград.

А вместе они — авторы книги для подростков «Ты — это твой мозг». В основе древний как мир прием, который прекрасно работает и по сей день: платоновский диалог. Юный, неопытный, но смышленый ученик вопрошает умудренного летами и знаниями учителя. В роли учеников — двойняшки Йелле и Йоника. В роли учителя — профессор Дик Свааб собственной персоной. Детям в школе задали подготовить доклад. Они выбрали тему о мозге и теперь просят о помощи у известного ученого.

Слово за слово, профессор вываливает на любопытных и непосредственных школьников ворох информации о работе человеческого мозга, включая такие не последние для подростков темы, как алкогольная, никотиновая, наркотическая и всякие другие зависимости (вроде поедания сладкого или страсти к компьютерным играм). Рассказывает, отчего у подростков портится характер и почему это хорошо. Чем мозг преступника отличает от мозга законопослушного гражданина и так ли это опасно? И да, плохие новости (для некоторых): гомо- и гетеросексуальность, так же как и повышенная религиозность, обусловлены строением мозга. То есть борьба с «пропагандой гомосексуализма» и укрепление «духовных скреп» заранее обречены на провал.

Уолтер Айзексон «Альберт Эйнштейн» (Изд-во Corpus)

Как известно, Альберт Эйнштейн завещал кремировать свое тело после смерти, а прах развеять над рекой Делавэр, что и было проделано его близкими. Впрочем, завещание было исполнено не точно. Потому что производивший вскрытие патологоанатом принстонского госпиталя Томас Харви без разрешения сохранил мозг ученого у себя для дальнейшего изучения. Он держал его в двух стеклянных банках для печенья, время от времени отщипывал кусочки и посылал разным исследователям, привлекшим его внимание. Те и правда нашли некоторые различия между мозгом гения и среднестатистического представителя человеческого рода. Вроде как области мозга Эйнштейна, ответственные за речевую деятельность, оказались несколько меньше нормы (известно, что Эйнштейн прежде чем сказать что-то вслух, проговаривал фразу про себя), зато области, отвечающие за аналитическое мышление, как раз увеличены («Я очень редко думаю словами. Сначала мне приходит мысль, а уже потом я могу попытаться ее выразить», – признавался ученый). Также нейробиологи обратили внимание на большое число нейроглиальных клеток.

Историю посмертных приключений мозга гениального физика Уолтер Айзексон, разумеется, пересказывает, поэтому его книга, в том числе и про мозг или шире — про разум и способ мышления. Но лишь отчасти. Потому что все-таки Айзексон — журналист до мозга костей. Он был президентом CNN и возглавлял журнал Time. Он человек, чьей профессией на протяжении многих лет было рассказывать истории. И заделавшись биографом, он продолжил мыслить как журналист. О ком бы он ни писал (по-русски можно прочесть его биографию Бенджамина Франклина и Стива Джобса, который незадолго до смерти именно Айзексону доверил писать книгу о себе), в каждом своем герое он искал пружину, которая будет двигать повествование от начала к финалу. И в случае с Эйнштейном такая пружина — бунтарство, нонконформизм, независимость. И эта идея свободы мысли, духа и ничем не ограниченных проявлений индивидуальности красной нитью проходит через всю обширную подробную биографию Альберта Эйнштейна.

Крис Хэдфилд «Руководство астронавта по жизни на земле» (Изд-во «Альпина нон-фикшн»)

Крис Хэдфилд — один из девяти существующих в природе канадских космонавтов, единственный из соотечественников, кто выходил в открытый космос, автор популярных видеороликов о том, как есть, пить, спать, чистить зубы, стричься и производить другие привычные в быту действия в условиях невесомости, а также единственный канадец, назначенный командиром экипажа Международной космической станции (летал вместе с нашим Романом Романенко).

Учитывая подзаголовок книги «Чему научили меня 4000 часов на орбите», логично было бы предположить, что книга представляет собой расширенную версию интернет-роликов. Однако искусству стряхивать пот так, чтобы капли не разбивались о лоб соседа по спортзалу, и насухо вытирать за собой воронку мочеприемника (или как там называется эта штука, при помощи которой астронавты справляют малую нужду) отведено не так уж много страниц.
Вообще, надо сказать, Хэдфилд далеко не краснобай. Если откинуть довольно скупые биографические сведения (родился в многодетной семье, учился сначала не очень, а потом захотел стать космонавтом и тогда стал стараться, женился на девушке, умной и деятельной красавице, стал отцом троих детей...) и чуть-чуть околокосмических баек, которые Хэдфилд совсем не умеет рассказывать смешно, останется не так много. Видно, что большую часть сознательной жизни астронавт потратил на то, чтобы запихнуть в себя как можно больше информации и довести до автоматизма разнообразные жизненно важные навыки. И вот это, пожалуй, самое интересное. Например, оказывается, огромное количество времени на земле космонавты тратят на то, чтобы отработать расчет опасности той или иной неисправности на корабле и ее устранению. Потому что от этого буквально зависит их жизнь и жизнь оборудования, стоящего астрономических денег. Тренинг, посвященный гибели члена экипажа, в котором также приглашают принять участие ближайших родственников — и вовсе чтение не для слабонервных. Так что 4000 часов на орбите начинают казаться невинным променадом по сравнения с тем, чем астронавты обычно заняты на земле.

Культура00:0521 октября

Непростые движения

Крамп, би-боинг и пластичность змеи: что происходит с уличными танцами в России и мире