В Греции ничего нет

Балканская страна пытается найти источники пополнения бюджета для спасения от дефолта

Фото: Yannis Behrakis / Reuters

Некоторое затишье в ситуации вокруг Греции, в начале этого года оказавшейся на грани выхода из еврозоны, закончилось. Едва прошел месяц после достижения договоренностей о продлении программы помощи, как Афины и их кредиторы вновь оказались в тупике. Денег у Греции становится все меньше. И правительство, чтобы обеспечить текущие расходы, уже вынуждено запускать руку в фонд медицинского страхования.

20 февраля представители Греции и Евросоюза смогли наконец договориться о дальнейшей поддержке Греции. Хотя казалось, что срыв переговоров неизбежен, — уж слишком много агрессивной риторики позволяли себе обе стороны. В соглашении греков удалось серьезно «прогнуть». Во-первых, оно предусматривало продление текущей программы на четыре месяца, тогда как Афины хотели начать все сначала. Во-вторых, требование убрать «тройку» (МВФ, Еврокомиссия, ЕЦБ) надзирателей за финансовой дисциплиной Греции удовлетворили лишь формально, — название «тройка» изменили на «институты». В-третьих, глава правительства Греции Алексис Ципрас был вынужден отказаться от своих надежд списать часть долга страны и приостановить приватизацию.

В то же время на некоторые уступки ЕС пошел. В частности, правительство Греции получило право самостоятельно определять, какие реформы осуществлять немедленно, а какие отложить на потом. Кроме того, никаких дополнительных мер экономии власти страны в этом году предпринимать не обязаны. Так что греки получили чуть больше пространства для маневра, чем раньше.

Тем не менее, это соглашение — не более чем отсрочка реальных взаимных действий до лучших времен. И действительно, отношения между сторонами быстро ухудшались. Афины тормозили работу «институтов», препятствуя им в изучении основных финансовых документов страны. И утверждали при этом, что иностранные наблюдатели выходят за рамки своих обязанностей: не просто докладывают в Брюссель факты, но и напрямую вмешиваются в политику.

Правящая коалиция между тем приняла пока лишь один значимый закон в экономической сфере. Да и он направлен не столько на экономию средств, сколько на увеличение их расходов. Речь идет о субсидиях для бедных на электроэнергию и карточки на еду общим объемом 200 миллионов евро. Правительство пообещало, что эти расходы компенсируются сокращением других издержек. Но разговор об экономии вновь ведется исключительно в будущем времени. Такой подход не может не огорчать представителей Брюсселя. «Меня все это продолжает беспокоить. Я не в восторге от прогресса, достигнутого [на переговорах] в последние несколько дней», — заявил председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер.

Потом случилось совсем удивительное: Греция вспомнила о компенсациях за немецкую оккупацию времен Второй мировой. Дело в последнее время обычное, но на сей раз это произошло прямо на встрече Ципраса с Ангелой Меркель 23 марта. Канцлер Германии жестко ответила, что «с точки зрения правительства Германии вопрос о репарациях закрыт». При таком настрое понятно, почему сторонам договориться ни о чем так и не удалось.

По сути все это означает, что Греции до дефолта осталось несколько недель. Деньги на срочное рефинансирование можно взять только у переименованной «тройки». Но она в ситуации текущего разброда и шатания помогать не торопится. До середины апреля Афинам нужно 7,2 миллиарда евро. Причем лучше получить их раньше, чем позже. Но для этого опять же необходим консенсус всех членов валютного союза, которые единство в вопросе финансирования Греции поддерживают скрепя сердце.

Вместо помощи грекам пока что предлагают лишь дополнительные ограничения. 24 марта, сразу после полускандальной встречи Меркель и Ципраса, ЕЦБ запретил греческим банкам покупать обязательства страны. Таким образом регулятор пытается воспрепятствовать росту внутреннего долга страны. Но, фактически, теперь лишает ее каких-либо средств к существованию.

