Последствия «арабской весны»

Что ждет Ближний Восток в 2015 году

Фото: Xinhua / Hamza Turkia / East News

Регион Ближнего Востока и Северной Африки переживает последствия «арабского пробуждения». Основные — разрушенная государственность Ливии, неурегулированный сирийский конфликт и набирающая обороты война в Йемене. Косвенным следствием «пробуждения» стало появление «Исламского государства» (ИГ), которое в очередной раз поставило под вопрос целостность Ирака и внесло важные изменения в ход развития сирийского конфликта. Что ждет регион в 2015 году — читайте в новой главе прогноза «Международные угрозы — 2015», подготовленного для «Ленты.ру» агентством «Внешняя политика».

По состоянию на начало 2015 года нет оснований полагать, что военно-политический кризис и кризис власти в Ливии в скором времени будут преодолены. Формально в стране существует два центра власти в лице исламистского Всеобщего национального конгресса (ВНК) в Триполи и антиисламистского фронта, состоящего из признанного на международном уровне правительства Абдаллы ат-Тани в Тобруке и Национальной армии генерала Халифы Хафтара. Оба «центра силы» контролируют примерно равные части территории государства. При этом сами они внутренне не монолитны. Деятельность запущенной в сентябре 2014 года миссии ООН в Ливии, по-видимому, продолжится, однако едва ли поспособствует урегулированию кризиса, поскольку к переговорам не приглашены исламисты. В этих условиях ситуация в стране в 2015 году вряд ли стабилизируется.

В Египте прослеживается тенденция к преодолению социально-политической напряженности. На весну 2015 года намечены парламентские выборы и вынесение решения по судебному процессу над сверженным исламистским президентом Мухаммедом Мурси. Основные задачи, которые президент ас-Сиси должен решить, чтобы разрядить обстановку в стране, — выведение экономики из кризиса и решение проблемы с исламистами («Братьями-мусульманами» и экстремистами на Синае). В 2015 году следует ожидать от Каира курса на вовлечение в политический процесс египетских «либералов», осторожной политики в отношении «Братьев-мусульман» и активизации отношений с западными странами-инвесторами. Стабилизации Синая, несмотря на принимаемые военные меры, в текущем году не предвидится.

Сирийский кризис вступил в новую фазу. Военно-политическое противостояние развивается на трех фронтах: между различными группировками оппозиции, между Дамаском и оппозицией и между Дамаском и ИГ. Можно ожидать, что часть вооруженной сирийской оппозиции присоединится к рядам боевиков «Исламского государства». Международные усилия по налаживанию диалога между представителями режима и оппозиции вновь не дадут результата. Основной осью внутрисирийского конфликта в 2015 году станет борьба сил Башара Асада и его внешних союзников против ИГ.

Позиции «Исламского государства» в 2015 году останутся сильными. Боевики контролируют около трети территорий Ирака и Сирии, выстраивая эффективную систему управления и заручившись поддержкой шейхов местных племен. Международное вмешательство не способствует решению проблемы. Усилий режима Асада и его региональных союзников недостаточно для победы над экстремистами, а Багдад до сих пор не может противопоставить халифату сильную национальную армию. От планов США по созданию тренировочных лагерей подготовки военных кадров для борьбы с ИГ в 2015 году также не следует ожидать слишком многого.

Препятствует успеху противостояния боевикам и позиция Анкары, которая продолжает в своих внутриполитических целях использовать ближневосточную повестку дня: ИГ, «Братья-мусульмане», палестино-израильский конфликт, курдский вопрос. Новоизбранный президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сохранит внешнеполитический курс времен своего премьерства. Его основные компоненты — ориентация на лидерство в арабском регионе с опорой на сеть «Братьев-мусульман», антиизраильскую риторику, выстраивание гибких альянсов с региональными силами, продвижение интересов турецкого бизнеса, а также ведение «переговоров ради переговоров» о вступлении в ЕС и реализация интеграционных проектов в тюркских странах постсоветского пространства. Следует ожидать ужесточения выпадов в адрес Запада и активизации контактов, особенно экономических, с Россией.

Непростым станет 2015 год для Саудовской Аравии с учетом кризиса в Йемене и обострения ситуации в Бахрейне, — оба фактора связаны с активностью шиитов, главной угрозой безопасности для Эр-Рияда. Опасения саудовского руководства вызывает и наметившаяся нормализация отношений между Западом и Ираном. И хотя заключение окончательного соглашения по иранской ядерной программе под вопросом, а срок его отодвинут на конец июня 2015 года, продолжение этого процесса может со временем обострить противоречия внутри королевской семьи. Возможны новые саудовские инициативы по углублению интеграции в рамках Совета сотрудничества стран Залива, особенно в военной сфере.

Противостояние ИГ остается проблемой номер один в региональной повестке дня. На этом фоне кризисы в Ливии и саудовском приграничье будут усугубляться, а потерпевшие политическое поражение в ряде стран Ближнего Востока «Братья-мусульмане» останутся важным фактором местных политических процессов.

подписатьсяОбсудить
Есть контакт
Главный российский радиотелескоп поймал инопланетный сигнал
Наперегонки
Найдено объяснение механизмам смерти и старения
Ошибочка вышла
Как роковая ошибка лишала людей с опухолью мозга надежды на протяжении полувека
Большой прыжок
Самые крутые прыжки на машинах. И рядом с ними
Скука, тестостерон и дешевый бензин
В чем смысл «арабского дрифта» и зачем его легализовали
Я вас не слышу
Чего не хватает новому Chevrolet Camaro: первый тест
Не отпускать и не сдаваться
Что происходило на одном из самых сумасшедших Гран-при сезона
Дно Олимпиады
Проблемы Рио похлеще допингов и переломов
«Я не позволяла себе ничего, каждая копейка уходила на кредит»
Рассказ россиянки, купившей не одну квартиру при зарплате в 40 тысяч рублей
Камерная дача
10 фактов о доме в Форосе, ставшем тюрьмой для Горбачева
До чего докатились
Как выглядят лица людей, съехавших с небоскреба
Бабушкино наследство
Вся недвижимость кандидата в президенты США Хиллари Клинтон