При отсутствии внешнего рефинансирования остается скрести по сусекам. В последние недели Афины изыскивали средства в виде займов у госпредприятий и организаций, располагающих свободными капиталами. 25 марта власти нашли новый способ добыть денег: забрали 50 миллионов евро из государственного фонда медицинского страхования. Кроме того, 150 миллионов евро бюджет задержал из средств, полагающихся на приобретение расходных материалов для больниц. А 300 миллионов евро, выделенные Еврокомиссией на субсидии фермерам, пошли на зарплаты социальным служащим.

Правительство Алексиса Ципраса оказалось практически в роли Гудини, жонглирующего несколькими шарами на краю Ниагарского водопада. Но если в апреле Евросоюз откажет в выделении стране экстренной помощи, никакая ловкость рук от дефолта не спасет. И в Афинах это прекрасно понимают, стараясь лишь выиграть время.

Понимают и сторонние наблюдатели (наиболее умные инвесторы вышли из греческих долгов еще в начале кризиса, другим пришлось пройти через реструктуризацию 2012 года и потерять половину вложенного). Вновь делаются прогнозы вероятности выхода Греции из зоны евро, — это автоматически произойдет в случае дефолта.

Так, на этой неделе инвестор-миллиардер Джордж Сорос заявил, что сейчас Греция проигрывает в любом случае, и лучшее, что ей остается — удерживать текущий шаткий статус-кво как можно дольше. Шансы на то, что страна покинет еврозону, он считает равными 50 процентам. Сорос отметил, что в Греции «все не так» шло изначально, причем виноваты в этом все стороны в равной степени.

В подобном духе высказался и министр финансов Великобритании Джордж Осборн. По его словам, риски выхода Греции из зоны евро растут на глазах. И это вызвано, в первую очередь, хронической неспособностью участников переговорного процесса договориться. Осборн полагает, что на самом деле такого исхода никто не желает, но это вполне может произойти из-за неверной оценки обстановки.

Выход Греции из еврозоны, безусловно, нанесет существенный удар по евро. Впрочем, для некоторых европейских государств, в частности, Германии, это может оказаться даже благом (с учетом нынешних сравнительно низких цен на энергоносители). Что касается России, то прямым образом эти пертурбации радикально на нас не повлияют. Санкции существенно уменьшили объемы заимствований российских компаний на европейском рынке. Что касается спроса Европы на российские товары, то в связи с преобладанием среди них сырья со сравнительно неэластичным спросом, существенных изменений не ожидается и здесь. В дальней перспективе влияние может быть куда более существенным, но пока об этом говорить рано.

Консалтинговая компания Eurasia Group, известная довольно точной оценкой разнообразных рисков, сейчас дает 30 процентов вероятности, что Греция прекратит отношения с евро. К слову, в начале года этот показатель составлял 20 процентов. Что говорит о неверии аналитиков в обещания и постоянные попытки выиграть время, предпринимаемые обеими сторонами. Решение о выходе или исключении Греции станет судьбоносным и серьезно повлияет на будущее Евросоюза и единой валюты. Брать на себя такую ответственность никто не хочет, даже если и не видит никаких перспектив во взаимоотношениях Афин и евро. Следовательно, в ближайшее время бессмысленное и бесполезное перетягивание каната продолжится.

подписатьсяОбсудить
Военнослужащие армии КазахстанаПрофилактика хаоса
Каковы цели российского военного планирования в Центральной Азии
Скованные беспроводной цепью
Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом
Отборные кадры
Как в России подыскивают присяжных для суда
Все очень плохо
Почему новая холодная война опаснее старой
Скука, тестостерон и дешевый бензин
В чем смысл «арабского дрифта» и зачем его легализовали
Я вас не слышу
Чего не хватает новому Chevrolet Camaro: первый тест
Не отпускать и не сдаваться
Что происходило на одном из самых сумасшедших Гран-при сезона
Северный олень
Сохранил ли новый Mitsubishi Pajero Sport свою суровость и страшно ли на нем заезжать в глушь
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон